https://vk.com/album-28969370_164170034

Правительство РФ поддержало проект закона сенатора Елены Мизулиной о запрете бэби-боксов — специальных «окон» в медицинских учреждениях, в которых матери могут анонимно оставить новорожденного ребенка. В то время как петиция в защиту бэби-боксов за сутки собрала более 76 тыс. подписей, мнения экспертного сообщества разделились.

Первый опыт внедрения бэби-боксов в России был в Краснодарском крае в 2011 году по инициативе Благотворительного фонда социальной поддержки и защиты прав ребенка на жизнь и воспитание в семье «Колыбель надежды». В настоящее время в 11 регионах России функционирует 19 бэби-боксов.

При поступлении ребенка в бэби-бокс срабатывает сигнализация и медицинский персонал незамедлительно осматривает ребенка, при необходимости оказывает медицинскую помощь, сообщает в органы полиции и органы опеки о факте подкидывания. Дальнейшей судьбой ребенка уже занимаются органы опеки. Родители, кровные родственники могут вернуть его через прохождение ДНК-экспертизы.

бебибокс

Бэби-боксы уже неоднократно широко обсуждались в СМИ, их устанавливали, через несколько дней по решению областной прокуратуры закрывали и снова открывали. Практику применения бэби-боксов в России уже анализировал Следственный комитет РФ, который заявлял, что бэби-боксы доказали свою позитивную роль в России, несмотря на критику.

Общественная дискуссия вновь возобновилась после того, как сенатор Елена Мизулина сообщила, что правительство поддержало законопроект, запрещающий бэби-боксы на территории России. Законопроектом предусматривается административная ответственность юридических лиц за создание бэби-боксов. За нарушение Мизулина предлагает налагать на юридические лица административный штраф в размере от 1 млн до 5 млн рублей либо приостанавливать его деятельность на срок до девяноста суток.

«Во-первых, государство не должно поощрять отказы от новорожденных. Отмечу, что практика тех стран, которые в разные время прибегали к использованию бэби-боксов, показывает, что после появления возможности для анонимного оставления детей число отказов  резко возрастало. Во-вторых, само существование подобной возможности значительно повышает риски торговли детьми и иных сделок с ними, так как контроль за бэби-боксами невозможен. В противном случае утрачивается главный принцип — анонимность, без которого бэби-боксы лишены смысла. Невозможно точно установить число оставленных детей и какова их дальнейшая судьба. В-третьих, навсегда нарушается право ребенка на идентичность, то есть право знать, кто его биологические родители, каково его происхождение», — считает Мизулина.

Президент благотворительного фонда «Колыбель надежды» Елена Котова не согласна с выдвинутыми обвинениями. Она подчеркивает, что бэби-боксы — это работающая мера профилактики оставления ребенка в опасности и профилактики инфантицида — убийства матерью новорожденного.

Елена Котова
Президент благотворительного фонда «Колыбель надежды» Елена Котова

«Заявления противников о том, что есть риск пропажи детей из бэби-бокса, являются голословными. Я бы даже сказала кощунственными. То есть люди реально думают, что коллектив родильного дома способен торговать детьми? Тогда давайте закрывать родильные дома в стране. За все время существования бэби-бокса не было ни одного случая пропажи детей из них. Все дети были усыновлены, восемь — возвращены в биологические семьи! Запрет бэби-боксов на фоне неразвитой системы профилактики инфантицида приведет к тому, что мы будем выгребать детей из мусорок», — считает Котова.

На сегодняшний день благодаря бэби-боксам был спасен 51 младенец. «Я не понимаю, почему жизнь младенца не является ценностью для инициаторов запрета бэби-боксов, — говорит Котова. — Да, мы не знаем, что стало бы с этими детьми не будь бэби-бокса. Может быть, кого-то утопили бы, кого-то оставили замерзать на улице, кого-то оставили в подъезде, но вовремя не нашли. Вы хотите это знать? Я – нет. Я хочу, чтобы дети были живы!».

Президент фонда «Колыбель жизни» при этом согласна с Мизулиной в том, что необходимо направить больше усилий на поддержку женщин, оказавшихся в трудной жизненной ситуации.

«На фоне возможного запрета абортов закрытие бэби-боксов выглядит еще более  ужасно. Я работаю с этой категорией женщин. Я знаю, что в этом случае увеличится количество криминальных абортов, домашних родов, родов в туалетах и избавлении от ребенка самым ужасным способом», — отмечает Котова. «Мы предлагаем сегодня говорить не о запретах, а о мерах профилактики! Давайте развивать систему кризисных центров, отделений анонимных родов. Пусть бэби-бокс будет не востребован.  Но для этого должна работать эффективно вся система профилактики. А запретить, закрыть сейчас бэби-боксы – значит согласиться с тем, что эти дети просто не нужны», — считает Котова.

Некоммерческий сектор неоднозначно воспринимает инициативу запрета бэби-боксов. Президент фонда «Волонтеры в помощь детям-сиротам» Елена Альшанская на своей странице в Facebook отметила, что ее «позиция по ним не менялась», дав отсылку на свое интервью «Правмиру» в 2015 году.

Елена Альшанская, руководитель фонда "Волонтеры в помощь детям-сиротам"
Елена Альшанская, руководитель фонда «Волонтеры в помощь детям-сиротам»

«Это провокация на отказ. Реклама бэби-боксов, разговоры о них в СМИ – всё это посыл женщинам: «Хороший способ заботы о ребенке, если ты в трудной жизненной ситуации – положить его в ящик». Это ужасный посыл. По моему мнению, бэби-боксы имеют право на существование, только если будет выстроена вся система профилактической помощи женщине с ребенком – будет доступно и хорошо заметно везде информирование о вариантах помощи. И сама помощь доступна в любой деревне», — подчеркивала Альшанская.

Сейчас Альшанская отмечает, что практически отказывает СМИ в комментариях, потому что не хочет увеличивать накал вокруг темы.

«И вообще сложно, когда ты оказываешься в двойственной ситуации. Вроде бэби-боксы неэффективная и неправильная вещь, не то, что надо делать, а вроде и поддерживать запрет не готова, не так это решается», — написала Альшанская на своей странице.

Другой точки зрения придерживается руководитель Центра паллиативной медицинской помощи, президент Фонда помощи хосписам «Вера» Нюта Федермессер

Нюта Федермессер
Нюта Федермессер, руководитель Центра паллиативной медицинской помощи, президент Фонда помощи хосписам «Вера»

«Редкий случай, когда я категорически, совсем-совсем не согласна с коллегой. Я поддерживаю бэби-боксы и рада, что появились люди, которые двигают эту программу. Никто не мешает развивать параллельно и боксы, и программу поддержки мам, многодетных семей, и программу профилактики ранних беременностей. Ленины (Елены Альшанской. — Прим.ред.) аргументы, на мой взгляд, несостоятельны», — считает Федермессер.

Она отмечает, что бэби-боксы не подталкивают маму оставлять ребенка — так же, как и новости в СМИ о самоубийствах онкологический больных, которые теперь могут быть расценены как пропаганда суицида, не подталкивают людей к сведению счетов с жизнью.

«Решение покончить с собой — это трудное решение, его не принимают в результате прочтения статейки в газете. Сосед прыгнул — прыгну и я. Решение оставить ребенка — еще более трудное. Ведь в бокс ребенка кладут не в послеродовой палате. А уже после того, как взял на руки, покормил, к груди прижал, и если все равно не нужен, то надо думать про выбор, который стоит перед такой горе-мамой: в мусорный контейнер выкинуть или в бэби-бокс положить, где малыша заберут и, возможно, он проживет счастливую жизнь в новой семье. Ведь не каждая мама идет туда из больницы, есть те, кто из привокзального туалета, так у них даже и шанса нет ни на какую программу помощи, — подчеркивает Федермессер. — Боксы спасают жизни, в этом сомнений нет, причем спасают и мамам, и детям, и еще зачастую предотвращают грех детоубийства. И люди, установившие у себя бэби-боксы, как главный врач Люберецкой больницы, невероятные молодцы и праведники».

Президент фонда «Вера» так же, как и остальные представители некоммерческого сектора, согласна, что параллельно необходимо развивать и другие способы помощи матерям и семьям.

Общественная палата РФ ранее уже поддерживала идею установки бэби-боксов. Член ОП РФ, руководитель проекта «Ванечка»  Юлия Зимова считает, «если мы хотим как-то регулировать бэби-боксы (чтобы не было их рекламы, чтобы рядом с ними не стояли камеры, в то же время чтобы рядом с ними были телефоны кризисных центров), то следует вписать это в закон, а не отменять их совсем».

Юлия Зимова, член Общественной палаты РФ
Юлия Зимова, член Общественной палаты РФ, руководитель проекта «Ванечка»

«Важно отметить, что бэби-боксы устанавливаются не на государственные деньги, а на частные пожертвования и НКО по большей части. Правительство поддержало их отмену, но это еще не значит, что соответствующий закон будет принят», — отмечает Зимова

В это время в сети появилась петиция в поддержку бэби-боксов в адрес Уполномоченного при Президенте РФ по правам ребенка Анны Кузнецовой. На момент написания материала ее подписали уже более 76 тыс. граждан.

«Я против отмены бэби-боксов и считаю,что каждый ребенок имеет право на жизнь и найти семью, в которой его будут действительно любить и вовсе не «с родной мамой ему будет лучше», а с той, которая его не бросит и не оставит», — считает автор петиции Дарья Чибисова.

Фото: vk.com/babyboxrf, vk.com /hospicefund, facebook.com/profile.php?id=100006817141805

Рекомендуем

Против строительства фан-зоны к ЧМ-2018 у здания МГУ выступили почти 7,5 тысяч человек

Инициативная группа студентов, аспирантов и сотрудников МГУ имени М.В.Ломоносова призывает участвовать в общественном обсуждении проекта экспертизы по реконструкции территории на Воробьевых горах.