Фото: Вадим Кантор

Председатель совета Форума Доноров Дмитрий Поликанов рассуждает, какие уроки можно вынести из конфликтной ситуации, сложившейся вокруг «Культурной прачечной».

Около месяца длится эпопея вокруг «Культурной прачечной»: конфликт между командой проекта и жителями не стихает, власть предпочитает стоять чуть в стороне, в Сети всплывают новые угрозы и «компроматы». На самом деле, в этом, казалось бы, локальном кейсе можно выделить сразу множество проблем, связанных и с развитием благотворительного сектора, и с отношением общества к нему.

Наверное, со стороны легко рассуждать, но очень заметно, что кризис возник, прежде всего, в коммуникациях.

Наше общество таково, что есть темы «запретные» и «позорные» — такова данность. Поэтому нет ничего удивительного, что слово «бездомный» моментально вызывает в сознании четкую ассоциацию со словом «бомж».

А дальше в голове любого человека, знающего русский язык, вспыхивает яркая картинка плохо пахнущего «синяка» с нечленораздельной речью, неадекватным поведением и букетом разных заболеваний. Можно сколько угодно по этому поводу возмущаться, но это те стереотипы, которые закладывались десятилетиями или даже столетиями, и ожидать, что они в одночасье изменятся – неразумно. Мы сами недавно с этим столкнулись, выбирая площадку под реабилитационный центр для инвалидов – жители поселка сразу начали воротить носы от такого потенциального соседства.

В этой связи рассказ о прачечной как о «культурном» месте для тех, кто оказался в трудной жизненной ситуации, и малоимущих граждан, звучал бы чуть по-иному. Тем более, что организаторы проекта признают, что основные посетители – как раз те, кому важен опрятный внешний вид, те, кто еще не до конца потерялся в этой жизни. Ну, и к тому же, как выяснилось чуть позднее, это еще и проект социального предпринимательства. Но все эти миссии выпали из разговора, как только в нем появилось очень сильное в плане ассоциаций слово «бездомный».

Еще одна коммуникационная проблема в том, что диалог с жителями начался не до заключения договора аренды, а постфактум. Понятно, что команда «Культурной прачечной» исходила из благих побуждений: мы делаем доброе дело, поэтому принятие его должно быть априори. Ну, либо из логики – это всего лишь бизнес-проект, хоть и социальный, поэтому сегодня один арендатор, завтра – другой, какая разница для местных. Но выяснилось, что разница все-таки есть.

Предварительные опросы для анализа настроений, выявление активистов из числах местных и переговорная работа с ними, поиск путей вовлечения самих жителей в реализацию проекта и демонстрация пользы для них – это то, с чего нужно было бы начать.

Это чистой воды политика, но люди должны увидеть, что они получат взамен возможных неудобств: с их страхами потерять комфортную жизнь нужно было поработать. Это тоже важный урок для всего сектора: доброе дело, как ты его понимаешь, не означает его автоматическое приятие другими.

Следующий момент – диалог нужен был не только с жителями, но и с властью.

Команда проекта с весны обивала пороги чиновников, пытаясь добиться хоть какого-то помещения для реализации своих инициатив. Понятно, что город в это время был в суете выборов и очередных уличных фестивалей — всем было не до бездомных. Тем более, что требования к помещению специфические, а такого рода объекты всегда привлекательнее отдавать в коммерческую аренду, а не НКО.

Когда возник конфликт, муниципальные органы просто отстранились: у нас в районе бомжей нет, до общегородской ситуации нам дела нет, ибо это вопрос уровня мэрии, поэтому спасибо, в ваших услугах не нуждаемся. Некоторые оппозиционные депутаты из других районов попытались заработать популярность на этой теме, выступили с заявлением, но при этом на свои территории почему-то «Культурную прачечную» не позвали. Очевидно: власть в этом конфликте будет на стороне жителей – это избиратели, это политические очки, НКО приходят и уходят, а им с ними дальше жить.

В этом смысле было бы важно в рамках подготовки проекта и до его запуска все-таки найти «движок» во властных структурах – на уровне мэрии, префектуры или управы, который бы выступил союзником процесса и помогал реализации проекта. Практика показывает, что иначе дело с мертвой точки не сдвинуть. Это еще один урок для НКО – не стесняйтесь общаться с государством и доводить «вербовку» партнеров со стороны власти до конца.

Часть претензий касалась того, что «Культурная прачечная» — это вишенка на торте. Мол, почему команда проекта не начинает с базовых вещей и организации помощи, а сразу берется за стирку, начинает с «глянца». И здесь надо вспомнить непростую историю путешествия «Ночлежки» из Петербурга в Москву: кучу вопросов со стороны коллег по сектору, интересующихся, не будет ли это дублированием, как будет организовано взаимодействие с уже работающими в столице НКО в этой сфере и т.п. Тогда это казалось реакцией на появление конкурента, а в итоге – привело к потере шанса создать коалицию для продвижения проекта.

Зайди «Культурная прачечная» на район как проект нескольких организаций с уже сложившейся хорошей репутацией, в том числе под сенью православия и помощи ближнему (возможно даже с вовлечением одного из соседних приходов), вероятно, реакция местных была бы иной.

Действительно, когда конфликт возник, многие коллеги по цеху поддержали команду проекта. Но как? Эмоционально. Лайками, сотрясанием воздуха в соцсетях, в лучшем и наиболее действенном случае – публикациями. Такая духовная поддержка, безусловно, важна для любого благотворителя, дает силы, когда опускаются руки, и т.п. Но конкретных предложений в отношении помещений, того же поиска союзников в рядах московских властей и т.п. – вроде бы так и не поступило. И это тоже урок на будущее – про формирование работающих коалиций среди своих, про помощь не только словесно-эмоциональную.

Важная тема для сектора – соцпредпринимательство. Для общества это пока загадка: идея того, что можно решать социальные проблемы, зарабатывать на этом и снова вкладывать деньги в благотворительность, большинству населения не очень близка.

В этом смысле обвинения в адрес одного из участников – фонда «Второе дыхание» — идут от незнания. От непонимания того, как важна логистика и сокращение расходов. От отсутствия убеждения, что деньги зарабатывать не стыдно, особенно, когда они идут потом на благотворительные нужды. От невозможности осознать экономику процесса, в котором, как в любом бизнесе, есть убыточные компоненты и прибыльные. От стереотипов об использовании «рабского труда» подневольных «бомжей» и прочих опустившихся элементов (хотя на самом деле, речь идет о полноценном трудоустройстве и возвращении людей к жизни).

Но это незнание разбивается только открытостью. Когда есть вся информация, когда она не разбросана по разным материалам, а собрана в одном месте и изложена простым и доступным языком.

Когда есть полноценная отчетность, в которой видны все финансовые потоки: и президентские гранты, и пожертвования, и прибыли, и детальная структура расходов. Это то, в чем НКО пока предпочитают играть в фигуры умолчания: про это расскажем, а вот про это не будем, мы вот здесь написали, а зачем нам делать общий отчет, ведь некогда, и т.п. Но кейс «Культурной прачечной» отлично показывает необходимость структурированной и понятной публичной отчетности: как важно про нее не забывать, даже если дел невпроворот.

И, конечно, вся эта история – про вечный выбор между гибкостью и стойкостью. Если речь идет о том, чтобы запустить прачечную побыстрее и дать ей спокойно работать, сэкономив душевные ресурсы и время, то нужно было бы сосредоточить усилия на поиске альтернативного помещения и на новом месте попытаться обойти все вышеизложенные грабли. Если речь идет о том, чтобы через «не могу» добиться изменения отношения местных жителей к проекту, то надо понимать, что прачечной скоро и легко не заработать.

Хотя народ наш привыкает ко всему быстро, поэтому если сразу ее не сожгут, то, возможно, через какое-то время возмущаться перестанут.

Это тоже важный аспект в работе НКО, который обычно недоучитывается – выбор стратегии и расстановка приоритетов. Кейс «Культурной прачечной» показывает, что стратегия – это не просто абстрактный документ с воздушными целями. Это то, что в сложной ситуации помогает определиться с направлением движения. В данном случае, движения к изменению общественного отношения к людям, оказавшимся на улице, что, безусловно, важнее, чем успех или неуспех конкретного проекта-инструмента.

Короче говоря, будет очень полезно, если из этой локальной истории, благотворительный сектор вынесет для себя несколько важных уроков на будущее.

Дорогие читатели, коллеги, друзья АСИ.

Нам очень важна ваша поддержка. Вместе мы сможем сделать новости лучше и интереснее.

Рекомендуем