Фото: oprf.ru/press/anno/newsitem/36134

Некоммерческие организации в 2016 году продолжали активно осваивать рынок социальных услуг. Результаты неоднозначны: у кого-то появился позитивный опыт, а кто-то спустя некоторое время вышел из реестра поставщиков услуг. Подытожим, какие успехи и проблемы выявились в этой сфере.

Региональный фактор

Ситуация очень сильно варьирует в разных регионах. Потому что именно региональные власти определяют и правила вхождения в реестр, и тарифы.

В некоторых регионах количество НКО-поставщиков социальных услуг растет, и механизм работает весьма эффективно. К числу передовиков Минтруд относит Республику Башкортостан, Пермский и Ставропольский края, Тюменскую и Новосибирскую области, Санкт-Петербург . Не так давно заместитель председателя Совета Федерации РФ Галина Карелова заявляла, что в список передовых регионов также входят Московская область, Ханты-Мансийский автономный округ и Хабаровский край.

Однако в общем объеме доля НКО не так уж и велика. «До недавнего времени всего 1% услуг в сфере социального обслуживания оказывал негосударственный сектор. Сейчас, может быть, 2%. Система сопротивляется», — говорит Елена Тополева, директор Агентства социальной информации.

Елена Тополева-Солдунова
Елена Тополева

В каждом регионе ситуация уникальна. Положение дел может очень сильно отличаться и внутри одного федерального округа. Например, в Новосибирской области количество поставщиков в реестре быстро увеличивается: сейчас их уже 19. А в соседнем Красноярском, Алтайском краях и Кемеровской области, где социальные услуги оказываются уже давно, организации не спешат входить в государственные реестры. В Забайкальском же крае и Республике Хакасия в реестрах поставщиков социальных услуг до сих пор нет ни одной некоммерческой организации.

«Движение заметно в Мурманске и Ульяновске, но есть регионы, которые вообще «спят»», — отмечает Елена Тополева.

Пермь
Пермь

У «передовиков» тоже все происходит по-разному. В Пермском крае, например, который начал реформу социальной сферы еще в 2006 году, все уже довольно хорошо отлажено, действуют тарифы оплаты услуг, выгодно отличающиеся от тарифов других регионов. При этом некоторые НКО, ставшие поставщиками услуг, почувствовав преимущества малого и среднего бизнеса по сравнению с НКО, перерегистрировались как коммерческие организации.

В Башкирии же в НКО переквалифицировались бюджетные организации. В 2015 году учреждения, подведомственные Министерству труда и социальной защиты населения Республики Башкирия, начали массово преобразовываться в автономные некоммерческие организации. Поэтому  реестр Башкортостана представляет собой общероссийское исключение. Здесь НКО — больше половины: 120 из 211 организаций. Существенного же изменения их деятельности после реорганизации не последовало, и НКО они стали, в основном, на бумаге.

Типичные проблемы

Сложно войти в реестр. Многие представители НКО жалуются на бумажную волокиту.  «Требуется серьезная работа с документацией, а у нас все волонтеры заняты живой работой с людьми – готовят горячую еду для бездомных, кормят их, помогают восстанавливать права и так далее», — говорит Валерий Бабурин, руководитель Мурманской  региональной благотворительной организации «Улица».

Для кого-то препятствием становится требование предоставления  залога. «Мы пытаемся войти в реестр, но пока не получается, у нас нет необходимого денежного залога», — поделились в интернет-опросе сотрудники одной сибирской НКО.

budashkaeva_2
Светлана Будашкаева, руководитель Фонда «Здоровье Бурятии»

Низкие тарифы – еще одна причина отказа вхождения в реестр поставщиков. Регионы самостоятельно определяют тарифы, и часто эти тарифы неприемлемы. Например, услуга «Психологическая диагностика и обследование личности» по приказу № 91 от 29.02.2016 Минсоцзащиты Республики Бурятия оценивается в 12 рублей. Это стало причиной выхода из реестра некоторых организаций. О проблеме низких тарифов говорят и эксперты.

Дополнительные требования. В разных регионах выставляют разные требования к НКО. Например, в Москве требуют документы о профильном образовании сотрудников НКО в зависимости от типа предоставляемых ими услуг. Чтобы войти в московский реестр, НКО должна к тому же оказывать комплексную услугу.

srcnekl.ru

Проблема официальной формулировки «социальных услуг». Среди видов услуг наиболее часто упоминается помощь инвалидам, в том числе детям, и их семьям. На втором месте – социальная адаптация взрослых инвалидов и их семей. Третья по распространенности тематика – профилактика социального сиротства, поддержка материнства и детства. Такая работа не вызывает вопросов и подобные тематические услуги прописаны в реестрах. Это, например, «услуги социальной адаптации инвалидов и их семей; детей-инвалидов и их семей; профилактики социально опасных форм поведения граждан, социального сиротства; поддержки материнства и детства» и т.п.

Если же услуги сложнее или специфичнее, многие НКО сталкиваются с любопытной ситуацией: «…парадоксальная сложность состоит в том, что мы оказываем помощь совершеннолетним людям, а такой услуги в списке нет. Потому мы «собираем» ее из различных бытовых услуг, и здесь требуется немалая изобретательность», — делится Елизавета Фафурдинова, руководитель программы «Передышка плюс» ГАООРДИ.

Фото: gaoordi.ru
Елизавета Фафурдинова. Фото: gaoordi.ru

Но, скажем, в Ярославской области эта ситуация не такая безнадежная. Для того чтобы внести новую услугу в список, определенный постановлением Правительства области № 1335, нужно сначала ее описать по уже стандартизированной форме. По отзывам экспертов и практиков, сотрудники Управления Министерства юстиции России по Ярославской области адекватно к этому относятся и помогают.

Зачем входить в реестр

Многие НКО просто не понимают, зачем вообще им это нужно. Организации имеют право получать бюджетное финансирование и оказывать услуги социального обслуживания и без включения в реестр. НКО – официальные поставщики услуг могут воспользоваться лишь некоторыми правами, льготами и возможностями: например, без включения в реестр организация не сможет получать налоговые льготы и компенсации за социальные услуги, оказываемые гражданам в рамках индивидуальных программ. Если это не актуально для НКО или их сотрудники не знают об этом, они не видят смысла во вхождении в реестр.

Кроме того, даже если НКО войдет в реестр, нет гарантий, что она попадет в так называемые «рекомендованные поставщики». Однако при этом некоммерческая организация, включенная в реестр, должна гарантировать готовность оказывать социальные услуги. НКО, которые не очень ясно представляют, как работать в новых условиях, опасаются таких формулировок.

Армия спасения
Работа «Армии спасения»

Не считают вхождение в реестр полезным для себя некоторые волонтерские и религиозные организации. Например, мурманское отделение благотворительной организации христиан–евангелистов «Армия спасения» не планирует входить в реестр. «У нас — свои направления работы, в число которых входит партнерское сотрудничество с учреждениями соцзащиты, оказывающие государственную поддержку бездомным», — говорит руководитель мурманского отделения «Армии спасения» Андрей Слащев.

А, скажем, известное волонтерское движение «Лиза Алерт» — добровольческий поисковый отряд и все мероприятия проводятся исключительно за счет волонтеров. По крайней мере, пензенское подразделение движения не намерено добиваться государственного финансирования.

Кому удается

Услуги в сфере социальной поддержки граждан делятся на три типа: оказание услуг на дому, полустационар и стационар. Услуги на дому оформляются и тарифицируются, как правило, проще всего, а потому и организации, их оказывающие, во многих реестрах преобладают.

Полустационар – на втором месте. Чаще всего, это услуги при различных центрах: дневного пребывания, реабилитационных, консультационных  и т.п.

Стационарных услуг меньше всего. Просто у НКО редко когда есть свое помещение и разрешение на специфический вид деятельности. Но есть и исключения. Например, богадельня, работающая в Тюмени, уже давно в реестре. «Медицинские услуги» в богадельне – исключение из правил, таких организаций мало. «Мы в России вторая организация, получившая медицинскую лицензию для работы с бездомными, первая – в Санкт-Петербурге», — говорит Галина Паршуткина, председатель правления ТООО «Будущее начинается сейчас», основавшей богадельню.

facebook.com/pages/Будущее-начинается-сейчас/
Будни богадельни

Внутри сектора более явно стали проявляться различия в работе СО НКО, оказывающих услуги, и организаций, предлагающих прямую материальную или финансовую помощь, однако, по экспертным оценкам, число вторых пока значительно больше.

Эксперты отмечают, что численность СО НКО, работающих в сфере помощи семьям и детям, в сравнении с числом НКО, работающих по другим направлениям в социальной сфере, значительно выше.

Итоги

Основные сложности и проблемы, возникающие при получении статуса поставщика социальных услуг, — типичные для России бюрократические, а также связанные с неразработанностью реестров, фрагментарностью перечня услуг, низкими тарифами их оплаты во многих регионах и дополнительными условиями, выставляемые региональными властями.

Пока приемлемой и удобной формой регистрации и работы статус поставщика социальных услуг считают НКО, занимающиеся оказанием услуг на дому и работой в полустационарах. Организации, их оказывающие, во многих реестрах преобладают, велика и доля работающих в сфере помощи семьям и детям. В некоторых регионах значительно число вновь созданных НКО, перелицованных из бывших государственных организаций.

АСИ будет внимательно следить за развитием этого процесса в 2017 году.

Рекомендуем