Саша Полярус. Фото из личного архива

Саша Полярус – о не выброшенных рекламных баннерах, воспитании Сахалином и о том, как путешествие в Париж вдохновило ее на создание экологичной марки сумок.

Все началось с путешествия в Париж, где Саша Полярус купила сумку, сшитую из тента для фур и познакомилась с понятием recycle – переработкой отходов. Вернувшись в Санкт-Петербург, она создала бренд POLYARUS и начала шить сумки из рекламных баннеров, велосипедных и автомобильных камер и ремней безопасности, которые должны были отправиться на мусорный полигон.

Саша Полярус. Фото из личного архива

Помните ту парижскую сумку, с которой все началось?

Дело было, конечно, не только в сумке. Это в целом была серьезная поездка, которая очень на меня повлияла. В Париже меня потрясла вся эта беспощадная красота, я безумно там вдохновилась. Именно там я познакомилась с таким понятием, как recycle, и купила сумку шведской марки Freitag, сшитую из тентов для фур. Сумка эта до сих пор со мной, она классная, но теперь я ношу свои сумки.

Что все-таки было для вас первично: помочь природе или заработать денег?

Если бы я хотела только заработать денег, я бы сейчас, думаю, уже владела собственным ивент-агентством или коммуникационным центром. Я в то время серьезно занималась развитием в ивент-сфере и получала вполне достойные деньги.

Когда я придумывала свой проект, то понимала, что не смогу заниматься всем одновременно – делать ивенты и создавать свой бренд. Это было бы малоэффективно. Поэтому я совершенно точно понимала, что мне нужно принести в жертву свою карьеру и построить собственный бренд. Раздумий не было: сразу после приезда из Парижа я уволилась, забрала ненужные рекламные баннеры со старой работы и начала пытаться шить сумки.

Я начала создавать коммерческий проект пошива сумок из вторсырья и не собиралась раздавать их бесплатно. Я карьерист, люблю зарабатывать деньги и люблю их тратить. Свою дело я описываю как «благородная коммерция». Мне было важно вести коммерческую деятельность, но вместе с тем хотелось делать что-то полезное и перестать продавать воздух – в какой-то момент ивент-сфера показалась мне такой.

Не то чтобы я хочу оставить какой-то след на планете, в этом плане у меня нет амбиций: мы все умрем. Просто мне приятнее делать то, что я делаю сейчас. Вообще здорово, если человек нашел занятие, которое приносит ему удовольствие.

Здесь история не про то, что помогаю планете и мне от этого классно. Глобально планете уже не помочь, в какой-то момент она просто выдавит нас как вид со своей поверхности, и все. Мне нравится создавать что-то новое из нестандартных материалов, а когда это еще и экологично, то тут вообще бинго.

Из чего вы сшили первую сумку?

Из рекламных баннеров. В ивент-компании, где я работала, на складе скопилось огромное количество баннеров, которые я не разрешала выбрасывать после мероприятий. Я понимала: на мусорных полигонах таким вещам не место. Я как будто знала, что в марте 2014 вернусь из Парижа, приду на склад, заберу баннеры домой и начну делать из них сумки. Все как-то сложилось: и не выброшенные баннеры, и покупка сумки Freitag, и поездка в Париж, и желание работать только на себя. Все это сдетонировало, и появился проект POLYARUS.

Фото из личного архива

Первые сумки были из баннеров, а откуда брали материал после?

Спустя несколько месяцев я добавила новые материалы: автомобильные и велосипедные камеры, ремни безопасности. Основные базовые линейки у меня до сих пор из резины. Я нашла в интернете компанию, которая занимается разборкой машин, позвонила и мне сказали: «Да, приезжайте, но мы ничего не будем делать. Сами срезайте эти ремни, делайте, что хотите».

Я представляла себе это место, как в кино: высокие горы из машин и компрессор, который их сжимает. Думала, что даже рассмотрю это место как площадку для фотосъемки.

Мы приехали туда с другом и оказались в темной глуши – в поле стояли какие-то избы, было грязно и страшно. Машины раскиданы по всему полю, часть из них была разбита после аварий, мы ползали и срезали автомобильные ремни.

Откуда берете материал сейчас?

Сейчас я уже не езжу в такие места, у меня появились партнеры – шиномонтажные и веломастерские и активные люди, которым не все равно. Они собирают камеры и привозят их мне. Пул партнеров меняется с моими переездами. Последние три года я живу в центре и плотно сотрудничаю с веломастерской магазина STRIDA на Гончарной улице. До этого я жила на севере города и сотрудничала с мастерскими Приморского района. Все меняется, но вообще со всеми довольно легко договориться.

Они отдают вам материал бесплатно?

Да, для них это ненужный мусор, а для меня – сырье. Я никогда не платила за это деньги, но всегда благодарю людей сумкой, скидкой или еще чем-то. Любой человек может принести мне камеры и заказать из них сумку или получить скидку на готовые вещи.

Что тогда составляет основные затраты на производство?

Пошив, фурнитура, логистика, реклама, хотя ей занимаюсь редко: вещи как-то сами себя рекламируют. За четыре с половиной года работы я поняла: самая лучшая реклама – это сарафанное радио.

Вы писали в социальных сетях, что снижение цены – одна из ваших целей. За счет чего удается снизить себестоимость сумки?

Мы снизили стоимость шопперов за счет снижения затрат на производство. Я нашла новое производство – лучше, качественнее и дешевле. Такое тоже бывает.

Случалось ли вам слышать критику вашего проекта?

Думаю, все слышат критику по поводу и без: люди любят что-то обсуждать, причем чаще всего с критической и абсолютно нетерпимой точки зрения. Были разные мнения, например, «это мусор, зачем вы им торгуете».

Бывает конструктивная критика – от моих друзей и людей, которым не все равно. Они за меня болеют, дают советы, где-то оказываются правы, потому что случается, что в чем-то я проседаю: проект – авторский и так или иначе зависит от моего настроения, физического и эмоционального состояния. Все это взаимосвязано, проект называется моей фамилией, и это – я.

Фото из личного архива

Я могу делать за два дня пятилетку, а могу неделю отдыхать и собираться с силами, придумывать что-то новое. Состояние всегда разное, все меняется, все течет, это нормально.

Читала, что вы не носите кожаные вещи. Каким еще «зеленым» принципам следуете?

Я не ем мясо и рыбу уже около десяти лет, не ношу вещи из натуральных материалов животного происхождения. Меня воспитали в большой и глубокой любви к животным, оттуда все и пошло.

Я не понимаю, почему в XXI веке люди до сих пор носят шкуры, например. Как будто мы еще не вышли из пещеры, где мы кого-то ели и надевали чью-то кожу. Для меня это грустная и больная тема, я не люблю об этом говорить. Нужно меньше говорить и больше делать чего-то правильного. Этой осенью я планирую начать разделять свой домашний мусор – к своему стыду, я до сих пор этого не делаю.

Почему для вас важно оберегать природу?

Это связано с воспитанием и средой, в которой я жила. Я выросла на Сахалине — острове безумной красоты. Выезды на море и природу с друзьями или родителями всегда были некоторым ритуалом: приехать на определенное место, собрать кучу мусора от предыдущих гостей, и только после этого разбивать лагерь.

Мы с мамой всегда уходили поглубже в лес и собирали чужой мусор. Это было привито с детства и является для меня нормой.

Каждый человек в какой-то момент должен понять: чем меньше ты оставишь после себя, тем лучше. Все обычно думают: «А что я оставлю после себя?» Наоборот – чуваки, чем меньше вы оставите после себя, тем лучше. Наше пребывание на планете должно быть вообще незаметным для нее, но раз уж это невозможно, оно должно быть максимально менее заметным. Уезжая с пикника, ты убираешь за собой мусор, так и здесь: после тебя на планете не должно ничего оставаться.

Подписывайтесь на канал АСИ в Яндекс.Дзен

Дорогие читатели, коллеги, друзья АСИ!

24 октября АСИ исполнилось 24 года.

Благодарим за сотрудничество и надеемся на вашу поддержку.

Вместе мы сможем сделать новости лучше и интереснее.

Рекомендуем