Фото: danilovcy.ru

Почему корпоративные волонтеры — инструмент решения внутренних проблем компаний, и почему «настоящие» волонтерские объединения не готовы идти на компромиссы с бизнесом, — рассказывает руководитель добровольческого движения «Даниловцы».

Что такое социальное волонтерство

Особенность благотворительности и социального волонтерства — фокус внимания на человеке, причем — на «человеке в беде». Благотворительные волонтерские организации имеют достаточно узкую, но глубокую компетенцию, направленную на оказание помощи, а не на решение сторонних задач. Некоторые фонды — лучшие профессионалы в стране в решении той или иной конкретной социальной проблемы.

Благотворительные организации, как правило, малоресурсны. Все их силы и компетенции, как спираль, закручены вокруг того самого «человека в беде». Что-либо стороннее, что не является вкладом в оказание помощи, скорее трата ресурсов, расточительство, а не что-то полезное. Поэтому благотворительность в своем большинстве не готова к «взаимовыгодному» сотрудничеству, не готова идти на компромиссы. Это — безусловный недостаток очень многих фондов и волонтерских организаций.

Социальное волонтерство — это оказание помощи в пространстве личных отношений, встреча «лицом к лицу», где «называют друг друга по имени». Тут неизбежно сопереживание другому, участие в его судьбе и, так или иначе, принятие ответственности за него.

Тут бесконечно важны длительные регулярные отношения, поскольку волонтеры не могут кардинально изменить чью-то жизнь (не могут вылечить, вытащить из бедности и т.д.). Но они могут дать нуждающимся поддерживающие отношения, изменить качество жизни. А это невозможно в формате единичных акций.

Социальное волонтерство требует профессионального подхода. Чтобы все работало, нужна целая система привлечения и подготовки волонтеров, создания и развития команд добровольцев. А также — система сопровождения и поддержки волонтеров, профилактики их «выгорания» и т.д. А иначе, как добиться того, чтобы в больницу каждые понедельник и среду приходили волонтеры? Как не обмануть ожидания детей, сидящих у входа в больничное отделение и ждущих волонтеров?

Волонтеры в Морозовской больнице. Фото: «Даниловцы»

Недавно я услышал реплику о наставничестве в отношении сирот. Она прекрасно иллюстрирует мою мысль. Руководитель известной организации, полемизируя с нынешней модой на наставничество, а вернее попсовым или «лайт» подходом, сказала: «У нас есть пары (наставник – сирота), которым исполнилось девять лет. Очень жаль, что мало кто понимает, сколько нужно вложить сил и труда профессионалов (а значит и денег), какую систему работы надо построить, чтобы такие пары не распались».

И как бы это ни было парадоксальным, я не знаю ни одной бизнес-компании, способной на организацию серьезных программ социального волонтерства. При всех своих ресурсах бизнес не готов вкладываться. Социальное волонтерство ему непонятно, поскольку, будучи значимым для «людей в беде» и для самих волонтеров, оно не может дать бизнесу тех выгод, что требуются.

Далее я объясню, почему я так думаю.

Что нужно знать о бизнесе?

Первое. Волонтерство для бизнеса, а точнее корпоративное волонтерство – один из инструментов для решения внутренних корпоративных задач. Задачи эти могут быть разные – и улучшение имиджа, и социальная ответственность в регионе присутствия, и прокачка «softskills» у сотрудников, и улучшение рабочего климата и т.д.

Фото: http://www.danilovcy.ru

Во всех известных мне случаях – это внутренние задачи бизнеса. И каждый раз корпоративное волонтерство в той или иной мере способно их решать. Но как только появится более эффективный инструмент, от корпоративного волонтерства могут отказаться. Именно такой подход декларировали представители бизнеса на разного рода конференциях. Даже после самых добрых и социально-ориентированных слов, всегда звучит оговорка: «Бизнес — есть бизнес, ничего личного». И звучит это в отношении волонтерства и благотворительности очень ненадежно!

Второе.

Сегодня у бизнеса в отношении корпоративного волонтерства — период смотрин и тестирования.

Похвастаться серьезными стабильными волонтерскими многолетними программами могут от силы пара десятков организаций на фоне тысяч иных. И даже среди этих лучших, известные мне компании находятся в стадии поиска, эксперимента и осмысления. А это — недостаточная база для развития социальных волонтерских программ.

Каковы естественные ограничения у корпоративного волонтерства?

Известно, почему насекомые не могут вырасти больше нескольких сантиметров. Из-за отсутствия кровеносной системы кислород к внутренним органам поступает из воздуха. При превышении определенного размера он вглубь организма не проникает.

Фото: facebook.com/groups/106788886585091

Известно также, почему человек сам по себе ни при каких способностях не может летать. Дело в том, что в отличие от птиц, люди посредством мышц тратят недостаточно энергии. В этом отношении птицы в пять-шесть раз «сильнее» людей.

Любая бизнес-компания тоже имеет свою природу, из которой проистекают естественные ограничения в отношении развития волонтерства. Бизнес-компания — это своего рода «подводная лодка».

Росту и развитию волонтерства мешает замкнутость трудового коллектива. Любая компания стремится к малой текучке кадров, что хорошо для дела, но плохо для волонтерства. Слабая ротация волонтеров, отсутствие «свежей крови» приводит к привыканию, накапливаемой усталости, отказу от серьезного волонтерства и переходу к режиму две-три акции в год, которые носят, большей частью, досуговый характер. Известно, что волонтеров в организациях среди сотрудников — 5-7%.

Важно сказать и об «усталости начальства». Мода, новизна корпоративного волонтерства поначалу его «заводит». Порой срабатывает и некоторый соревновательный эффект, мол, если есть у коллег, пусть будет и у нас и не хуже. Но через года два-три руководство остывает, и это чувствуется на всех уровнях. Волонтерство вынуждено или постоянно доказывать свою результативность и эффективность или подстраиваться под эмоциональный интерес начальства. А такой режим существования мало подходит для социальных программ.

Известная мне благотворительная организация предложила одной компании корпоративное социальное волонтерство, и, на удивление, дело пошло очень ярко и масштабно. Однако через два года руководство остыло, да и почти все активные сотрудники компаний попробовали себя, «наелись» волонтерством, и количество участников резко упало. При этом подопечные никуда не делись. Они так и ждут волонтерской помощи.

Устремленность компании к достижению своей бизнес-цели автоматически ограничивает выбор направлений волонтерства, что также ограничивает количество участников. К примеру, занимаясь сбором мусора, организуя поездки в детский дом и даже помогая животным, компания может быть не готова оказать волонтерскую помощь старикам. Это означает, что те сотрудники, которым по какой-то причине важно было бы помочь ветеранам 9 мая, – не будут волонтерами.

Что хорошо умеет бизнес?

Безусловно, в бизнес-компаниях накоплен опыт и есть успехи. Проводятся волонтерские акции (как свои собственные, так и в поддержку благотворительных фондов). В среднем, компании проводят по три-пять акций в году. Наиболее распространены экологические десанты или поездки в детские дома.

Очень серьезных успехов крупный бизнес достиг, поддерживая инициативы сотрудников в малых городах (городах присутствия).

Вот, к примеру, в одном из дворов небольшого моногорода есть неудобная и старая лестница, ходить по которой старикам трудно, а в гололед и вовсе невозможно. Несколько сотрудников местного комбината решили отремонтировать лестницу и приладить к ней новые перила. Другие сотрудники хотели бы оборудовать опасные участки автодороги с плохим обзором проезжей части яркими предупреждающими знаками для пешеходов.

экомарафон понеслось
Экомарафон «ПонесЛось» компании «Норникель». Фото: https://www.facebook.com/groups/106788886585091/#_=_

Эти добрые дела требуют не только материалов и денег (пусть и небольших), но, что самое нужное, – волонтерского труда. Сотрудники другого предприятия организовали курсы компьютерной грамотности для взрослых и пожилых людей. Оказывается, в их городе не только старики, но и множество сорокалетних не знают, как пользоваться компьютером и даже смартфоном.

Нередко компании развивают и pro bono волонтерство, что немаловажно для тех, кому они помогают. Востребована помощь юристов, врачей, IT-специалистов и т.д. Однако успехи в этой области я бы назвал условными. Дело в том, что в большинстве компаний, о которых я слышал, специалисты, занимаясь помощью pro bono, фактически работают за деньги. То есть, компания разрешает (или рекомендует) им в рабочее время отрабатывать сторонние благотворительные заказы. Это, безусловно, благотворительность, но не волонтерство.

Недостатки бизнеса в отношении благотворительности

Сегодня среди бизнес-компаний преобладает адресная помощь — ремонт детского дома, разовые праздники, покупка оборудования в детскую больницу, оплата лечения нескольким конкретным людям.

В большинстве своем бизнес не готов вкладываться в системные социальные и тем более в социальные волонтерские проекты и программы.

Это понятно, поскольку профессионализация требует не только вложений, но и создания и развития команды. Это все дорого, сложно и непрофильно для бизнеса. Лет десять назад крупная корпорация открыла в нескольких регионах центры по работе с сиротами. В свое время они были реально важны и востребованы. Но финансовые трудности компании привели к закрытию таких центров, хотя, как небезосновательно можно предположить, этот благотворительный бюджет на фоне общего оборота капитала корпорации, даже с учетом кризиса, был небольшой.

Бизнес стремится иметь те или иные нематериальные дивиденды от благотворительности. В результате бизнес-компании часто ориентированы на благотворительные «бренды».

Как-то крупная IT-компания пригласила меня для переговоров по корпоративному волонтерству. Задача звучала так: есть сотни сотрудников в главном офисе, немалая часть которых готова к волонтерству, необходимо провести тренинги. Меня просили познакомить сотрудников с тем, где и как они могут применить свои силы, помочь им осознать свои возможности и «мотивировать» на участие в добрых делах.

Но потом мне поведали, что эта IT-компания давно работает с шестью наиболее известными и брендовыми благотворительными организациями, и ее бюджет на социальные программы отдан этим фондам. В контексте этого задача, которую поставили передо мной, изменилась. Нам предложили без оплаты труда (все деньги же отданы фондам) провести тренинги по «профориентации» и мотивации сотрудников для их участия в программах упомянутых брендовых благотворительных организаций.

На мое недоумение, почему небогатое добровольческое движение «Даниловцы» должно обслуживать и готовить волонтеров для лучших фондов в стране, у которых есть и серьезные деньги, и свои волонтерские программы, мне было сказано, что «Даниловцам» доверяют как специалистам. Но IT-компании выгодно предоставить волонтеров именно указанным фондам, а эти фонды не работают с неподготовленными и немотивированными волонтерами. В итоге, я отказался от столь странного предложения, где две располагающие ресурсами стороны используют третью, вполне скромную в этом отношении, для достижения своих целей.

Семинар «Координатор волонтерской группы». Фото: «Даниловцы»

Или другой пример. Известная социальная сеть ввела «верификацию страниц» для НКО. Казалось бы, дело хорошее. Благотворительная организация может иметь настоящую свою страницу и не беспокоиться о мошенниках. Но на деле оказалось, что от НКО хотят не только доказательств, что страница действительно принадлежит им, но и соответствия неким стандартам, выгодным самой соцсети.

Говоря проще, социальная сеть захотела получить от НКО качественный уникальный и регулярный контент, для производства которого у большинства общественников нет ни сил, ни возможностей. Мол, хотите дружить с бизнесом – оторвите ресурсы от вашей благотворительности и создайте отдел, отрабатывающий интересы бизнеса.

Чего ждать в ближайшем будущем в отношении бизнеса и НКО?

Как я уже сказал, не стоит ждать серьезного участия бизнеса в развитии социального волонтерства. Уж поверьте.

Для развития своего корпоративного волонтерства совместно с НКО бизнесу достаточно или использовать НКО как площадку для акций, или консультироваться у НКО по некоторым вопросам. Я думаю, что по этому пути идут 20% компаний из тех, что интересуются благотворительностью.

Очень немногие компании стремятся развивать профессиональную программную помощь. Таких, конечно, ничтожно мало, скажем 3%.

Они создают (нанимают) свой фонд, способный всерьез развивать благотворительные программы и стать площадкой для корпоративного волонтерства.

Остальные 77%, как и прежде, будут поддерживать финансово адресные запросы сторонних брендовых НКО или оказывать адресную помощь детским домам или конкретным людям.

Дорогие читатели, коллеги, друзья АСИ.

Нам очень важна ваша поддержка. Вместе мы сможем сделать новости лучше и интереснее.

Рекомендуем

Ответственные за дома престарелых: как работают координаторы социальных учреждений

Зачем фонду «Старость в радость» нужны координаторы в домах престарелых и как организовать поездку к бабушкам и дедушкам, рассказали специалисты благотворительной организации на конференции в…

Волонтеры благоустроят туристический маршрут из комедии «Спортлото-82» на территории Адыгеи

Кавказский государственный природный биосферный заповедник приглашает волонтеров помочь в благоустройстве популярного с советских времен туристического маршрута из комедии Леонида Гайдая «Спортлото-82».