В 2016 году на территории Ярославской области впервые был объявлен конкурс на получение субсидии для компенсации затрат субъекта социального предпринимательства. Однако не было подано ни одной заявки. В чем причина и какова общая «экосистема» социального предпринимательства в регионе, АСИ выясняло у экспертов, социальных предпринимателей и представителей некоммерческих организаций, планирующих открыть свой бизнес.

Елена Мильто, руководитель Ярославской региональной общественной организации «Союз молодых предпринимателей», член Общественной палаты Ярославской области, член президиума координационного совета по МСП при губернаторе Ярославской области

milto

В целом в нашей области предпринимательская «экосреда» не сформирована. Есть «зоны роста» и некоторые успехи, есть определенные активные люди и организации, актуальные задачи, которые они пытаются решать, однако нет единой системы. Нет взаимодействия структур, которые поддерживали и растили бы предпринимателей, в том числе, социальных. Создано много инфраструктурных объектов, существуют профильные общественные организации, однако нет конгломерата усилий, нет единой стратегии и цели.

Существует мощная общественная структура — координационный совет по малому и среднему предпринимательству при губернаторе Ярославской области. Не у всех регионов есть такие сильные советы, но и он не может объединить все усилия воедино. Нужна воля губернатора.

Тем не менее, потенциал для формирования «экосистемы» социального предпринимательства у области очень и очень большой. Наш регион имеет определенный гендерный перевес, женский. У нас, по сравнению с другими регионами, высокий процент разводов, много одиноких мам. Женщины вынуждены брать в свои руки многое, в том числе и бизнес. И естественно, что они тянутся к социальной сфере. Кроме того, в регионе есть довольно активная группа людей предпенсионного и пенсионного возраста.

Несмотря на хороший потенциал для развития социального предпринимательства, единого поля деятельности пока нет. Наша организация — Союз молодых предпринимателей — уже около трех лет проводит конференции, организует дискуссионные площадки на тему социального предпринимательства, дни социального предпринимателя и пр. Интерес со стороны правительства обозначен, но не более того. Мы много раз обсуждали стратегию развития, но ничего конкретного пока не получилось.

В рамках проекта Ярославского ресурсного центра для НКО «Развитие экспертного потенциала Ярославской области» я вела экспертную группу по социальному предпринимательству, где мы по итогам встреч подготовили поправки в правительственные документы: федеральные, региональные и городские. Тогда родилась мысль о необходимости грантов на социальное предпринимательство, и мы проработали эту тему. В 2016 году для развития социального предпринимательства была выделена субсидия 800 тысяч рублей. Мы не тянули за руку предпринимателей за этой субсидией. Информацию о ней, как и об остальных способах поддержки, департамент инвестиционной политики области выложил у себя в разделе. Важно было понять, что сделают предприниматели сами! Мы ожидали, что они начнут искать информацию и возможности, однако на конкурс не подал заявки ни один предприниматель. И потому вполне возможно, что на следующий год подобные гранты выделены не будут.

Галина Крохмаль, председатель комитета поддержки предпринимательства Департамента инвестиционной политики Ярославской области

krohmal

Социальное предпринимательство предполагает социально значимую миссию, причем обязательно в новаторском ключе, и оно должно быть действительно направлено на решение или смягчение общественных проблем. Но при этом это в первую очередь именно бизнес, который должен строиться на условиях самоокупаемости и устойчивости.

Часто происходит подмена и путаница понятий: сотрудничество благотворительных фондов с бизнесом, некоммерческие организации с элементами коммерческой деятельности, социальная ответственность бизнеса – для многих близкие понятия. Но не стоит путать социальные предприятия с благотворительными организациями.

Устойчивость благотворительной организации зависит от постоянного притока пожертвований, а социальные предприниматели стремятся создать самоокупаемое предприятие, в бизнес-модель которого заложена социальная направленность его деятельности. Взять, к примеру, мамочек в декретном отпуске, людей творческих профессий, производящих что–то своими руками. Эта категория самозанятых людей, не зарегистрированных официально в качестве предпринимателей, но и это — тоже не пример социального предпринимательства.

У нас социальный бизнес пока — это скорее отдельные инициативы, а не массовое движение, тем не менее, есть институты, которые призваны оказывать поддержку социальным предпринимателям, и механизмы, с помощью которых это делается. Поэтому наша основная задача – вести разъяснительную работу для тех людей, которые готовы создать такой бизнес, популяризировать его роль, рассказывать о сложностях, вовлекать и помогать в упаковке таких проектов, тиражировании и их продвижении.

Помощь может быть разная. Имущественную, информационную и консультационную мы готовы оказывать на базе бюджетного учреждения «Центр развития малого и среднего предпринимательства» (бизнес-инкубатор). Финансовую — через Фонд поддержки предпринимательства (льготные кредиты и поручительства по кредитным договорам) и путем предоставления субсидий в рамках областной целевой программы развития субъектов малого и среднего предпринимательства.

В 2016 году мы ввели в программу новую субсидию, связанную с компенсацией затрат, понесенных субъектом социального предпринимательства. К сожалению, она не оказалась востребованной. Причин может быть две: о ней так и не узнали те, кому она могла бы оказаться полезной, или еще не в полной мере созрел тот пласт предпринимателей, которые ведут деятельность в социальной сфере.

Социальные предприниматели существовали всегда, но они не знают, что они так называются, не самоидентифицируются, не формируют сообществ себе подобных и находятся в некотором вакууме. Часто они стараются обозначить себя как НКО или МСП, чтобы получить какие-либо льготы. Думаю, что работа бизнеса и НКО в партнерстве способна дать результаты – в запуске и последующем тиражировании интересных проектов в сфере социального предпринимательства.

Лия Виснапу, руководитель социального предприятия, председатель правления Некоммерческого партнерства «Веселый войлок» (Рыбинск)

visnapu«Я не замечаю развития социального предпринимательства в регионе, особенно по сравнению с 2007 годом, когда мы только начинали. Идея социального предпринимательства вырождается и формализуется. В то время было искреннее желание, происходило сотрудничество с фондами, которые были заинтересованы в развитии этого направления в России. Сейчас это идет на спад. Раньше были слеты и какое-то общение, а сейчас мы пересекаемся только в Москве.

Я думаю, что области нужен координационный центр. Причем, если в руководстве засядут бывшие комсомольцы, все останется, как было. С Москвой мы сотрудничаем, фонд «Наше будущее» ведет работу и даже во время кризиса очень нас поддерживает. Область же в данном случае неспособна пока оказать какую-либо помощь.

А про выделенные в этом году средства субсидии на социальное предпринимательство мы ничего не слышали».

Наталия Жужнева, руководитель Ярославской региональной общественной организации инвалидов «Лицом к миру»

zhuzhneva

Весь 2016 год мы планировали и пробовали организовать работу наших ребят в мастерских по-новому. Так, чтобы они производили то, что пользуется спросом. То есть такое, что может быть куплено не только из соображений благотворительности. Мы, например, пробовали производить кожаные сумки, коврики, изделия из глины. Как только мы убедимся, что наши изделия качественны и на них есть  устойчивый спрос, откроем  социально-ориентированное предприятие.

По социальному предпринимательству пока нет отдельного законодательного акта, вся работа осуществляется в рамках Программы поддержки малого и среднего бизнеса. Нет структуры, которая бы помогала социальным предпринимателям. Наверное, это могут быть и уже существующие структуры, например, Центр поддержки малого бизнеса, бизнес-инкубатор.

Субсидия на поддержку социально ориентированного бизнеса, как мне кажется, не была востребована по следующей причине. Социальное предпринимательство по большей части вырастает из деятельности НКО, которые занимаются поддержкой социально незащищенных групп населения. Там точно нет свободных денег, которые можно было бы потратить, а потом  возместить за счет субсидии. Поэтому в первые годы это должно быть обычной субсидией, а не возмещением затрат. А может быть имеет смысл допустить к участию в конкурсе и НКО, чтобы мы не создавали новых юридических структур. Это дополнительная головная боль с регистрацией, отчетностью – лучше это время  использовать на помощь нуждающимся.

Потенциал у нас есть, многие НКО оказывают социальные услуги. Но этого мало. Нужна коммерческая жилка, чтобы предприятие стало финансово устойчивым или хотя бы безубыточным.  Проблема НКО — в отсутствии способности коммерциализации своей работы. Проблема бизнеса –  зачастую низкая социальная ответственность перед обществом или незнание, как эффективно  помочь. На стыке этих двух сфер, в усилении друг друга может родиться социальное предпринимательство. Здесь могли бы помочь так называемые «умные» гранты на партнерские проекты, где общественные организации выступали бы в партнерстве с бизнесом.

Рекомендуем

Правительство расширило перечень общественно полезных услуг, оказываемых СО НКО

К перечню для ИОПУ добавлены услуги, направленные на развитие межнационального сотрудничества, сохранение и защиту самобытности, культуры, языков и традиций народов России, социальную и культурную адаптацию и…