Фото: facebook.com/belanovskyy

Кому развивать волонтерство в России — государству или обществу? Рассуждает руководитель добровольческого движения «Даниловцы».

Кейс первый

В одном городе есть отделение крупного всероссийского молодежного движения, связанного с волонтерством. Я бы и не узнал о таком, если бы на одном из семинаров не пришлось отвечать на вопрос от двух студенток: «Как нам попасть в больницу к детям? У нас полный запрет. Наша молодежь готова и хочет навещать детей». Одна из девушек возглавляет городское отделение той самой общероссийской организации. Я и предложил ей от имени организации написать письмо в министерство и, заручившись поддержкой руководства в Москве, добиться допуска волонтеров. Девушка сказала, что это невозможно, потому что она только устно числится руководителем, а вся связь организации с Москвой состоит в том, что они отсылают отчеты об акциях и дважды в год их приглашают на форумы.

В чем главный вопрос?

Зачем самому государству быть организатором волонтерства? Какова цель развития волонтерства в России? Я говорю о «государственной задаче» — о том, что она поставлена и под нее определены ресурсы. К чему все эти «волонтерские центры», спущенные поручения по линии министерств и ведомств, всероссийские движения, множественная суета органов власти? Чего они хотят в результате? И какое место тут определено общественным организациям?

Кейс второй

В одном областном центре (область немаленькая — более 2,5 миллиона человек) по линии департамента молодежной политики создана структура «волонтерский центр». В ней — «два с половиной сотрудника». Бюджет на заканчивающийся Год добровольца — 300 тысяч рублей! Бюджет на следующий год – чуть более миллиона. Параллельно волонтерством занимаются вузы и некоторые НКО, но перед ними не стоит задачи «оволонтерить» всю область.

Для сравнения: добровольческому движению «Даниловцы» необходимо более 4 миллионов рублей для организации стабильной ответственной работы в социальной сфере в 20 учреждениях, для помощи 4500 подопечным. Бюджеты у известных мне серьезных волонтерских НКО в пересчете на конкретные волонтерские проекты примерно такие же, как и у нас.

Презентация книги «Социальное волонтерство под ключ». Фото: «Даниловцы»

Что такое государственное волонтерство?

Я вижу два магистральных направления волонтерства в нашей стране – «воспитательное» и «ради результата». Первое развивает государство, второе — общественники.

Государству важно воспитание молодежи (есть такая гипотеза, что труд на благо государства и общества воспитывает), или занятость молодых (чтоб на глупости было меньше времени), или занятость пожилых (чтобы при отсутствии работы чувствовали себя занятыми).

То есть первичен сам процесс. Важно делать, но не так важно, что делать. Часто для доказательства пользы волонтерства приводится такая реплика: если подросток сам убрал в парке мусор, разве он сможет бросить мусор или обидеть кого-то?

Воспитательное волонтерство приносит свои плоды, но продуктивен ли сам волонтерский труд? По факту да: заборы покрашены, мусор убран, спектакль в доме престарелых показан. Но значимы ли эти результаты и насколько они конкурентоспособны? При воспитательном виде волонтерства важно количество волонтеров — это некий показатель. Считается, что чем большее количество людей стали трудиться бесплатно, тем больше «перевоспитались». Проверить это невозможно, к сожалению.

Свобода воли волонтера при таком воспитательном подходе может игнорироваться, ибо педагогика в подавляющем большинстве своих вариаций так или иначе работает с позиции «сверху». Как ответственность может существовать без свободы? Какова та реальная мера ответственности, которую волонтеры берут за свою страну, за город, за жизнь ближних? Именно в свободе, в личном желании, в возможности реализовать свою добрую мечту вся сила волонтерства!

Кейс третий

Мы с коллегами придумали упражнение для организаторов волонтерства. Разделяем аудиторию на две группы. Первую просим записать по одной проблеме, которая, по их мнению, делает жизнь хуже. Это может быть что угодно: от ямы на дороге до проблемы сиротства или даже глобального потепления. Вторую — написать о том добром деле, которое они готовы сделать завтра, если им подарить время и ресурсы.

Готовность людей потрудиться над чем-то «завтра» не совпадает со списком волнующих проблем. Получается, что есть то, что не нравится мне, и есть то, что я хочу сделать. Это все к вопросу о мотивации и о том, где прячется энергия волонтерства.

Я проводил это упражнение много раз. Каждый неравнодушен к множеству проблем вполне безответственно – пусть другие, скажем, уберут мусор на дорогах. И каждый готов что-то сделать сам, но только лично для него дорогое: например, посадить клумбу у подъезда своего дома.

И только один раз результаты упражнения повергли меня в ступор. Я проводил семинар с сотрудниками учебных заведений, которые, якобы, отвечает за волонтерство. Человек 25. Я дал им задание. Собрал ответы. Стал зачитывать. Из проблем преобладало «бескультурье» и «плохое поведение людей». Из добрых дел, вопреки заданию, популярны были «домашние дела для свой семьи».

Очень хочется проинтерпретировать поведение этой выгоревшей дотла группы работников образования так: они абсолютно раздавлены своей неспособностью работать с молодежью.

Но часто именно таким людям в учебных заведениях поручено развивать волонтерство. Конечно, есть и другие примеры. Не все так плохо. Я встречал невероятно яркие и профессиональные волонтерские центры при учебных заведениях в регионах. Но возьму на себя смелость сказать, что преобладают все же не они.

Настоящее волонтерство – это решение проблем

Второе магистральное направление волонтерства — решение проблем, на которые у государства нет сил и средств. Такое волонтерство стремится к достижению конкретных результатов. В данном случае цели максимально понятны и актуальны: помощь при ЧС, уборка мусора на берегу озера, прогулки с инвалидами из ПНИ.

К сожалению, при госучреждениях очень непросто развивать волонтерство реальных добрых дел. Департаменты по молодежной политике, вузы, ссузы и школы не могут заниматься всерьез общественно полезными делами ради результата. У них нет на это госзадания и бюджета. Вуз не должен обеспечивать чистоту улиц силами волонтеров. Учебное заведение должно заниматься образованием, которое может включать элементы общественно полезного труда.

В госструктурах мы нередко видим, как волонтеры работают не по доброй воле, или небескорыстно, или не в свое свободное время, или нет общественно значимого результата. В некоммерческом секторе такое невозможно. Социальная технология в НКО разворачивается из того, что есть актуальная практическая необходимость, и есть люди, имеющие добрую волю.

НКО настоящие не готовы к работе в эфемерной области «воспитания молодежи». Но при этом они готовы решать конкретные проблемы людей или заботиться о животных, природе. И мы видим, что такая работа реально результативна, особенно в социальной области.

Примеров масса: «Лиза Алерт», «Подари жизнь», «Старость в радость», «Волонтеры в помощь детям сиротам», «Даниловцы»,»Гринпис» и др. При таком волонтерстве количество волонтеров неважно. Важен результат.

Если основная задача – решение общественно значимых проблем, то нет другого пути, как отдать работу по вовлечению людей в волонтерство на аутсорсинг НКО.

ФНКЦ детской гематологии, онкологии и иммунологии. Фото: «Даниловцы»

Кейс четвертый

Движении «Даниловцы» подводит итоги первых осенних месяцев — мы оцениваем результаты привлечения волонтеров. Там, где нужны серьезные медосмотры и справки – дело плохо. Минимум 50% волонтеров не доходят до медучреждений: текущая жизнь и заботы не дают шанса. Таким образом только наше движение теряет сотню другую волонтеров в год, которые так и не дошли, а может и не дойдут до своих подопечных – детей в больницах, подопечных ПНИ, бездомных на вокзале.

Сотни людей в год  не станут волонтерами. Если наши цифры сложить с цифрами других организаций, то мы получим тысячи людей. Получим и тысячи людей, нуждающихся в помощи, которые помощь не получат.

Процитирую женщину, написавшую мне о ситуации в одной из московских психиатрических больниц, где лечится ее взрослый сын: «В больнице происходит какая-то пустая суета вокруг кормежки, уборки и приема лекарств. И никакого внимания к пациентам и их родственникам. Ощущение тюрьмы, как будто пациенты в чем-то виноваты и их наказали». Но эта тюрьма разрушается очень просто, если пустить туда волонтеров. Те, кому одиноко, получат внимание тех, кто хотел бы поделиться своим теплом.

Москва имеет лучшие в стране регламенты взаимодействия волонтерских организаций и госучреждений. Но правила допуска волонтеров фактически отсылают к закону о мед работниках, тогда как волонтеры, очевидно, имеют статус посетителей и друзей пациентов. Знаю, что готовятся изменения в порядок взаимодействия волонтерских НКО и госучреждений. Но все больше опасений, что проблема снята не будет.

Что на практике?

Главный вопрос: нужно ли вообще государству «решение проблем» силами общества? Нужно ли ему снятие нагрузки и делегирование этой ответственности? Если да, то хорошо бы развивать партнерство, дать зеленый свет и обеспечить необходимыми ресурсами.

Сегодня в регионах почти нет партнерства государства и третьего сектора. Развиваются почти исключительно окологосударственные НКО, сидящие на бюджетных деньгах и админресурсе, и так или иначе отрабатывающие «госзаказ» на волонтерство.

Со стороны общественников взгляд таков: для них места в окологосударственном мире почти нет.

Самое распространенное мнение о власти среди общественников в регионах: «Спасибо, что не мешают».

В регионах в разного рода конкурсах общественникам почти не пробиться на первые места. Не стать им и настоящими партнерами власти, ибо мало кто готов вступать с ними в диалог, слышать их. Мало кто готов воспринимать от них «обратную связь» всерьез, дать им право голоса при принятии решений.

Со стороны окологосударственных структур понимание таково, что все работает по прописанному «госзаказу» и «по закону». А общественники под ногами мешаются, да еще и кляузы в интернете пишут.

Для меня принципиально важно, чтобы волонтерство было не только в окологосударственных «волонтерских центрах», школах и вузах, но и среди простых граждан. Чтобы оно было не только ради «воспитания молодежи», но и ради реальных дел. Чтобы волонтерство стало повседневностью в нашей стране.

Есть миллионы людей, ждущих простой человеческой помощи и участия, и есть миллионы людей, готовых служить ближним. Эти последние не пойдут на «городские акции», не станут частью «госзаказа». Но они готовы отдать свое время и силы на помощь человеку в беде. И только общественники могут дать им возможность встретиться.

Подписывайтесь на канал АСИ в Яндекс.Дзен.

Дорогие читатели, коллеги, друзья АСИ.

Нам очень важна ваша поддержка. Вместе мы сможем сделать новости лучше и интереснее.

Рекомендуем

Презентация доклада о состоянии волонтерского движения в Москве

Фонд «Общественное мнение» приглашает на презентацию аналитического доклада с результатами исследовательского проекта «Культура общественного участия в мегаполисе: экосистема московского волонтерства».