Основатель проекта Goody Иван Костров. Фото предоставлено героем публикации

Основатель сервиса Goody Иван Костров рассказал Агентству социальной информации о своих впечатлениях о работе с некоммерческими организациями, о том, зачем НКО пользоваться виджетом для пожертвований, и о месте IT-бизнеса в сфере социального предпринимательства.

Бесплатный виджет для сбора пожертвований в адрес НКО Иван Костров создал в рамках работы над приложением взаимопомощи Goody, где каждый может попросить помощь у людей поблизости.

Как возникла идея создания виджета?

Я начал его делать в 2017 году, когда собрал команду единомышленников, но мы продолжаем работу над ним и сейчас. Наш виджет – это шаг к знакомству с некоммерческим сектором, который, на мой взгляд, является системным проводником между человеком, нуждающимся в помощи, и организациями, способными ее оказать. Мы сделали виджет заметным и очень простым, чтобы путь жертвователя от желания до действия занимал всего три клика, а его установка на сайт НКО — пять минут.

Сегодня виджет используют уже 60 организаций, и нам очень приятно, что среди них много маленьких и амбициозных фондов и АНО.

Мы буквально стали для них единственным простым решением, мы знаем каждого руководителя, взаимодействуем с ним. Для каких-то НКО наш виджет – это основной способ приема пожертвований, для крупных фондов – дополнительный инструмент. Он заметен и эффективен там, где кнопка «Пожертвовать» находится вне поля зрения посетителей сайта НКО, потому что висит на любой странице сайта.

Первый платеж виджет принял в ноябре 2017 года, а уже в марте этого года мы радовались первым 100 тысячам рублей, собранных в адрес НКО. В октябре, когда нам было меньше года, Goody помог собрать нашим НКО уже миллион рублей. Сейчас цифра общих пожертвований, перечисленных с помощью виджета, превышает 5 миллионов рублей.

Как проект зарабатывает?

Виджет Goody – это IT-решение и клиентский сервис, которые существуют на мощностях платежной системы. Мы зарабатываем на проценте от пожертвований. Системой удерживается сумма в 3%, из которых наш доход «грязными» составляет половину, то есть 1,5% от общего платежа. Недавно наш доход снизился с 1,5% до 1%. Это вызвано определенными изменениями в финансовом секторе. Хоть мы стали «зарабатывать» меньше на треть, но процент для НКО не повысили, он так и остался 3%. Прибыльным же наш виджет будет тогда, когда через него будет проходить примерно 50 миллионов рублей в месяц. Сейчас эта цифра в 50 раз меньше, но надо понимать, что не так давно она была меньше в 500 раз.

Как это работает, что получают организации, которые начинают сотрудничать с вами?

Виджет – это пульсирующий оранжевый смайлик, который закрепляется в нижнем правом углу сайта организации и следует за пользователем. Так он всегда на виду, в отличие от форм и кнопок пожертвования.

Смайлик сообщением оповещает посетителя сайта о том, что тут он может помочь НКО деньгами. При клике виджет раскрывается в простую форму с тремя вариантами сумм пожертвования на выбор и возможностью ввести свою. При совершении платежа пользователь переходит на страницу банка, где безопасно вводит номер своей карты и совершает платеж.

Виджет оптимизирован для работы с мобильного телефона и принимает средства со всего мира с карт VISA, MasterCard и Мир. А у НКО появляется личный кабинет для отслеживания поступлений и доступ к данным доноров для последующего взаимодействия с ними.

Как вы намерены развивать проект?

В наших планах — реализация QR-пожертвований для использования офлайн. Например, в зоне проведения мероприятий, на ящиках сбора денег или в помещениях в виде плакатов. Мы уже анонсировали эту возможность в июне, но не все банки были готовы к нашим амбициям. Сейчас дела обстоят значительно лучше, и скоро мы сможем провести тестирование такой возможности предоставления нашим НКО полноценного решения, которое они ждут. В ближайших планах также — открытие Apple Pay, Android Pay для удобных транзакций с мобильного телефона и компьютера без ввода данных карты вручную. Еще мы тестируем и другие форматы, но о них говорить пока рано.

Что дало вам участие в акселерационной программе социальных стартапов?

Изначально проект развивался только по моей инициативе. Все некоммерческие организации, которые были подключены к этому инструменту для удобного приема пожертвований, были подключены лично мной, и нужно было продвинуть продажи, если так можно сказать по отношению к нашему бизнесу. У акселератора были короткие рамки для тестирования гипотез, удалось попробовать различные рекламные каналы. По итогам программы мы поняли, что ни использование Facebook или «ВКонтакте», ни таргетированная реклама не принесет нам результата, хотя как маркетолог я делал на это ставку. Но оказалось, что некоммерческий сектор довольно узкий, и здесь все упирается в личные продажи и твой авторитет. Делать качественный продукт и продавать его лично гораздо эффективнее, чем тратить деньги на рекламу. Акселератор послужил хорошим толчком для того, чтобы понять, какие возможности есть у этого проекта.

То есть, один из выводов по итогам работы в программе акселерации заключается в том, что в некоммерческом секторе такие истории эффективнее всего работают как «сарафанное» радио?

Да, все так.

Вы говорите, что виджет – это только часть большого проекта. Чем Goody станет в дальнейшем?

То, что вы видите как виджет, это лишь часть того, что мы хотим сделать для некоммерческого сектора. Виджет – это про материальную помощь. А нам хочется прийти к помощи нематериальной. В перспективе Goody станет сообществом взаимопомощи, где люди будут помогать друг другу по мере необходимости. Смысл в том, что если у вас что-то случилось, например, сел аккумулятор в автомобиле, вы сможете взять телефон и отправить запрос в Goody. Пользователи, которые указали, что у них есть автомобиль и они готовы помогать, получат оповещение, приедут и окажут помощь. Или вы видите брошенную кошку на улице, но не можете по какой-либо причине помочь ей самостоятельно. Вы сообщаете о животном в Goody, и ваше сообщение получают люди, которые заявили о готовности помогать в таких ситуациях.

Что касается взаимодействия с некоммерческими организациями, то сейчас виджет как инструмент коммуникации работает на уровне финансовой помощи, но вскоре добавится и возможность помочь делом. Таким образом, мы вовлекаем доноров в двухстороннюю коммуникацию.

Ты не просто отдал деньги и не понял, куда они делись. Ты сможешь приехать, помочь, познакомиться с фондом и, возможно, продолжишь взаимодействовать с ним на постоянной основе. Наши исследования показали, что есть люди, которые готовы помогать только деньгами. И в этом нет ничего зазорного. А есть люди, которые хотят помогать руками, потому что или не понимают, куда уходят их деньги, или помогать лично им нравится, они считают такой вклад более значимым.

Виджет Goody

В чем ваша личная мотивация реализовывать подобный проект взаимопомощи?

Я подумал, что было бы круто делать людей чуточку добрее и при этом оценивать их взаимодействие, привлекать партнеров, государство и бизнес для того, чтобы выращивать социальный капитал. Можно хвастаться тем, сколько ты зарабатываешь, но как узнать, что ты хороший человек? Почему мы не знаем ничего об этих людях, а слышим только о тех, кто много зарабатывает?

Зарабатывать деньги – это вопрос системности, тут особого ума не нужно. А быть хорошим человеком – это ценнее для общества, на мой взгляд. Я хочу жить в обществе, где люди взаимодействуют друг с другом, где есть место добру.

В обществе, где мы можем оценить хороших людей и сделать их поступки примером для других. Ведь мы, как дети, подстраиваемся под мир вокруг нас. Так пусть в нашем мире добро будет заразительно, станет мотивом всех начинаний.

Как прошло ваше знакомство с реалиями некоммерческого сектора, какие выводы вы сделали о работе НКО?

Это непростой сектор. Я вижу, что в нем работают сильные люди, которые зачастую пришли сюда, лично столкнувшись с какими-то проблемами и желая решать их системно. При этом в секторе есть некая закостенелость, есть своя тусовка, в которую очень сложно попасть. Наша команда в основном состоит их программистов, и с некоммерческими организациями взаимодействую я. Я и руководитель, и маркетолог, и менеджер по «продажам», за мной все переговоры. Я – гарант стабильной работы системы для каждой НКО.

Первое время было сложно пробиться в сектор, заручиться поддержкой. Но когда спустя полгода меня пригласили в жюри «Душевного базара», я понял, что все это было не зря, нас заметили, признали, я свой.

С каждым месяцем НКО все больше понимают ценность виджета Goody. Это мы видим по ежемесячному росту заявок на установку. У нашего проекта появилась маленькая и сильная армия адвокатов бренда, которая при случае заступится, посоветует коллегам и честно скажет, что Goody – это хорошо. Это, конечно, очень приятно. В трудные времена эта поддержка была нужна как воздух, так как Goody изначально не стартовал как бизнес. Если бы мы создавали проект для заработка, встали бы в один ряд с платежными системами, продавая услуги интернет-платежей бизнесу. Но, что примечательно, именно в процессе работы с третьим сектором я осознал, насколько важно делать Goody как устойчивый самоокупаемый проект. Хотя бы для того, чтобы иметь возможность быстрее реализовывать все амбиции и, конечно, взять нашу чудесную команду в штат.

В какой поддержке вы нуждаетесь как социальное предприятие?

С виджетом все понятно, тут мы справляемся сами. Хотя информационная поддержка очень кстати. А вот со своим основным проектом взаимопомощи Goody мы нуждаемся в поддержке институтов власти (административные и муниципальные ресурсы), в финансовой поддержке, так как делаем все на свои средства. Но в рамках существующих и реализуемых государством программ не очень понятно, кто, например, мы. Социальные ли предприниматели? В начале своего пути мы пробовали обращаться за поддержкой в разные фонды с проектом взаимопомощи. Но для IT-фондов, таких как Фонд развития интернет-инициатив, мы не подходим, так как монетизация трудно прогнозируется, им нужна конкретная измеримая прибыль, а мы вроде как про добро, взаимодействие и социальный капитал. А фонды социальной направленности уделяют внимание показателям проекта от его деятельности «на местах». Например, мы оказали столько-то социальных услуг или трудоустроили столько-то граждан из социально незащищенной группы населения. Потому мы довольно быстро бросили затею искать поддержку материальную и начали делать все сами. Да, так медленнее идет разработка и внедрение, зато мы тратим время на дела.

К вопросу о социальности бизнеса. В целом я считаю, что любой бизнес должен создаваться с ориентиром на создание благ, конечным потребителем которых являются люди, а не только для обогащения основателя. Мы видим, что где-то чего-то не хватает, что тут мы можем сделать что-то лучше, создаем продукт или услугу, которые принесут пользу и доход. Моя точка зрения – бизнес не может быть не социальным. Если ты делаешь что-то и это не приносит пользу, то зачем тогда ты это делаешь? Если просто для того, чтобы зарабатывать деньги, то мне это не очень интересно. Любой бизнес сейчас должен начинаться с вопроса «а что мы можем сделать лучше, что изменить, что привнести?»

Я думаю, что сегодня необходимо понять, как IT может стать частью сферы социального предпринимательства. То, что сегодня определяют как социальное предпринимательство, далеко от мира IT.

Особенно от продуктов, созданных для сектора, которые несут системные изменения, а не просто решают маленькие проблемы, трудоустраивая единицы из незащищенных групп населения.

Подписывайтесь на канал АСИ в Яндекс.Дзен.

Читать еще

Дорогие читатели, коллеги, друзья АСИ.

Нам очень важна ваша поддержка. Вместе мы сможем сделать новости лучше и интереснее.

Рекомендуем

Навигация в темноте

Как социальные предприниматели в Воронеже создают тактильные системы для незрячих.

Родной бизнес

Как мама особенного ребенка построила сеть клиник реабилитации в Подмосковье и на Сахалине.