Анастасия Татулова. Фото: Александра Захваткина / АСИ

Основательница сети семейных кафе «АндерСон» Анастасия Татулова — о создании районных сообществ, благотворительности, недовольных жителях и своих местах силы .

За неделю до интервью с Анастасией Татуловой, основательницей сети семейных кафе «АндерСон», мне вдруг начинает нестерпимо хотеться сладкого, и я иду в их ближайшее кафе. Заказываю рулет с черной смородиной и черносливом. Спустя несколько дней узнаю, что это — любимый десерт Анастасии, вдохновленный рецептом ее матери. А еще окажется, что вообще вся «андерсоновская» история — очень личная, рожденная из желания создать место, где будет красиво, интересно и безопасно.

«Районные сообщества — это круто»

Анастасия, с чего начался «АндерСон»?

У меня двое сыновей, я с ними много путешествовала и видела: Москва – совсем не kids friendly город. В Европе люди живут в каком-нибудь маленьком городке, спускаются в тапочках в булочную на первый этаж, общаются с соседями. Я родилась в Северодвинске, маленьком закрытом городе, и мне близок такой уклад жизни. Это очень круто, когда есть районное сообщество. Не понимаю, как люди могут не поздороваться в подъезде. Ты ведь там живешь, как ты можешь не знать своего соседа?

В Москве конца 2000-х не было подобных сообществ, а мне хотелось, чтобы было место, где мне будет комфортно, эдакая песочница. И поэтому я придумала «АндерСон» — из эгоистичных соображений.

Вы тестировали концепцию кафе на своих детях? Спрашивали их мнение?

Конечно. Но спрашивать потребителя – это бесполезно. Можно только давать ему что-то и смотреть, как он в этом пространстве существует: что делает, комфортно ли ему, остается ли он.

Все десерты для московских и подмосковных кафе готовят на собственном производстве в Москве, которое называется «Фабрика счастья». Фото: Александра Захваткина/АСИ

Это как с дорожками: можно положить асфальт, как тебе хочется, а можно там, где ходят люди. Не надо бороться, надо просто посмотреть пользовательское поведение и сделать так, как будет удобно. У меня такая логика.

Дети принимают активное участие в процессе. Младшему сейчас 18 лет, в этом возрасте свои интересы важнее. А старшему 21, он вообще больше про бизнес, поэтому интересуется, советуется, что-то подсказывает. Я его даже зову на какие-то стратегические сессии.

Вы хотели бы, чтобы «АндерСон» стал семейным делом?

Да, но я не настаиваю. Хорошо, когда ребенок сначала идет своей дорогой. Я предлагала сыну: «Ты делаешь свой проект, можешь делать у нас, мы тебе дадим место, компьютер, юридическую или бухгалтерскую поддержку». А он говорит: «Нет. Я приду, и все будут говорить: это ее сын. Я хочу сам». Мне кажется, это здорово.

Могли бы вы создать «АндерСон», если бы у вас на тот момент не было своих детей?

Нет, потому что это личная история. Я считаю, если ты хорошо умеешь готовить плов, то тебе не нужно открывать суши бар. Если тебе нравятся котлеты и пюре, то не надо идти в молекулярную кухню.

Чтобы делать марципановые фигуры, мало обладать чувством красоты. Нередко сотрудники кондитерского цеха имеют дизайнерское образование. Фото: Александра Захваткина/АСИ

Например, если у дизайнера нет детей, он не поймет, почему нельзя поставить светлое кресло и сделать розетки на высоте ниже полутора метров. Ему важно, чтобы было красиво. А нам – чтобы безопасно.

«Предприниматель – не враг, а человек, который помогает»

В ваших кафе проходит много событий: бесплатные мастер-классы для детей, коворкинги для мам, встречи с психологами. Всегда ли вы знаете, какое событие проходит на той или иной площадке?

Конечно, нет. Большую часть я не знаю — нет времени, к тому же эта работа у нас отлажена, ей занимаются давно без моего участия.  Мы работаем с огромным количеством сообществ, которые приходят и говорят: «Можно мы у вас тут что-нибудь проведем?»

Мы работаем с огромным количеством сообществ, которые приходят и говорят: «Можно мы у вас тут что-нибудь проведем?». Это укладывается в мою концепцию того, что сообщество — это круто. Только на них может держаться все остальное. Невозможно объединить 15 миллионов людей, но можно объединить между собой сообщества.

Читала ваш пост о том, что вы стали доверенным лицом Собянина. Зачем?

Зачем? Чтобы быть соучастником, а не потребителем. Чтобы помогать предпринимателям и городу эффективно взаимодействовать. Москва сейчас меняется, она становится для жителей, это очень радостно.

Много делают для того, чтобы приезжали туристы, и это тоже помогает бизнесу. Это хороший тренд. Но с точки зрения удобства и комфорта предпринимателя в городе пока не так все здорово: мнение жителей — в приоритете, и это ставит предпринимателя в ситуацию, когда он вечно виноват.

Житель может пожаловаться на что угодно: мне мешает этот забор, я не хочу, чтобы здесь было кафе, мне не нравится их вывеска… Иногда это доходит до катастрофического абсурда, а иногда — уходит в потребительский экстремизм.

Сейчас политика города направлена на комфорт жителей, но без баланса между интересами бизнеса и жителей нам дальше нельзя.

В кабинете Анастасии — окна в пол и вид на производство. Фото: Александра Захваткина/АСИ

Есть и куда более сложные вопросы: например, благоустройство города. Чтобы что-то отремонтировать, нужно какое-то время потерпеть — это нормально для любого ремонта. Но это очень ударило по предпринимателям: многие бизнесы, которые находились на благоустраиваемых улицах, не пережили реконструкцию. На будущее нужен инструмент регулирования отношений между городом, арендатором и арендодателем в таких ситуациях.

И самое важное для меня: нужно, чтобы в команде мэра были представлены предприниматели. Важно, чтобы горожане начали слышать предпринимателей, чтобы и власть, и москвичи понимали, что это за люди, чем они живут, что могут дать и дают городу.

Вы сталкивались с недовольными жителями?

Обычно нет, потому что там, где мы открываем «АндерСоны», мы всегда стараемся благоустроить территорию, сделать красиво и удобно для жителей, для наших соседей, с которыми мы будем сосуществовать в районе. И все возникающие вопросы стараемся улаживать мирно, по-соседски. Но бывает всякое.

Например, недавно была морально тяжелая для нас история в на Крылатских холмах, у нас есть там летняя площадка, она крохотная и очень красивая. Мы ее сделали из совершенно уродливого места — из бетонных ступенек с красными перилами, до нас там был «Магнит». Жители реагируют по-разному: либо просто «я не хочу, потому что не хочу», или «я в ваше кафе все равно ходить не буду, а еще у вас тут алкоголики будут собираться, потому что здесь красиво стало». Какая-то перевернутая логика. Я понимаю, что жителей у нас гораздо больше, чем предпринимателей, но надо эту ситуацию исправлять.

Надо обязательно развивать женское предпринимательство — оно полезно для города. Мужчины покоряют мир, а женщины делают районообразующие штуки, которые улучшают жизнь: детский сад, площадки, обучающие проекты.

«Гибкость – главное качество нашего века»

Анастасия, кто вы по темпераменту? Какие качества цените в людях? Сейчас вы ищете себе ассистента, на что в первую очередь будете обращать внимание?

Я холерик и трудоголик. И в команду принимаю людей, которые любят работать. Не любят делать что-то конкретное, а просто получают удовольствие от работы – им это прикольно. Это первое, на что мы смотрим.

У нас есть книжечка с прописанными правилами, по которым мы живем, наши базовые принципы. Если человек их не разделяет, мы сделаем все, чтобы он к нам не попал.   Другое дело, что не всегда это можно понять на собеседовании.

Мы объясняем человеку: у нас сложно, мы — развивающаяся компания, и это значит, что мы живем в постоянных переменах. Нам нужны люди, которые нормально адаптируются к изменениям. Я вообще считаю, что гибкость —  одно из самых главных качеств для менеджера этого века.

«Деньги — это самое простое»

Как строится сотрудничество «АндерСона» с некоммерческими организациями? Они обычно сами приходят к вам с предложениями?

Да, это всегда их инициатива. Мы выступаем, скорее, партнером. Всегда просим фонд, чтобы это было что-то интересное. Некоторые приходят и говорят: «Давайте мы у вас какую-нибудь коробку поставим, будем деньги собирать». Нам не очень нравятся такие форматы. Мы и так собираем деньги на благотворительность.

Несколько лет назад я завела традицию: на мой день рождения сотрудники не покупают мне подарок, а собирают деньги, и мы перечисляем их в какой-либо фонд – например, фонд «Вера» или Детский хоспис «Дом с маяком».

Но вообще мне не важно, кому помогут мои деньги. Я точно знаю: фонд сделает так, чтобы мои деньги оказались в нужном месте в нужное время.

Мы любим, когда люди из фондов приходят с какими-то интересными проектами, мы всегда с удовольствием их поддерживаем.

Вам запомнился какой-нибудь проект?

Их было очень много. Мы помогали проекту «Детская деревня SOS. Томилино», много работаем с фондом «Вера» и с хосписом, фондами «Подари жизнь» и «Подсолнухом». Акции совершенно разные, я не могу сказать, что у меня есть какая-то любимая.

Я очень благодарна фондам за возможность помогать. Это такая «ленивая» благотворительность. Перечислить деньги — это самое простое, что я могу сделать. Когда я понимаю, что могу без всяких усилий помочь какому-то человеку, мне становится от этого хорошо. Я убеждена: люди занимаются благотворительность не для кого-то, а для себя.

«Важно, чтобы были чайлдфри места»

Какое у вас место силы?

Конкретные места не назову — думаю, об этом нельзя рассказывать, сила пропадет.

Я получаю удовольствие от путешествий, стараюсь совершить хотя бы десять небольших поездок в год. Двух-трех дней, в принципе, достаточно, чтобы перезагрузить голову и начать по-другому смотреть на вещи. Я не могу сказать, что отдыхаю — это не отдых, но перезагрузка.

Мне важно, чтобы в отпуске вокруг меня было мало людей — и детей. Когда взрослые люди вырвались вдвоем в отпуск, а им на голову в бассейне падают дети — это плохой отпуск. Важно, чтобы были такие места, куда ты можешь приехать и точно знать: там не будет никаких детей.

Как-то негуманно писать на дверях «вход с детьми запрещен».

Негуманно вести своего ребенка в ресторан в 11 часов вечера, чтобы он там вопил, когда за соседним столом сидят люди, пьют шампанское и хотят побыть вдвоем. Свобода одного человека заканчивается там, где начинается свобода другого. Есть места, где хорошо с детьми, но очень важно, чтобы были места чайлдфри.

В кондитерском цеху «АндерСона». Фото: Александра Захваткина/АСИ

Вы не проводите обучающие семинары?

Очень редко, если просят друзья. Я всегда говорю: я не могу ничему научить, потому что я не знаю, как. И я не верю, что человек, у которого получился бизнес, может рассказать, почему у него получилось. Не факт, что если бы тот же самый человек попал в другой временной промежуток, то у него получилось бы. Успешный бизнес — это удача, правильное время, правильные люди вокруг тебя.

Идея – это только 1% успеха, удача — 30%, все остальное — тяжелый изнурительный труд. Мне смешно, когда стартаперы говорят: «Не буду рассказывать свою идею, а то украдут!»

Идей всегда очень много. Но от идеи перейти к реализации и дойти до того момента, когда идею можно назвать бизнесом — огромный труд. Как можно этому научить? Можно рассказать про себя, и человек может из этого что-то взять. Я не верю в то, что тот, у которого получилось, может тебя научить. Как правило, человек не в состоянии это объяснить. Он сам не знает, да и некогда ему думать об этом.

Назовите три составляющие вашего идеального дня.

Идеальный день – это солнце, бокал просекко и ограниченное количество интересных собеседников. А если обычный, типовой день — то наши андерсоновские сырники, они вообще могут спасти любой день.

Подписывайтесь на канал АСИ в Яндекс.Дзен

Дорогие читатели, коллеги, друзья АСИ.

Нам очень важна ваша поддержка. Вместе мы сможем сделать новости лучше и интереснее.

Рекомендуем

В Удмуртии прошел форум социальных предпринимателей

Около 300 участников собрались 5 июля на форуме-слете социальных предпринимателей в Ижевске, чтобы обсудить проблемы развития социального предпринимательства, получить новые знания, познакомиться с опытом других…