Верба на прогулке. Фото из личного архива Нины Бабёр

Верба – собака без комплексов, больше всего на свете любит быть в центре внимания. А Бони склонна к бродяжничеству и обладает независимым кошачьим характером.  О собачьем призвании помогать людям рассказали их хозяйки.

Нина Бабёр, волонтер фонда «Не просто собаки».

Благодарственное письмо Вербе и Нине за уроки в школах, где они рассказывают об ответственном отношении к животным. Фото из личного архива Нины Бабёр

«Дерну вас за хвост» или особенности трудоустройства

Наш фонд принимает в команду только собак, спасенных из приютов или с улиц, ведь по отношению к ним особенно сильны предубеждения. Сам факт отбора таких собак для помощи людям меняет представления о бездомных животных, а это очень важно для нашего общества.

В ходе теста при приеме на «работу» проверяется, как собака реагирует на различные раздражители, не проявляет ли агрессию, не боится ли людей. Она должна спокойно относиться к тому, что ее дергают за хвост, за лапы, нависают над ней толпой и т.д.

Верба справилась со всеми заданиями, но полноправным терапевтом смогла стать только спустя год после первого тестирования. Йентл Хофвейкс (основатель фонда «Не просто собаки») заметила, что у Вербы есть проблемы со здоровьем, которым мы не придавали особого значения. Мы обратились к ветеринару, и через несколько месяцев здоровье Вербы пришло в норму. Следующий отбор мы прошли уже без проблем.

Верба проходит аттестацию на канистерапевта. Фото из архива фонда «Не просто собаки»

Теперь каждый год нам предстоит проходить уже более серьезную переаттестацию. Но мы надеемся справиться и с этой задачей. Благодаря кинологу нашего фонда, мы обучили Вербу разным премудростям. В этом деле главное не лениться самим.

Пациенты

Верба учит детей читать. У собаки есть преимущество перед любым взрослым: она не критикует ребенка во время чтения, не перебивает его. Верба просто внимательно слушает и молчит, а это для многих взрослых задача не из легких.

Дети раскрепощаются и перестают воспринимать чтение как тяжелое и нудное занятие, ведь теперь, пока они читают, их никто не контролирует, не давит на них. Более того, со временем у детей появляется желание самостоятельно выбрать книги для Вербы. Такие, чтобы ей было интересно слушать.

На московском культурном форуме в «Манеже» Нина рассказывает о фонде и о собаках — терапевтах. Фото из личного архива Нины Бабёр

Мы с Вербой всего однажды были в хосписе. Я запомнила одну пожилую даму. Пока мы общались с ее соседкой, она лежала, закрыв глаза и, казалось, вообще не могла реагировать на окружающих. Потом медсестра спросила, не хочет ли она погладить собаку. Дама открыла глаза и с радостью согласилась.

Она почти не могла шевелиться, но когда ей удалось погладить Вербу – всего, может быть, несколько секунд — она сказала, что даже боль отступила.

И  дети, и взрослые, конечно, интересуются историей Вербы, правда, на основной вопрос: «Куда делась лапа?» — может ответить только она сама. Ведь ни нам, ни волонтерам приюта, из которого мы Вербу забрали, это неизвестно.

Бэйдж Нины. Фото из личного архива Нины Бабёр

«Человек собаке друг» или зачем Вербе Нина

Моя роль состоит в том, чтобы организовать процесс общения Вербы с людьми. Детям обязательно нужно объяснить, как себя вести с собакой, чего делать нельзя ни в коем случае. Это нужно не только для комфорта Вербы, но и для тренировки навыков общения с собаками, которых дети встречают в жизни.

Еще мы с Вербой проводим уроки в школах, рассказываем, откуда берутся бездомные собаки, о приютах, об ответственном отношении к животным в целом. Для многих детей существование приютов для собак –  совершенно новая информация.

Верба и ее сосед по клетке в приюте — Вектор. Фото из личного архива Нины Бабёр

Спросите Вербу

Вербе такая деятельность доставляет удовольствие. У Вербы нет передней лапы, так что люди, конечно, обращают на нее внимание, подходят к ней. Уже в первые недели после того, как мы взяли ее из приюта, было видно, как Вербе нравится такое внимание, тем более после стольких лет жизни в приюте, где общение с людьми для собак – роскошь.

Вербе вообще нравится быть в центре внимания, у нее нет никаких комплексов. Поэтому узнав про фонд «Не просто собаки», я сразу решила, нам туда. Верба мгновенно понимает, когда мы собираемся в такую поездку, и всячески выражает свою радость по этому поводу.

В памятке для волонтеров есть отдельный пункт о том, как распознать признаки стресса у собаки. Поэтому если Верба устанет и ей это будет уже не в радость, мы приостановим ее участие в выездах.

Сейчас мы приостановили нашу волонтерскую деятельность по личным причинам, не связанным со здоровьем Вербы. Но вскоре надеемся  возобновить выезды.

Как становятся семьей

Когда мы решили завести собаку,  точно знали —  возьмем кого-то с улицы или из приюта. Оставалось только найти свою собаку. Я просмотрела множество фотографий в интернете, пока не наткнулась на фото Вербы. К счастью, там же было видео с ней, из которого стало понятно, что отсутствие лапы саму Вербу и других собак не беспокоит вообще. Мы посовещались и через какое-то время позвонили волонтеру, который курировал Вербу в приюте. Нам важно было убедиться, что и Верба нас готова принять, и когда это произошло, мы забрали ее, наконец, домой.

Поначалу она всего боялась: машин, дорог, подъезда, лифта. Но очень быстро ко всему приспособилась и поняла, что, например, лифт не страшен: он везет либо на прогулку, либо домой – а там еда.

Сидя целыми днями в приютских клетках, собаки почти не имеют возможности двигаться, так что у Вербы был лишний вес. Поначалу она с трудом могла обойти вокруг дома, особенно в медленном темпе. Верба могла только бежать, так что мы за ней едва поспевали, но при этом быстро уставала. Теперь таких проблем нет и в помине.

В одной из этих клеток жила Верба в приюте. Фото из личного архива Нины Бабёр

Непростое прошлое – это нормально

Многие привыкли опасаться бездомных собак, и для этого могут быть совершенно понятные причины. Мне тоже бывает страшновато, когда они с весьма недружелюбным видом выясняют с Вербой, кто хозяин парка, где мы гуляем.

При этом я понимаю, откуда эти собаки взялись и что ответственность за них лежит на каких-то конкретных людях, которые, возможно, живут со мной на одной улице. Они наигрались с щенком и выбросили его, когда он вырос/не кастрировали или не стерилизовали своего породистого пса/выставили на мороз коробку с щенками/оставили на даче… Список можно продолжать долго…

Между тем, окажись эти собаки в хороших руках, отношение к ним тут же изменится просто потому, что они уже не в приюте и не на улице. У всех собак-терапевтов в нашем фонде непростая история, но им повезло. А другим пока нет.

По дороге домой из приюта — первая прогулка Вербы. Фото из личного архива Нины Бабёр

Поэтому на выездах так важно дать понять и детям, и взрослым, что вот эта собачка-терапевт, которую они так долго ждали к себе в гости, о которой снимают сюжеты федеральные каналы, фотографии которой публикуют журналы и газеты, еще недавно была одной из тысяч никому ненужных бродяг. Так постепенно меняется норма: если кто-то захочет завести собаку, он обратится в приют, потому что это нормально.

Комментарий

Светлана Фёдорова, гештальт-терапевт, психиатр:

 

 


Светлана Фёдорова дает комментарий. Фото: Наталья Сазанова

На протяжении всей истории человечество тесно связано с животными. Изначально животные – источник пищи для человека, в дальнейшем — компаньоны, друзья… Так, эмоциональная связь человека и животного формировалась на протяжении тысячелетий.

Неподдельная собачья радость, их безграничная любовь, способность полностью  отдавать себя человеку – в этом и заключается источник положительных эмоций, которые человек получает, общаясь с собакой.

Самым сложным пациентам психотерапевтов может быть полезна помощь четвероногого специалиста. Пациентам хосписов взаимодействие с собакой-терапевтом может подарить ощущение теплоты, спокойствия и надежды. Людей, переживших насилие, такие доктора могут научить заново доверять другим. Терапия детей с особенностями развития со специально обученной собакой помогает ребятам облегчить контакт с окружающим миром.

Бони на прогулке с хозяйкой. Фото из личного архива Светланы Фёдоровой

Привязанность пациентов к необычному доктору, например, ребят к Вербе, которых та учит читать, может быть полезна для пациентов. Это может подтолкнуть человека взять себе собаку, и, возможно, тоже из приюта. Для себя организовать опыт общения с животным, но уже личный – по выращиванию щенка, даже самому обучить его на терапевта. Например, под руководством кинологов или волонтеров фонда «Не просто собаки».

Я считаю, любой представитель собачьих годится для того, чтобы стать терапевтом своему хозяину. Даже чужой человек может получить от собаки положительные эмоции — она безошибочно чувствует, как к ней расположены.

У меня чао чао, ей почти десять лет, зовут Бони. Три года назад у нас случилось большое несчастье — Бони пропала. Мы искали ее около трех месяцев. За время поисков мы многое узнали о породе. Оказывается, представители чао чао единственные из собачьих, испытывающие удовольствие от бродяжничества, хотя в одиночку, без заботы человека они не выживают.

Бони. Фото из личного архива Светланы Фёдоровой

В первый раз во время поисков мы увидели Бони спустя три недели. Но она не среагировала на голос, для не мы уже стали чужими. В тот момент я очень хорошо поняла, собаки – носители иной психологии, особенности которой необходимо учитывать, взаимодействуя с ними.  Они мыслят, распознают интонацию, понимают, что от них хотят — это бесспорно. Но то, как они обрабатывают информацию, реагируют на происходящее — отличается от человеческой реакции.

Очень много незнакомых нашей семье людей поддержали нас. Кто-то делал репосты в соцсетях, кто-то участвовал в поисках… Было очень приятно ощутить на себе такую огромную поддержку. После этого мое отношение к людям стало еще лучше. Хотя в силу профессии я и так стараюсь быть максимально позитивной.

Пропажа Бони научила меня тому, что даже чужое животное может «проявить» в людях самые теплые, самые человечные качества. Нас до сих пор узнают на улицах: «Это та самая Бони? Мы так переживали за вас! Какие вы молодцы, что не сдались!»

Бони в день, когда была найдена. В центре член семьи Бони — Глеб Фёдоров. Слева и справа волонтеры, которые ее поймали. Фото из личного архива Светланы Фёдоровой

Дорогие читатели, коллеги, друзья АСИ.

Нам очень важна ваша поддержка. Вместе мы сможем сделать новости лучше и интереснее.

Рекомендуем