Фото: nb-fund.ru

Какие нормы о поддержке ответственных бизнесменов нужно закрепить официально, по мнению самих коммерсантов?

В России до сих пор нет закона о социальном предпринимательстве, но это не мешает ответственному бизнесу решать важные общественные проблемы, не дожидаясь, пока законодатели «назовут» и «посчитают». Но закона все равно ждут. Корреспондент АСИ спросил социальных предпринимателей, что должно быть написано в законе о социальном предпринимательстве, чтобы сделать жизнь коммерсантов легче, а общество в целом – счастливее.

Вдох-выдох 

Екатерина и Данил Силкины решили открыть в городе Заполярном Мурманской области «соляную пещеру». Для сурового северного климата это не экзотика, а жизненная необходимость.

«Мои родители 30 лет прожили на севере, у мамы бронхиальная астма, у отца — проблемы с легкими. Приходится принимать сильные таблетки и пользоваться ингаляторами, все это дает большую нагрузку на организм. Однажды я сама прошла курс лечения от затяжной простуды в соляной пещере, и мы с мужем подумали, что это могло бы помочь не только родителям, но и многим жителям поселка»,− рассказывает Екатерина.

Екатерина и Данил прошли обучение в программе «Норильского никеля» по поддержке социального предпринимательства «Мир новых возможностей» и получили беспроцентный заем на реализацию своей идеи. В апреле «пещера» (на самом деле — комната, оборудованная специальными установками, имитирующими воздух соляной пещеры), которая должна стать первой в будущей сети, открывается.

«Главной проблемой было помещение. Чтобы найти подходящее и получить его по адекватной цене, пришлось хорошо поискать и пройти аукционы, − рассказывает Екатерина. − Не могу сказать, что это была большая проблема – просто задача, которую надо было решить. Каких-то тупиков не было. Хотя хотелось бы, чтобы госорганы были более открытыми и настроенными на то, чтобы поддержать социальных предпринимателей, а не просто сдать площадь подороже. Сейчас нам нужна даже не финансовая помощь, а открытый диалог с государством: чтобы мы могли помогать льготникам, которые в этом нуждаются, или войти в число поставщиков услуг. Надеемся, что это еще произойдет».

Итого, первые пункты для разработчиков закона:

  1. Продумать возможность предоставления предпринимателям льготных помещений.
  2. Облегчить выход на рынок социальных услуг для ответственных бизнесменов.

Чудо-дети и чудо-взрослые

Еще один победитель программы «Норникеля» − детский центр «Чудо дети» в Норильске.

Чудо-дети
Константин Гарнага. Фото из архива центра «Чудо дети»

«Мы занимаемся интеллектуальным развитием детей от нуля до 17 лет, − рассказывает директор центра Константин Гарнага. – Раннее развитие, подготовка к школе, эмоциональный интеллект, моторика, кругозор, дыхательная гимнастика, постановка звуков, различные творческие и общеразвивающие занятия – с маленькими детьми мы работаем по программе сети «Точка роста» (сеть детских центров). Со школьниками мы занимаемся робототехникой, приобрели франшизу Лиги  роботов. Центр посещают около 200 человек, для нашего города это много. Наверное, мы самый крупный центр, который занимается интеллектуальным и эмоциональным развитием детей».

Помещение – здесь основная головная боль. Двести квадратных метров для магазина – это много, а для образовательного учреждения − это всего два хореографических зала и несколько кабинетов для занятий. При этом состязаться с торговлей в прибыли социальные предприниматели не в состоянии.

«Чтобы расшириться, мы попросили площадь в муниципалитете, и нам ее дали в безвозмездную аренду. Но условия настолько жесткие, что мы не можем использовать это помещение, пришлось отказаться. Так что, если говорить о законе, то иметь механизмы взаимодействие с муниципалитетами было бы полезно. Также нужны специальные условия по аренде недвижимости. Налоговые льготы были бы полезны: мы оформляем сотрудников по трудовому законодательству, и социальные выплаты очень затратны. Было бы хорошо снизить для тех, кто решает социальные проблемы».

  1. Назначить ответственных в регионах за взаимодействие и помощь социальному бизнесу.

Лесной отель — не гостиница в центре Москвы

Москвичка Анна Клепиковская и ее семья взялись возрождать полуразрушенный туристический центр в поселке Пинега Архангельской области. Муж оттуда родом, а его сестра оставила работу в Архангельске и переехала в поселок, чтобы возглавить семейное предприятие. Лесной отель «Голубино» на 80 мест построили на кредиты. Теперь здесь работают 15 местных жителей (на работу принципиально берут только пинежан), а место постепенно становится центром притяжения.

«Наша главная задача — чтобы это работало не только на туристов, но и на местных жителей, − рассказывает Анна Клепиковская. – Мы организуем культурные мероприятия – например, сейчас проходит показ документальных фильмов «Арктик-Синема», куда мы привозим школьников. Мы хотим показать, что люди и в отдаленных местах могут работать интересно, по-новому, с верой в будущее».

Главная трудность семейного отеля, расположенного в 200 км от ближайшего города, − требования к гостинице абсолютно такие же, как если бы она стояла в центре Москвы.

«У нас нет центрального водоснабжения, канализации, системы отопления − все устроено по-другому. Затраты, которые мы несем по созданию инфраструктуры, никак не компенсируются. При этом нормы часто никак не соотносятся с действительностью. Например, мы не имеем права вывезти мусор со своей территории, это должна сделать лицензированная компания. Единственная такая − в соседнем поселке, и у нее одна машина, которая время от времени ломается. Найти замену в Архангельске, чтобы они приехали за 200 км и отвезли мусор от отеля до свалки в 20 км − это будет столько стоить, что можно сразу закрыться.

Второй момент — вся наша семья занята 24 часа в сутки. У нас нет возможности идти и собирать кучу бумаг, доказывая, что мы социальные предприниматели. Даже чтобы узнать, какая льгота нам причитается, надо горы свернуть и биться во все двери. Учитывая наши расстояния, непроезжие дороги и количество труда, которого требует отель 24 часа в сутки, это просто нереально. В законе должно быть какое-то очень понятное и эффективное определение, должна быть инициатива со стороны государства по включению, выявлению, поддержке социальных предпринимателей. И отчетность должна быть максимально простой».

  1. Адаптировать санитарные, коммунальные и другие требования под индивидуальные особенности социальных предприятий.
  2. Максимально облегчить отчетность социальных бизнесменов за оказываемую господдержку.

«Важно, чтобы не мешали»

О необходимости закона о социальном предпринимательстве говорят давно, но единственная реальная инициатива − это поправки в Федеральный закон № 209 «О развитии малого и среднего предпринимательства в Российской Федерации», инициированные Минэкономразвития в 2016 году. Помогут ли они?

«Поправки в несколько статей предусматривают в том числе определение понятия «социальное предпринимательство», которого сейчас в законодательстве нет, − рассказывает Дарья Милославская, председатель совета Ассоциации «Юристы за гражданское общество». – Речь идет о зарабатывании денег, которые будут потрачены на решение определенной социальной проблемы или будут заработаны с обязательным привлечением инвалидов, многодетных, малообеспеченных граждан. Они позволяют предпринимателям направлять свою прибыль на определенные (социальные) цели и пользоваться преференциями. К сожалению, эти поправки никак не помогают некоммерческим организациям, которые много лет развивают в России социальное предпринимательство как явление».

«В том виде, в котором предлагается законопроект, он не нужен. Более того, он вычеркивает 60% тех, кто считает себя социальными предпринимателями, — некоммерческие организации, − уверен Владимир Вайнер, директор Фонда развития медиапроектов и социальных программ Gladway. − Кроме того, там есть много забавных элементов. Например, такие предприятия должны иметь в штате не менее 50% граждан из социально незащищенных категорий, но их фонд заработной платы может быть не менее 25%. Хочу обратить на это внимание – по формальным критериям предполагается, что социальное предприятие, созданное для решения проблем социально незащищенных граждан, может платить этим категориям заведомо меньше, чем «обычным». «В этом есть что-то не то», как пел Борис Гребенщиков в песне «Рок-н-ролл мертв».

Нужен ли закон? Нужен. Такой, который ввел бы новый вид деятельности, позволяющий, независимо от формы собственности, определить себя как социального предпринимателя и соответственно оказаться в правовом поле. Не обязательно говорить о государственной поддержке. Важно, чтобы не мешали, относились к этому как к очевидному явлению. К сожалению, похоже, что примут именно эти поправки − они прописаны в дорожной карте, и слишком много ответственных лиц. Большого оптимизма испытывать не стоит. Но когда-нибудь в будущем, когда социальная экономика окрепнет, она сможет объединиться и принять адекватный закон», — надеется Вайнер.

Дорогие читатели, коллеги, друзья АСИ!

24 октября АСИ исполнилось 24 года.

Благодарим за сотрудничество и надеемся на вашу поддержку.

Вместе мы сможем сделать новости лучше и интереснее.

Рекомендуем

Встреча участников программы «Пасека»

На встречу приглашаются некоммерческие организации, социальные предприниматели, цифровые компании, фрилансеры и все, кому интересна тема оказания профессиональных услуг для некоммерческих организаций. Мероприятие бесплатное.

Человек и кошка

Владимир Кузин, основатель первого в Москве котокафе «Котики и люди» — об утилитарном отношении к животным, первом кошачьем прайде и о том, почему каждая кошка…