Фото: danilovcy.ru

О том, кто и как в России готов взращивать ростки волонтерства и готов ли вообще, рассуждает руководитель добровольческого движения «Даниловцы».

О волонтерстве сегодня слышали все. Две мощнейшие рекламные кампании с разных сторон охватили Россию, два потока событий и плановых мероприятий привлекли немало молодежи (и немного пожилых людей). Год добровольца (волонтера) и Чемпионат мира по футболу сделали свое дело: поле вспахано и семена вброшены.

Но это не совсем результат. Всходы и плоды – дело не одного года. Стоит набраться терпения и посмотреть, насколько качественно окультурили почву, какие семена засеяли, в подходящее ли время? Да и за посевами обязательно надо ухаживать. Ни один фермер не бросит свое поле и не уедет отдыхать на юг, пока не соберет урожай и не подготовит все необходимое к новому сезону.

«Рабочая сила» есть. Что дальше?

Можно сказать о результатах Года добровольца и на языке менеджмента. Людей проинформировали и многих промотивировали. «Рабочей силе» объяснили, что она теперь именно рабочая сила и может (а может и должна) сделать что-то полезное и доброе. Тем же, кому эта «рабочая сила» нужна, то есть «заказчикам» – будь то одинокие пенсионеры, или директора интернатов, или чиновники, желающие сэкономить, дали надежду, а может желаемое выдали за действительное, что рабочая сила есть и она придет. Только вот чего-то тут не хватает…

Главный вопрос по итогам Года добровольца для меня таков: а готовы ли рабочие места для волонтеров и обеспечены ли они? Понятно, что на бумаге и в отчетах все очень красиво. Но в жизни все иначе.

От того, что в одном месте есть рабочая сила, а в другом – ждущие таковой, ничего не произойдет. Если кто-то решит просто подтолкнуть сзади «рабочую силу» в сторону «заказчиков» – это ни о чем. Ну попробуйте подтолкнуть рассыпанные на столе металлические шарики так, чтобы они аккуратно, группами раскатились в нужные вам углы стола, да еще и в нужном количестве? Не получится. Почему же это должно получиться с людьми? Наличие некоего «облака» выбранных людей не является гарантом того, что оно поплывет в нужное русло. Оно вообще может никуда не поплыть.

"Даниловцы"
Фото: «Даниловцы»

Потенциальный волонтер — это любой человек, все граждане. Рабочие руки есть везде. Зачем же тратить силы на то, чтобы изначально ограничивать этот ресурс и заблаговременно выбирать и сегментировать кандидатов? Создавать некие сообщества, упорядоченные массы «рабочих рук»? Например, опросив пожилых людей в районе или студентов в колледже «что хотите делать доброго?» и, получив ответы, порадоваться: мол, вот вам и волонтеры, они же изъявили готовность помогать. Но не стоит совершать такую ошибку.

Как эффективно распорядиться «рабочей силой»?

Волонтерство впрок накопить нельзя, оно не бывает «второй свежести». Оно живет реальными делами и выстраивается от создания и организации притягательных рабочих мест. Рабочие места для волонтеров могут быть обеспечены не наличием чего-то, а лишь правильным партнерским сознанием «заказчиков» и действенными эффективными технологиями со стороны организаторов волонтерства.

Кто-то должен приложить усилия, раскинуть мозгами, вложить ресурсы, потратить время, чтобы так организовать рабочие места, чтобы они стали понятными, привлекательными, комфортными, дающими возможность для посильных, результативных действий. Чтобы они стали притягивать «рабочую силу». Слышите? Притягивать! Как магниты.

Но и этого мало. Надо же эту силу удержать… Хотя, нет. Не так. Надо эту «рабочую силу» сопровождать, поддерживать так, чтобы она смогла достигнуть результата, увидеть его, понять его и соотнести со своими желаниями и мечтами.

"Даниловцы"
Фото: «Даниловцы»

А теперь скажите мне, я всю картину не знаю. Были ли в Год добровольца предприняты попытки по изменению сознания «заказчиков»? Какие конкретно?

Что сделано, чтобы потребительское, рабовладельческое, скупердяйское отношение к волонтерам стало меняться на партнерское? Чтобы директор каждой больницы понял, что волонтеры – не инопланетяне, не дроиды, а такие же люди, как он сам? Такие же! У них тоже работа, тоже ответственность, тоже семьи, дети, родители, кино, шашлыки и пр.

И второе. Были ли предприняты попытки по описанию и тиражированию технологий по созданию рабочих мест, по «притягиванию» и сопровождению волонтеров?

Так как же подвести итоги Года добровольца?

Вот вам и ясные KPI Года добровольца. Во-первых, выложите все учебные пособия этого года на стол. Думаю, одного стола хватит. И пусть кто-нибудь неравнодушный, но несведущий в волонтерстве, пролистает и скажет: понял ли он логику и механизмы? Сможет ли взять и сделать? Если да, тогда отлично, год удался!

Во-вторых, запустите анкету среди директоров больниц и интернатов и чиновников. И спросите (не в лоб, конечно): зачем вам волонтеры, какие требования к ним вы готовы предъявить, что значит «организовать труд волонтеров»? Если ответ будет, что никаких требований, кроме искреннего желания, ответственности и готовности учиться нет, значит, сознание людей изменилось. Волонтерству быть. Если ответ будет про справки, анализы, умения копать и красить – значит, ничего не произошло. У волонтерства – дохлое будущее.

Всего два показателя. И все станет ясно. Попробует кто-нибудь так оценить результаты? Или – страшно?

Подписывайтесь на канал АСИ в Яндекс.Дзен.

Дорогие читатели, коллеги, друзья АСИ.

Нам очень важна ваша поддержка. Вместе мы сможем сделать новости лучше и интереснее.

Рекомендуем