Виктория Федотовская на Слете социальных предпринимателей Севера. Фото: Мария Муравьева / АСИ

Как в поселке Никель Мурманской области появилась частная гостиница, и почему ее основательница решила стать социальным предпринимателем.

«Виктори» — небольшая уютная гостиница. Она очень домашняя, всего 11 номеров. Создала ее местная жительница Виктория Федотовская, которая четыре года назад работала кадастровым инженером в БТИ и ни о каком предпринимательстве даже не помышляла.

Расскажите, когда вы открылись? Сколько лет уже принимаете гостей?

13 октября исполнилось ровно два года с момента, когда мы приняли первых посетителей. В день рождения мы в нашем коллективе вместе с детьми всегда разыгрываем различные призы среди тех, кто у нас останавливался и заполнял анкеты. У нас очень хороший коллектив, много маленьких детей до семи лет, потому что здесь работают мамы, которым их не с кем оставить. В прошлом году разыграли телевизор, в этом — пароварку.

Фото: Мария Муравьева / АСИ

Как и когда у вас появилась идея сделать гостиницу?

У нас есть сын Лев. Сейчас ему восемь лет. А когда было четыре года, ему поставили страшный диагноз…

Все начиналось гораздо раньше, конечно, в год – полтора. Мы замечали, что есть какие-то отклонения. Сначала ему ставили ДЦП, и с этим мы свыклись. Люди с ДЦП неплохо живут, они социальны… Два раза в год мы регулярно ездили в реабилитационный центр в Апатиты. И вот, когда Леве было четыре года, наш лечащий врач обратила внимания на особенности, которые были не похожи на ДЦП. И она мне сказала: «Виктория, Лева — не наш клиент. Съезди в Москву, проконсультируйся».

Мы выбили квоту, поехали в РДКБ в Москву, где был поставлен диагноз «редчайшая форма лейкодистрофии lbsl». Тяжело было, все слезы выплакали, конечно. Не операбелен. Лечения нет. Никто ничего не знает, что делать. Таких деток в России около 50-ти всего. Это орфанное заболевание, генетическое, очень редкое.

Когда поставили диагноз, было очень страшно. Я не знала, чем ему помочь. Как-то в больнице, когда ложились спать, я спросила: «Левка, а чего бы ты хотел? Скажи маме, что ты хочешь». Ну, что обычно ребенку в этом возрасте хочется? Машинку, паровозик… А он говорит: «Построй мне гостиницу, мама». Я ему: «Что ты, какая гостиница?» «А что? — говорит. – Я так хочу, чтобы у нас была гостиница. Буду ключи выдавать…» И все, это стало смыслом нашей жизни.

Лева. Фото: https://vk.com/buktopu_hotel

Вот так вот внезапно… Да. Удивительная история.

Я рассказала мужу. Он, конечно, сперва не понял. «Ты с ума сошла! – говорит. — Денег нет. Это же вливания какие, миллионы нужны…»

Какое-то время мы подумали, потом пошли в Сбербанк, хотели взять займ. Нам пальцем у виска покрутили. «У вас зарплата-то какая?» А я работала тогда в БТИ кадастровым инженером. Зарплата — 20 тысяч рублей. Кто мне даст 3 миллиона? Да никто. Над нами посмеялись, мы развернулись и ушли восвояси. Но эта женщина — оператор Сбербанка — дала нам брошюрку, где рассказывалось, что в Мурманской области поддерживают начинающих предпринимателей, дают гранты. И что можно в этом участвовать, защищать свои бизнес-проекты и получать гранты.

Повезло вам тогда, что такая женщина встретилась – и знающая, и отзывчивая.

Я думаю, что это что-то такое свыше.

Нами просто кто-то руководил в тот момент. И до сих пор это делает. Потому что не может быть случайным такое стечение обстоятельств. Они просто следовали друг за другом…

И вот, прочитав эту брошюру про Апатитский бизнес-инкубатор, я поехала туда. Сдала бизнес-план. Все оформила, как положено, защитилась. Мне дали 500 тысяч. На эти деньги мы застеклили здание, помню, такие счастливые были.

Расскажите, как вообще это здание появилось у вас.

Когда мы решились делать гостиницу, я стала ходить по Никелю кругами, смотреть заброшенные здания, которые могли бы подойти. А так как я кадастровый инженер, 10 лет проработала в БТИ, мне этот опыт очень сильно помог. Потому что я видела конструктив здания, где какие стены, из чего они сделаны, что можно переделать, как сделать перепланировку. И вот я натыкаюсь на это старое здание на Гвардейском 1936 года постройки. Оно было построено еще канадцами на финской территории – раньше же была Финляндия здесь.

Это заброшенное здание стояло семь лет после пожара. Последним, кто в нем обитал, была стоматологическая клиника. В мае случился пожар, и они переехали в другое место. Конечно же, мародеры, алкоголики и наркоманы все что можно, разворовали.

Когда мы пришли в этот дом, не было ни окон, ни дверей, ни труб, ни батарей, ни даже перил на лестнице — ничего. Просто гвоздя не было. Был только мусор, грязь по колено… Это все мы с мужем месяца два, наверно, вывозили.

Фото: https://vk.com/buktopu_hotel

А так как это было социально опасное здание, а дети — рядом, администрации было выгодно нам это здание отдать. А нам — выгодно купить, потому что они его на аукционе продали очень-очень дешево. 103 тысячи рублей, если я не ошибаюсь. Очень недорого: «только заберите». Потому что никому оно не нужно. Несколько раз его выставляли на аукцион, но никто не покупал. А тут мы со своей гостиницей…

В общем, нам опять повезло. Мы вычистили все, вывезли грязь. В Апатитах я получила грант, и мы застеклили 36 окон. Были довольные, счастливые… А что дальше делать? Я пошла в нашу местную администрацию. Опять представила бизнес-план. Раза три его переделывали: «Это не так, это – не эдак». Но защитилась в итоге. Спасибо им, поддержали.

Фото: Мария Муравьева / АСИ

А как так получилось, что вы уже тогда умели бизнес-планы писать?

Все началось с курсов для начинающих предпринимателей, организованных нашей администрацией здесь, в поселке. К нам приезжала специалист Татьяна Полякова. Я прошла этот курс и плюс у меня еще высшее образование экономическое. Мне это помогло разобраться. Моя профессия — государственное муниципальное управление. Но там я, правда, никогда не работала – как-то так жизнь сложилась.

В администрации сначала пытались поставить препоны. Но я упорно шла к своей цели. Я им показала, что мне нужны эти деньги. И им ничего не оставалось делать, как пойти мне навстречу и дать их. Это было еще 500 тысяч рублей. На эти деньги мы провели коммуникации и много чего еще сделали.

Фото: https://vk.com/buktopu_hotel

Через какое-то время ко мне приехал из Министерства развития промышленности и предпринимательства Мурманской области Олег Костенко, замминистра. Приехал красивый такой, в галстуке. А у нас разруха – еще ничего нет. И я у него прошу 500 тысяч рублей на отопление. Он посмотрел на эту разруху и говорит: «Ты что, какие тебе 500 тысяч? Виктория, очнись, тут миллионные вливания нужны». Я говорю: «Ради Бога, дайте. Дайте, я вам сделаю!» Потом, когда мы открылись, он, конечно, не верил, что это произошло. Он был в шоке – ну невозможно! Никто не верил, что мы справимся, никто. Но мы справились.

Так мы собрали три гранта по 500 тысяч, вложили 1,5 миллиона рублей. Подготовили коммуникации, застеклили все. А внутри-то как? Ни отделки, ни мебели, ничего нет. Посчитали – еще нужно 3,5 миллиона. Где взять? Негде.

И тут опять стечение обстоятельств… Господь меня сам толкал в какие-то руки, к людям, которые меня просто вели. Я попадаю на курсы социального предпринимательства Норникеля. Там знакомлюсь с ребятами, мы до сих пор дружим с ними.

Алексей Молчанов (руководитель обучающего курса «Социальное предпринимательство» благотворительной программы «Мир новых возможностей» Норникеля. – Прим. ред.)  – молодец, умница, дай Бог ему здоровья. С ним мы наверно полгода проработали в связке, когда готовили бизнес-проект. Чтобы получить деньги, надо было защититься на выпускной сессии. И конечно же, я делаю это успешно. Потому что у меня нет обратного хода. Только вперед, уже никак не остановиться. И я пошла вперед, до упора.

Алексей Молчанов (второй справа) на Слете социальных предпринимателей Севера

Сейчас я социальный предприниматель. У меня в штате шесть человек.

Все, кто у вас работает, люди социально незащищенные – с инвалидностью, одинокие мамы, пенсионеры. Почему вы решили пригласить именно их?

Да потому что я сама такая. У меня ребенок же такой. И я понимаю, что я никому не нужна… Господь мне дал такой шанс, и я думаю, что тоже нужно дать шанс кому-то еще, помочь.

Расскажите об этих людях.

Бухгалтер у нас Сергей Робертович, пенсионер. Его я нашла на бирже труда. Пришла к девочкам, говорю, дайте мне списки, мне нужен бухгалтер. И так вот он со мной уже два года. Замечательный человек.

Игорешка администратором работает. В юности попал в драку, какое-то время находился  в коме, была парализована правая сторона. Когда он выкарабкался из всего этого, из реанимации, вышел из больницы, прошел какие-то реабилитационные занятия. Но все равно полностью не восстановился. Я его нашла случайно в гардеробе ресторана. Муж меня пригласил в ресторанчик пиццы поесть. И в гардеробе был этот молодой человек с инвалидностью. Я его спросила, сколько он получает. Сказал, что мало. Оформлен ли ты официально? – нет. И я этого мальчишку запомнила. Когда мы открыли гостиницу, я целенаправленно искала этого человека, чтобы взять его в штат. И нашла.

Он счастлив, потому что социально значим сейчас, трудоустроен. Он, кстати, женился после того как начал работать у нас.

А остальные мои сотрудники — мамы, у которых маленькие дети до семи лет. Одинокие или многодетные, а у кого-то просто малолетние дети и их не берут никуда на работу. Они с нами работают, счастливы-довольны, и я тоже очень рада. Потому что они умеют отдавать все.

Лучших сотрудников, чем социально незащищенные люди, мне кажется, не найти.

Фото: https://vk.com/buktopu_hotel

Вот так и работаем.  Мы всем рады. Находимся на границе с Норвегией. Это такой пункт остановки — очень многие люди, которые едут в Норвегию, где очень дорого снимать жилье, ночуют у нас, а с утра уже стартуют. У нас в разы дешевле.

И из Норвегии так же, когда люди к нам едут. Поток такой, что хватает, чтобы содержать шестерых. Ну и нам на еду хватает. Я не скажу, что мы богатые люди. Нет. Богатства мы не нажили.

Ну, может, все еще впереди.

Не знаю, я не могу сказать. Но по крайней мере это мое личное трудоустройство, самозанятость. И еще шестерых семей, которых я могу поддержать.

Фото: https://vk.com/buktopu_hotel

Есть планы развиваться дальше?

Хочется, конечно, поставить и кофе-машину, и баньку маленькую сделать, чтобы можно было попариться. Если будет возможность финансовая, конечно, все сделаем.

Я правильно понимаю, что программа Норникеля дает беспроцентный займ?

Да, на два года.

Вы вернули его?

Да, вернули. Не совсем в ноль вышли. Нам пришлось перекредитоваться немножко. Нам не хватило времени, потому что брали полугодовую отсрочку, чтобы достроиться. Чтобы эту махину запустить, нам с мужем пришлось полгода здесь жить. Ремонт делали, многое своими руками, чтобы съэкономить. Ничего, справились.

Фото: Мария Муравьева / АСИ

Сейчас хотим запустить общую кухню, сделать такой уютный уголок, чтобы… Бывает, что два человека в номере живут, один спит, а другому куда деваться? Мы хотим дать ему возможность на кухне посидеть, телевизор посмотреть, яичницу пожарить.

Сейчас мы прошли классификацию. Все хорошо, слава Богу. Официально, мы уже в реестре российском. Единственно, что мы без звезд, так как у нас нет завтраков. Но у нас все номера первой категории, то есть высшей. Это очень хорошо. Это достойно. У нас есть сайт и группа «ВКонтакте».  Потихонечку работаем.

А как мальчик, который так хотел гостиницу?

Левка счастлив. Он гордится этим проектом. Он понимает, что это его детище. Что это он придумал. Это его идея. Он все понимает, он умный мальчишка. Ему восемь лет.

Мы сейчас пошли в первый класс, в коррекционный, правда. Ну, он счастлив безмерно, что пошел в школу. Я его спрашиваю: «Левка, тебе нравится?» Он говорит: «Мама, я сижу на уроках и грущу». «Почему ты грустишь, сынок?» «Знаешь, я боюсь, что школу закроют». Я говорю: «Да ты что! До 9-го класса никто не закроет, поверь мне». Так ему нравится…

С большим удовольствием ходит в школу. Он очень общительный, коммуникабельный, ласковый, добрый, солнечный человечек.

Фото: https://vk.com/buktopu_hotel

Как он себя сейчас чувствует?

К сожалению, это дегенерирующая форма, она не может улучшаться, она может только ухудшаться. Мы стараемся, как можем. Но лекарств пока нет.

Мы пытаемся. Мы ездили в Лондон, искали врачей. Я созванивалась с Италией, стараемся держать контакт с Голландией – как нам говорили, что там именно для нас, для lbsl разрабатывается новое лекарство – слухи ходят.

Все дети с таким заболеванием, как у Левы, закреплены за одним врачом в России, других специалистов нет. Это Светлана Михайлова, она заведующая генетическим отделением в РДКБ. Замечательный врач, великолепная женщина, дай Бог ей здоровья. Она в курсе всего, что творится в мире. Она держит нас в курсе.

Искренне желаю, чтобы его побыстрее разработали, вы смогли его получить, и все изменилось.

Мы ждем. Мы понимаем, что не всех возьмут в экспериментальную группу. Конечно, если лекарство появится, я буду рвать и метать, чтобы мы туда попали. Наша врач – молодец, и как только что-то появится в этом плане в мире, мы будем об этом знать первыми. Этот человек нас не оставит, я уверена.

Вам стало полегче, когда вы начали заниматься гостиницей?

Конечно. Мы начали отвлекаться. Когда не зацикливаешься на этой болячке, пытаешься жить обычной жизнью, конечно, может быть легче.

А Лева рад-перерад. Он у нас сам, например, ведет наши розыгрыши призов. Мы видео снимаем и выкладываем в соцсети, чтобы нас потом не обвинили, что мы сами между собой призы делим… Левка любит вытягивать эти бумажки. Красиво одевается, чтобы провести этот розыгрыш. Очень ответственно к этому подходит.

Фото: Мария Муравьева / АСИ

Подписывайтесь на канал АСИ в Яндекс.Дзен.

Дорогие читатели, коллеги, друзья АСИ.

Нам очень важна ваша поддержка. Вместе мы сможем сделать новости лучше и интереснее.

Рекомендуем