Правительство утвердило дорожную карту «Поддержка доступа негосударственных организаций к предоставлению услуг в социальной сфере». Она содержит комплекс мероприятий, которые должны быть реализованы до 2017 года. О потенциале некоммерческих организаций, значении дорожной карты в рамках масштабной реформы социальной сферы России и роли Министерства экономического развития (МЭР) РФ в процессе ее реализации Агентству социальной информации рассказал Артем Шадрин, директор департамента социального развития и инноваций МЭР.

Как взаимосвязаны комплекс мер, направленный на обеспечение поэтапного доступа социально ориентированных НКО к бюджетным средствам, и «дорожная карта»?

Комплекс мер детализирует меры поддержки некоммерческих организаций из общего набора мер, связанных с обеспечением доступа негосударственных организаций к предоставлению услуг в социальной сфере. Он был разработан в соответствии с поручением президента о направлении до 10% средств региональных и муниципальных социальных программ на обеспечение социальных услуг, предоставляемых НКО.

И если идеология «дорожной карты» состоит в том, что мы двигаемся, в первую очередь, от пилотных проектов по внедрению этих технологий, то идеология комплекса мер состоит в том, что мы сразу работаем со всеми регионами, поскольку именно таково поручение президента.

При этом, поскольку социальное предпринимательство и государственно-частное партнерство – это те направления, которые актуальны практически для всех регионов, мы также будем стремиться к тому, чтобы «дорожную карту» реализовывали с течением времени все субъекты РФ.

Какова роль Минэкономразвития в процессе реализации дорожной карты?

Мы выступаем координатором по взаимодействию федеральных министерств с регионами для решения задач, поставленных и в комплексе мер, и в дорожной карте, оказываем необходимую методическую и консультационную поддержку субъектам федерации.

Важная задача — обеспечить объединение усилий различных региональных органов власти, чтобы скоординировать направления деятельности по расширению спроса услуги негосударственных организаций, реализуемые через развитие конкурсных и подушевых механизмов финансирования социальных услуг, с механизмами по стимулированию предложения этих услуг.

Например, необходимо дополнительно подготовить достаточное количество НКО и социальных предпринимателей, чтобы они были готовы оказывать качественные услуги в необходимом объеме. Мы будем содействовать тому, чтобы такого рода работа в регионах системно выстраивалась. И, соответственно, будем взаимодействовать с отраслевыми министерствами, чтобы они максимально слаженно работали с регионами по решению данных задач.

Также мы будем осуществлять мониторинг реализации комплекса мер и дорожной карты.

Каковы, с вашей точки зрения, основные трудности на пути реализации дорожной карты?

Один из наиболее сложных вопросов — реструктуризация государственного сектора по оказанию социальных услуг, связанная с внедрением стационарозамещающих технологий и расширением участия в их предоставлении негосударственных организаций.

Вопрос в том, как сделать так, чтобы повысилось качество услуг, предоставляемых гражданам, увеличилась их доступность и при этом сам этап реструктуризации прошел безболезненно. Сегодня у нас уже есть опыт Пермского края, где в результате реструктуризации системы надомного обслуживания граждан в год экономится до 200 млн рублей за счет того, что система стала более эффективной. Есть подобный опыт и у Башкортостана.

Но в Пермском крае в рамках реформирования системы социального обслуживания на этот рынок вышли, в первую очередь, коммерческие организации, а НКО привлекаются через субсидии на наиболее востребованные и уникальные услуги.

Да, и это нормальный процесс. В Пермском крае и НКО достаточно активно участвуют в оказании услуг, в частности, по целевым сертификатам, которые связаны с обслуживанием инвалидов. По надомному обслуживанию сначала было больше именно НКО, а потом растущую долю стали занимать коммерческие организации. На мой взгляд, это нормально.

Наше министерство в равной степени занимается и поддержкой СО НКО, и поддержкой малого и среднего бизнеса, в том числе и социального предпринимательства. Для нас оба эти вектора развития конкуренции в этой сфере представляются одинаково важными, позволяющими привлекать внебюджетные инвестиции и обеспечивать повышение качества и доступности услуг в социальной сфере.

Мы оба направления приветствуем. И ни в коем случае доля СО НКО не должна увеличиваться за счет сокращения доли социального предпринимательства. Это абсолютно недопустимо.

Негосударственный сектор и НКО в частности сегодня обладают достаточным потенциалом для того, чтобы дорожная карта не осталась на бумаге, а была эффективно претворена в жизнь?

Да, во многих регионах обладает. Кроме того, нужно учитывать, что чем больше у НКО будет возможностей для участия в программах, предполагающих бюджетное финансирование услуг в социальной сфере, тем быстрее будет расти их профессионализм и уровень компетенции.

Планируются ли какие-то конкретные меры для повышения потенциала некоммерческих организаций?

Да, это развитие системы центров инноваций в социальной сфере, ресурсных центров поддержки НКО, добровольческих центров. Кроме того, предполагается реализация программ по повышению квалификации НКО, в частности, в рамках деятельности корпоративного университета Общественной палаты.

Мы сделали запрос в ресурсные центры и сформировали сводную таблицу из нескольких десятков реализуемых в настоящее время программ повышения квалификации НКО по различным сферам деятельности. И сегодня мы, на основе уже имеющегося опыта, готовим предложения по созданию максимально эффективной программы обучения НКО с использованием, в том числе, дистанционных технологий обучения.

В чем еще будет заключаться роль ресурсных центров, центров социальных инноваций в процессе реализации дорожной карты?

Они будут оказывать организационную и консультационную поддержку, выполнять роль бизнес-инкубаторов, предоставлять помещения для различных мероприятий. Например, в последние два года центры инноваций в социальной сфере оказывают поддержку не только социальным предпринимателям, но и некоммерческим организациям, которые оказывают услуги в социальной сфере.

Нарабатывается практика создания таких центров на базе вузов, например, Казанского университета. На мой взгляд, это очень перспективно, когда студенты могут попробовать себя и в социальном предпринимательстве, и в добровольчестве, и в НКО.

Каким образом будет выстраиваться запуск дорожной карты в пилотных регионах?

Мурманская область, например, уже приняла свою дорожную карту, не дожидаясь федеральной. Там уже есть опыт по ее реализации. Проект дорожной карты был открытым, мы проводили конференции и обсуждения, публиковали его в интернете. Поэтому регионы, в принципе, уже готовы к ее реализации, идеология дорожной карты в значительной степени ими воспринята и стала понятной.

Среди доступных для регионов инструментов – софинансирование центров инноваций в социальной сфере в рамках программы поддержки малого и среднего бизнеса Минэкономразвития России. Еще один важный механизм — программа Минобрнауки России по поддержке студенческих объединений в университетах. В мандат этой программы включены в том числе поддержка студенческого добровольчества, их участие в формировании и деятельности СО НКО и организаций социального предпринимательства, в том числе в партнерстве с действующими ресурсными центрами и центрами инноваций в социальной сфере. Мы уверены, что этот процесс будет динамично развиваться.

Как будут оцениваться результаты, полученные на основе опыта реализации дорожной карты в пилотных регионах?

И в дорожной карте, и в комплексе мер мы подготовили рекомендации по показателям оценки, которые должны быть вскоре утверждены и разосланы в регионы. Предполагается формирование рейтинга регионов по уровню эффективности мер поддержки СО НКО к обеспечению доступа к предоставлению услуг в социальной сфере. Один из показателей – доля бюджетного финансирования на оказание социальных услуг, исполнителями которых являются СО НКО и в целом негосударственные организации.

Далее есть показатели, связанные с проектами государственно-частного партнерства в социальной сфере, показатели, связанные с эффективностью механизмов поддержки деятельности СО НКО. В частности, речь идет о реализации в регионах муниципальных программ поддержки некоммерческих организаций, запуске программ повышения квалификации сотрудников НКО, а также государственных и муниципальных служащих, отвечающих за реализацию проектов в социальной сфере. Ну и в целом, показатели по динамике численности СО НКО в регионах, динамике количества занятых в СО НКО и количества добровольцев. Это те показатели, которые действительно отражают и профессионализм деятельности регионов в этой сфере, и динамику развития сектора в целом.

То есть в первую очередь речь идет о количественных показателях?

Да, в первую очередь о количественных. В перспективе можно подумать о каких-то качественных показателях, для того чтобы оценить климат для работы НКО в регионе, подобно рейтингу по инвестиционному климату. Нюанс состоит в том, что количественные показатели уже частично отслеживаются Росстатом, частично могут собираться в рамках ведомственной статистики. А в случае качественных опросов придется искать дополнительные источники финансирования. Это решаемая задача, но требующая отдельной работы.

Будут ли вводиться какие-то дополнительные стимулы для регионов по реализации дорожной карты?

Мы, честно говоря, думаем, что основным стимулом является общественное признание. Это немаловажно.

Вот прошел Петербургский международный экономический форум, и руководители регионов, возглавивших рейтинг по инвестиционному климату, были очень горды. А те, кто оказался в хвосте, сильно переживали. Я думаю, что рейтинг регионов с точки зрения эффективности мер поддержки СО НКО тоже будет общественно заметен. И поскольку этот комплекс мер был разработан по прямому поручению президента, ему будет ежегодно представляться доклад с результатами этого рейтинга. Мы уверены, что внимание к этому рейтингу будет достаточно высоко и со стороны общественности, и со стороны органов власти, и со стороны регионов.

Можно ли сказать, что эта дорожная карта является почвой для широкой реформы социальной сферы в стране?

Мы на это безусловно рассчитываем. С одной стороны, есть секторальные реформы, например, федеральный закон об основах социального обслуживания граждан или меры по расширению участия негосударственных организаций в сфере дополнительного образования детей. Одновременно эти задачи решаются на региональном уровне.

Здесь очень важно, чтобы фокус внимания был направлен не только на механизмы финансирования услуг, но и на механизмы содействия их предложению со стороны негосударственного сектора, обеспечению того, чтобы и НКО, и социальные предприниматели были готовы к удовлетворению этого спроса. Это не менее важная задача, и здесь должна помочь дорожная карта: вовлечь бизнес и НКО на федеральном и региональном уровнях. Это позволит ускорить эти процессы.

Формально дорожная карта предполагает не так много изменений в федеральное законодательство. Действующее законодательство позволяет решать поставленные задачи по реформированию социальной сферы уже сегодня, если есть инициатива регионов, как показывает тот же пример Пермского края. Основная идея дорожной карты в том, чтобы создать дополнительный стимул и обеспечить необходимый уровень поддержки с федерального уровня, со стороны профильных министерств для того, чтобы в регионах эта задача решалась.

Каким образом будет осуществляться информационная поддержка реализации дорожной карты и в чем ее цель?

Одно из направлений, которое мы включили и в дорожную карту, и в комплекс мер по НКО – это реализация информационной кампании, связанной с поддержкой деятельности по благотворительности, добровольчеству, деятельности СО НКО и социальных предпринимателей. Предполагается создание рабочей группы с участием представителей федеральных органов власти, СМИ, ключевых экспертов, представителей некоммерческого сектора и социального предпринимательства для формирования этой кампании.

У нас есть опыт информационных кампаний «Так просто», «Добрый Питер», «Добрый Нижний» и так далее, связанный с продвижением добровольчества. Мы хотим сделать комплексную программу с использованием различных рекламных носителей, наружной рекламы, рекламы в интернете, на радио и телевидении с единым брендом, логотипом.

Она должна стимулировать к очень конкретным действиям – прийти в СО НКО добровольцем, принять участие в создании некоммерческой организации, в ее деятельности, в социальном предпринимательстве, в тех или иных благотворительных проектах.

Это очень важно, потому что относительно низкие доли благотворительных пожертвований граждан в пользу НКО и относительно низкое количество добровольцев отчасти связано с низкой узнаваемостью, недостаточным доверием и недостаточным уровнем престижности этой деятельности по сравнению с тем уровнем престижа, который у подобной деятельности есть в странах с развитыми традициями благотворительности и добровольчества. Нам предстоит повысить степень позитивного отношения в обществе и готовности граждан принимать участие в этой деятельности. Показать, насколько это интересно, значимо и востребовано.

Рекомендуем

Правительство Ростовской области создаст координационный совет в помощь НКО

Совет займется поддержкой обеспечения доступа социально ориентированных некоммерческих организаций, осуществляющих деятельность в социальной сфере, к бюджетным средствам, выделяемым на предоставление социальных услуг населению.

Представители министерств и эксперты обсудили перспективы НКО на рынке социальных услуг на форуме «Сообщество»

В рамках итогового форума активных граждан «Сообщество» эксперты и представители органов власти обсудили проблемы, связанные с обеспечением доступа социально ориентированных некоммерческих организаций на рынок социальных…

Минэкономразвития представило ежегодный доклад о деятельности и развитии СО НКО

В докладе говорится о государственной поддержке СО НКО, принятых нормативных актах, направленных на поддержку их деятельности, а также представлены основные результаты развития третьего сектора в…