Владимир Хромов. Фото: «Даниловцы»

Директор СВОД Владимир Хромов — о том, почему мало просто объявить День и Год волонтера и какие проблемы нужно решить, чтобы действительно помочь добровольцам.

Президент РФ В.В. Путин своим указом объявил 5 декабря Днем добровольца (волонтера), а 2018 год — Годом добровольца (волонтера). Чего же ждать/на что надеяться от государственных органов нам, представителям НКО? И какое влияние новый праздник окажет на развитие гражданского общества?

Один день и три года

Появление в календаре праздников Дня волонтера — событие, безусловно, позитивное. Это логичное продолжение мер государства по поддержке волонтерства, принятых в течение 2015-2017 годов. За эти три года был принят ряд поручений президента:

—  по поддержке волонтерства в медицинских учреждениях (2015 год)

—  по снятию барьеров, мешающих развитию волонтерства (2016 год)

—  по разработке плана мероприятий по по совершенствованию правовой и нормативной базы деятельности волонтеров (2016, 2017 годы). Только за 2017 год были разработаны несколько основополагающих документов, касающихся добровольчества (волонтерства):

А в ноябре нынешнего года в Госдуму был внесен законопроект «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации по вопросам добровольчества (волонтерства)», который существенно расширяет и совершенствует правовую основу деятельности добровольцев (волонтеров). Об этом я уже ранее писал. Есть все основания полагать, что законопроект до конца года будет рассмотрен и принят в первом чтении, а в начале 2018 года будет утвержден. Это станет мощным прямым сигналом к региональным властям — во-первых, по соблюдению требований нового законодательства, и во-вторых, по созданию или доработке собственных правовых и нормативных актов. А также — по выделению ресурсов из региональных бюджетов на поддержку добровольчества.

Чего хочет власть

Самое интересное, что поддержка волонтерства входит в долгосрочную стратегию государства по повышению масштаба, роли, возможностей некоммерческого сектора по оказанию социальных услуг. Как-то я ехал в метро и решил поизучать случайно у меня оказавшийся текст презентации Минэкономразвития от 2011 года со скучным названием «Повышение эффективности гос.инвестиций в сектор СО НКО», разработанный The Boston Consulting Group. И с удивлением обнаружил, что почти все меры, предусмотренные докладом, последовательно реализуются госорганами! Не так быстро и успешно, как планировалось, но в целом — с неотвратимостью товарного состава. Это, безусловно, производит впечатление. И если мы с вами честно оглянемся на семь лет назад, то увидим, что за это время сектор НКО весьма существенно вырос по большинству количественных и качественных показателей. В какой мере в этом заслуга государства и в какой — самих НКО, тут оценить сложно. Но очевидно, что государство пытается дать вырасти некоммерческому сектору и волонтерству, не связанному с политической борьбой. Государство открывает для активных граждан и НКО окно возможностей как минимум на один год, а весьма вероятно, и дольше.

Я бы выделил две важных задачи волонтерских НКО: повысить свою эффективность (добиться результатов и позиционировать себя) и максимально рассказать о себе обществу (чтобы привлечь волонтеров). Те, кто решат эти задачи лучше других, получат и партнерство (поддержку) власти, и продвижение своих брендов, и возможность влиять на глобальные или региональные проекты в секторе. При этом государство активно демонстрирует готовность замечать и поддерживать эффективные, аполитичные НКО, настроенные на конструктивное партнерство, и наоборот, достаточно резко реагирует на попытки несанкционированной политической активности и зарубежное финансирование. Плюс власти декларируют важность опоры на внутренние ресурсы развития — в этом смысле волонтерские проекты весьма востребованы. Волонтеры активно улучшают мир вокруг себя и привыкли справляться с трудностями самостоятельно — прекрасный объект для инвестирования госсредств в гражданское общество! Плюс, существует достаточно большой сектор окологосударственных волонтерских проектов в области спорта, патриотического воспитания, работы с молодежью, которые опираются на инфраструктуру вузов и абсолютно лояльны государству.

Концептуально власть предлагает гражданам строить общество «всеобщего участия» и разделить с государством бремя реализации социальных проектов. Волонтерство в этой логике — механизм прямого вовлечения населения в решение острых социальных проблем, в том числе по помощи нуждающимся. Но что сейчас значит волонтерство для обычного россиянина? Каково отношение людей к добровольцам?

Планы на Год

По данным исследования «Вовлеченность россиян в добровольчество (в рамках мониторинга состояния гражданского общества) в 2015 году», проведенного НИУ ВШЭ, только 11% населения называют волонтерство важной частью своей жизни. Больше интересуются деятельностью волонтеров люди с высшим образованием, меньше — люди старше 60 лет и домохозяйки. Подавляющая часть населения — 93% — считает, что нуждами и проблемами людей должно заниматься правительство, и только 7% считают правильным, чтобы эти проблемы активно решали НКО и добровольцы.

Важнейшая совместная задача НКО и государства в Год волонтера — изменить эту негативную общественную установку. Для этого надо создавать информационные поводы и рассказывать людям, кто такие волонтеры, чем они занимаются, почему бескорыстно помогают, как волонтерство влияет на их жизнь.  Часть таких мероприятий анонсирована в уже упоминавшемся Плане поддержки развития волонтерства. И объявление Дня и Года волонтера, и публичная поддержка волонтерства президентом и первыми лицами государства работают на решение данной задачи. Стоит добавить, что эта область может стать впечатляющим примером партнерства государства и НКО.

Другая проблема, которую надо решить, — отсутствие достоверной статистики по волонтерству, что мешает оценить эффекты от деятельности волонтеров, обосновать необходимость выделения им государственных средств и оценить результативность мер господдержки. Видимо, будет дано соответствующее поручение Госкомстату по сбору статистики и ее анализу.

Ну, и третья проблема, которой надо обязательно заниматься совместно НКО и государству — снятие барьеров на пути развития волонтерства, максимальное открытие дверей для волонтеров в социальные и медицинские учреждения. Тут есть масса проблем и в регламентировании взаимодействия с теми же больницами, и в обучении чиновников общаться с волонтерами. Одна из опасностей — приравнивание волонтеров к сотрудникам и распространение на них всех требований по сдаче анализов, прививок, прохождению медосмотров. Такой формалистский подход, если он будет реализован (например Роспотребнадзором), отсечет от волонтерства большинство работающих людей и пенсионеров, а часть волонтеров вынудит помогать полулегально, как это происходило до настоящего времени. Решить это можно за счет экспертного взаимодействия волонтерских НКО и органов власти, а также координации этой экспертной работы в рамках межведомственного взаимодействия. Очень надеюсь, что это сработает.

В общем, важно, чтобы слова и дела у государства не расходились. Очевидно, что волонтерский сектор в России развивается стремительно, но находится пока в начале пути.

Справка

Ассоциация некоммерческих организаций «Союз волонтерских организаций и движений» (СВОД) создана в 2009 году с целью объединения усилий и консолидации добровольческих организаций. В СВОД входят 15 крупных волонтерских движений и благотворительных фондов, организующих деятельность более 8000 постоянных волонтеров в более чем 400 социальных и медицинских учреждениях в 20 регионах России.

Рекомендуем