Фото: Форум Доноров

Юбилейная XV Ежегодная конференция Форума Доноров на этот раз была посвящена доверию к НКО — теме, звучавшей в этом году на всех публичных собраниях сектора.

Поскольку тема, мягко говоря, не нова, я отправлялась на конференцию с некоторым опасением. Неужели опять будем мусолить одни и те же вопросы — должна ли организация быть прозрачной? Кому нужна открытость? Как сделать так, чтобы о благотворительности писали СМИ? И т.д. и т.п.

Но разочарования не случилось. Часть «вечных» вопросов и известных всем ответов прозвучала, но при этом появились и новые ракурсы обсуждения, конкретные идеи и предложения.

Программа конференции была сверстана таким образом, что параллельно с так называемым теоретическим обсуждением шла работа практических секций, где обсуждались, например, онлайн-инструменты коммуникации, конкретные сервисы, предоставляемые организациями, и прочее. Действовала и консалтинговая зона, где любой желающий мог задать специалистам интересующие вопросы.

Доверие – между кем?

Вопрос доверия возникает тогда, когда есть отношения. Эти отношения у НКО есть (или могут возникнуть) с обычными гражданами, представителями бизнеса, власти, ну и внутри сектора между коллегами. Пожалуй, самый актуальный вектор – отношения с властью. Не случайно на конференции было немало ее представителей.

«Сейчас роль госфинансирования НКО значительно выше, чем несколько лет назад. Когда мы говорим с бизнесом, мы говорим на его языке – об эффективности, инструментах и т.д. Государству этот язык, в общем-то, понятен. С другой стороны, у него есть и своя специфика, и свой язык. Именно поэтому появляются слова, которые воспринимаются неоднозначно — такие, как «рекомендации», «стандарты». Не надо их игнорировать и давать только свое представление о прекрасном. Надо искать какие-то алгоритмы, для того чтобы это прекрасное у нас сошлось. Поэтому мы постарались пригласить людей из госсектора, очень разных. Но все они готовы говорить про НКО. И не просто так говорить, они реально с этим работают», — сказала Александра Болдырева, исполнительный директор Форума Доноров.

Доверяющая Дума

Едва ли не впервые на конференции присутствовал представитель Госдумы. Наталья Костенко, заместитель председателя парламентского Комитета по развитию гражданского общества, вопросам общественных и религиозных объединений, высказала свое мнение о том, как из Думы видится третий сектор и существует ли к нему доверие государства.

«Некоммерческие организации делают  дело не менее важное для страны, чем Кремль, правительство и другие важные органы, — заявила Костенко. — Государство, конечно, заинтересовано в развитии этого сектора. Ресурс добрых сердец наших граждан недостаточно задействован. Тут есть с чем работать».

Государственная Дума сама сейчас, по словам ее представителя, пытается преодолевать кризис доверия общества. Новый созыв старается разрушить сложившиеся за годы стереотипы: «машина по голосованию», «бешеные принтеры». Сейчас парламент пытается «раскрыть все свои уши» и вовлечь как можно больше граждан в обсуждение самых разных вопросов.

Госдума полностью открыта для диалога с НКО по вопросам общественного контроля – на этапе обсуждения законов и в процессе реализации уже принятых. Планируется, в частности, вовлекать максимальное число экспертов и простых граждан в обсуждение законопроектов «О некоммерческих организациях» и «О благотворительной деятельности и благотворительных организациях».

При этом депутат успокоила присутствующих: «Я не вижу желания вмешиваться в сферу благотворительности. Государство на данном этапе «дает пас» обществу. Саморегулирование, на наш взгляд, будет гораздо более эффективным».

Социология такая социология

На конференции были представлены результаты очередного исследования НИУ «Высшая школа экономики». Оно засвидетельствовало рост доверия к благотворительному сектору, который начался с 2013 года. Несмотря на то, что в 2015 году был зафиксирован резкий спад, в последние два года наблюдается лишь увеличение показателей, рассказала Ирина Мерсиянова, директор Центра исследований гражданского общества и некоммерческого сектора НИУ «Высшая школа экономики».

Сегодня 59% россиян скорее согласны доверять благотворительным организациям, а 11% респондентов согласились на безоговорочное доверие. «Почти две трети доверяющего населения — это очень высокий уровень», — считает Ирина Мерсиянова.

Тем не менее, по данным социологов, лишь 8% опрошенных убеждены, что все благотворительные организации бескорыстно ведут свою деятельность. Большинство респондентов считают, что государство должно регулировать деятельность как благотворительных организаций (73%), так и частных жертвователей (66%), отслеживая их истинные мотивы.

Но тут дело еще и в постановке вопроса. В формулировке звучит понятие «истинные» мотивы — то есть подразумевается, что есть «ложные» или фальшивые, и что «истинные» сильно и в плохую сторону от них отличаются. Кроме того, такой вопрос социологов также предполагает, что существует некое министерство мыслепреступлений или министерство правды, которое должно выяснить, по какой именно истинной причине люди занимаются благотворительностью. Возможно, на самом деле ужасные благотворители занимаются этим делом для того, чтобы, скажем, поедать младенцев.

Иначе говоря, императивно предлагается выбор между кислым и зеленым. Невольно вспоминается старый социологический анекдот: «Нет, вы уж скажите, на кого больше похож слон, на птицу или рыбу?»

Мировые тренды

Присутствующие на конференции западные гости – из Германии и Великобритании – уверяли, что вопросы доверия столь же актуальны и в других странах.

Тим Харрисон, директор трекинговых исследований nfpSynergy, подчеркнул, что на отношение к НКО влияют негативные публикации в СМИ. В Ирландии, Великобритании, Австралии к резкому падению уровня доверия в обществе привели публикации о чрезмерных и неэффективных тратах пожертвований, завышенных зарплатах руководителей фондов, участии благотворительных организаций в политических акциях. «В Великобритании в 2015 году летом было много скандальных историй, связанных с навязчивым сбором средств — на улице, по телефону. Но… если какое-то время про тебя не пишут, доверие восстанавливается», — подчеркнул Тим Харрисон.

Мария Черток, директор фонда «КАФ», предложила расширить рамки обсуждения доверия. «Во многих странах сейчас происходит тотальный кризис доверия к институтам», — рассказала Мария, сославшись на всемирное исследование «Барометр Эдельмана». — Это проблема структурная, а не коммуникационная. НКО не доверяют вместе с другими институтами, в том числе. Это проблема углубления экономического неравенства, проблема коррупции, проблема того, что демократические институты плохо работают. И люди доверяют только близким, только знакомым».

Поэтому выход тоже должен быть структурным: отношения вертикали и подчинения (донор дает деньги просителю, богатый помогает бедному) не выдерживают проверку временем. На их смену могут приходить иные практики. Например, фонды местных сообществ, сконцентрированные на совместном решении разными людьми общих проблем.

Также полезным может быть изучение социального воздействия тех или иных благотворительных инициатив. «Давайте спросим людей, что изменилось в их жизни. Сначала спросим, в какую сторону их жизнь должна меняться и как изменилась после. А не только отследим, как мы выполнили цели проекта», — призвала Мария Черток.

Третий пример – организация благотворительных кампаний, вовлекающих большое количество разных людей. В частности, к этому стремится инициатива #ЩедрыйВторник. «Что ее отличает от других кампаний – это то, что никто ничего не контролирует. Все участники делают то, что продвигает цели их организаций. Это золотая жила для привлечения новых сторонников и доноров, коллективное действие, поднимающее доверие ко всем».

Видеть за заявкой человека

Илья Чукалин, генеральный директор Фонда президентских грантов, обратил внимание на сложность, которую порождает формальный подход. «Для фонда соблюдение формальных процедур — залог успеха, как грантооператору ему будут доверять, если он будет следовать правилам. Но и внимание к конкретным получателям поддержки тоже должно быть. Жизнь есть жизнь, человек по природе несовершенен. Чаще всего ошибки в заявках [на гранты] – неумышленные», — подчеркнул Илья Чукалин.

Он заявил о необходимости «презумпции доверия»: «Больше доверять, а не занимать прокурорскую позицию. Любой контроль не должен быть репрессивным».

Петер Августин, директор по коммуникациям и международным отношениям Software AG Foundation (Германия), рассказал, что его фонд никогда не принимает решения только на основании документов: «Мы всегда ездим на места. Важен непосредственный контакт. Люди могут рассказывать очень красивые байки, но важно увидеть все своими глазами. У нас есть 16 человек, которые постоянно путешествуют. Другого выхода просто нет».

Игорь Соболев, заместитель председателя Комитета общественных связей города Москвы (КОС), также согласен, что опыт личного взаимодействия особенно ценен. «Нужно фиксировать результаты взаимодействия – либо личного, либо твоих знакомых, и делать их доступными для граждан. На «Душевной Москве» собрана большая база данных по НКО, с которыми работает КОС. За два года количество представленных там организаций увеличилось в 3,5 тыс. до 5,5 тысячи. Эта база должна быть открытой для горожан».

Общие правила – изнутри или снаружи?

Елена Тополева, директор Агентства социальной информации, модерировала дискуссию о самоуправлении. «Можем ли мы выработать общие правила, подходы, о которых все могли бы договориться?» — задала вопрос она.

Как напомнила директор центра «Благосфера» Наталья Каминарская, создавать саморегулирующие механизмы в секторе пытались не раз. «Много было попыток создания разных документов, этических кодексов. И, в основном, это были все меры защиты  — чтобы отстроиться от государства, от мошенников, а не вовлечь сторонников. Ничего не прижилось, все было забыто, после того как их закончили и опубликовали, — рассказала Наталья. — Простые выводы: в разработку и обсуждение таких документов нужно вовлечь множество людей. Их нужно обсуждать со всеми, не только в секторе».

Возможно, помочь делу может нефинансовая, содержательная отчетность. Она предполагает наличие механизмов саморегуляции сообщества, и отчасти сама представляет собой такой механизм. Хотя этот вопрос в секторе также обсуждается не один год, вполне вероятно, что именно сейчас он обретает новую перспективу.

Похоже, что для бизнеса нефинасовая отчетность скоро станет строго обязательной. О публичной нефинансовой отчетности готовится закон, рассказала Елена Феоктистова, управляющий директор по корпоративной ответственности , устойчивому развитию и социальному предпринимательству Российского союза промышленников и предпринимателей: «Концепция была принята недавно. Для многих это сигнал, что в этом направлении надо двигаться».

Эксперт Комитета гражданских инициатив Вячеслав Бахмин отметил, что для НКО прозрачность – это то, в чем должны быть заинтересованы они сами. «Открытость – инструмент против разных проверок и притеснений. Данные организации в публичном доступе – это признак существования этой организации. Лучше, если мы сами начнем это делать. Потому что доноры и государство уже начинают вырабатывать свои требования к нашей прозрачности».

Важно, помимо многого прочего, наконец, составить реальную картину сектора. «Мы до сих пор ее не знаем, — подчеркнул Бахмин. — Минюст сделал заявление, сообщив, что за 2016 год НКО получили 72 млрд иностранных денег. Мы все обалдели, посмотрели друг на друга: кто, ребята, этот разоритель? Где эти деньги? Все иностранные агенты получили всего 804 млн рублей… Ответ есть в статистике Росстата по субсидиям СО НКО: ДОСААФ  (это тоже НКО) получает 1,3 млрд, Фонд развития моногородов – 4,5 миллиарда. Многие организации перешли в статус НКО, чтобы получать государственные субсидии, а не участвовать в торгах или конкурсах, где они должны быть прозрачными. И они получают огромные деньги, больше, чем все наши НКО через президентские гранты, например. Дирекции универсиады, Олимпиады – это все некоммерческий сектор. Если мы не будем знать все про сектор, мы будем мерить температуру по больнице. Где деньги, которые нам приписывают? Мы должны понимать, в какой стране мы живем, что представляет собой наш сектор. Мы должны сами быть открытыми, чтобы заставлять ДОСААФ и прочих тоже стать прозрачными».

«За последнее время ситуация изменилась очень сильно. Лет пять назад не было такого активного взаимодействия бизнеса и НКО, государственного интереса к этому. Появились новые механизмы, источники. Сегодня уже нужен регулирующий документ. Требования к его наличию уже есть, и они будут возрастать», — подытожила Елена Феоктистова.

«У каждой организации есть право ничего про себя не говорить. Но тогда ты не можешь собирать пожертвования, требовать льготы и преференции от государства, — согласился Илья Чукалин. — В обществе нет единого тренда на открытость, но ситуация начала меняться. Это станет чем-то, без чего нельзя жить. Важно, что издержки на ее обеспечение должны быть небольшими, чтобы быть открытым было просто».

Вместо заключения

Закончить позволю себе фрагментом обсуждения конференции в Facebook. Орфография и пунктуация сохранены.

Дмитрий Даушев на XV Ежегодная конференция Форума Доноров:

Давно не участвовал в конференции Форума Доноров. Столько знакомых лиц! 🙂 и тема более чем актуальна: «доверие в благотворительности»

Людмила Федорова: Лица знакомые — это приятно. А идеи новые или тоже знакомые ? 🙂

Дмитрий Даушев: С идеями сложнее. Что-то выглядит почти новым, что-то наоборот — как будто дежавю, будто уже обсуждалось эн лет назад.

Саша Бабкина: Дима, а что для Вас по-новому звучит? Очень интересно мнение такого опытного человека.

Дмитрий Даушев: Оценка SROI, инструменты оценки прозрачности (типа «открытые НКО»), готовящиеся поправки в законы о НКО. Это не обязательно то, что точно нужно «принимать», но это темы «на подумать и поизучать».

Фотографии предоставлены пресс-службой Форума Доноров

Рекомендуем