Как сохранить исторический облик города и сделать так, чтобы благоустройство велось с учетом интересов горожан, рассказывают лидеры движений в защиту городской среды Ярославля.

 

 

 

Надежда Балуева, «Петропавловская слобода»

facebook.comyar.slobodaphotos

Наша организация — Ярославская региональная общественная организация возрождения русской культуры и традиций «Петропавловская слобода» — существует уже 12 лет. Все это время градозащитный процесс происходил в вялотекущем режиме. Но 30 июля 2015 года состоялись публичные слушания по внесению изменений в генеральный план города. Они показали, как вырос уровень сознательности наших граждан на сегодняшний день. В зале было не протолкнуться. А все выступления сходились к вопросу о защите Петропавловского парка и храма Николы Мокрого. Мы увидели, что информированность населения выросла в разы.

Первой волной роста гражданской сознательности я бы назвала 2011 год. Тогда хотели снести корпуса Ярославской Большой мануфактуры. Все вдруг объединились. На защиту встали и активисты, и специалисты, и депутаты. В тот момент общественность почувствовала, что она может убеждать, может «говорить документами».

phoca_thumb_l_05
Петропавловский парк. Фото: sloboda76.ru

Следующий рубеж – уже сегодняшний день. Эта вторая волна показала, что активисты могут знать больше, чем прокуроры, чем власть имущие.

Теперь свою гражданскую позицию мы смогли не только заявить, но и держать. После публичных слушаний власти решили не обратить внимание на их результаты, все письменные ответы из инстанций по защите Петропавловского парка поначалу были отписками. В течение трех месяцев люди, обычные жители хотя бы по часу в день собирали подписи в парке за то, чтобы его сохранить. Они просто поверили, что сегодня наступил момент, когда с властью можно разговаривать, что она готова слышать и слушать, и что ее можно убеждать.

У нас сформировался слой граждан с высоким уровнем самосознания. Он-то и является индикатором положительных изменений. Это самосознание нужно было вырастить в себе.

Игорь Гаврилов, Комиссия Общественной палаты Ярославской области по вопросам культуры и сохранения историко-культурного наследия

facebook.comigor.gavrilov.yaroslavl

Сегодня фактически у НКО и граждан нет «права вето», чтобы, например, не согласиться с каким-то строительством в центре города. В результате «отряд градозащитников», который сформировался в последнее время в Ярославле, может только обращаться с жалобами, заявлениями в инстанции. А в департаментах принимают решения о строительстве по результатам правильно составленных документов.

В закупочных бумагах нет такого понятия, как «качество», тем более с точки зрения понимания архитектуры. Поэтому люди и начали просыпаться. Мы действительно теряем лицо нашего города из-за встроенных в его историческую часть объектов единичного строительства. Город становится похож на миллионы новых городов.

Наши градозащитники проводят пикеты, собирают подписи и пишут обращения. Но пока они пытаются отстоять объекты архитектурного наследия, где-то происходят умышленные поджоги памятников, их руинирование. В итоге эти объекты остаются в искаженном виде. Зачем заводить ситуацию в тупик? Мнение многих защитников и мое — надо объявить мораторий на любое строительство в зоне ЮНЕСКО, пока наши мозги не подрастут. Все-таки у нас должна сформироваться культура мышления. В законах пока не прописано, что такое честность, порядочность, но это должно к нам вернуться.

hedojniki
Открытый пленэр «Сберегая наследие» около храма Николы Мокрого и Тихвинской церкви в защиту панорамы исторического ансамбля. Ярославль, июль 2015 года. Фото: Ирина Мотлохова

А сейчас нам надо вести гигантскую просветительскую работу. Благо появились соцсети, где градозащитники дают четкое объяснение почему тот или иной объект нельзя разрушать.

Ольга Мазанова, архитектор, общественный активист

1facebook.comolga.mazanova.33photosСейчас в Ярославле появилась новая традиция. Раньше мы все время отбивались, но теперь заняли атакующую позицию. Единственные крохи, которые остались у общественности в руках в качестве механизма влияния, — это публичные слушания по документам территориального планирования города. Теперь мы начали продумывать шаги застройщиков наперед и вносить свои предложения. Вот, например, у храма Николы Мокрого есть свободный участок – деловая зона. На одном из слушаний мы предложили изменить ее на рекреационную, чтобы здесь, поперек ручья, ни один застройщик не смог расположиться. В усадьбе Коковцевых мы тоже внесли свое предложение, чтобы 17-этажки и близко не смогли подойти к уникальному ландшафтно-архитектурному ансамблю. Пока наши предложения не приняты, но пользуясь своими конституционными правами мы впервые начали проводить такую деятельность.

Если говорить о результатах защиты исторических объектов Ярославля, то мы смогли остановить шесть строек. Это за последние пять лет, ведь процесс защиты всегда долгий. При этом нарушений тьма. По моим подсчетам, в 2013 году в буферной зоне ЮНЕСКО построено более 30 объектов, половина из которых выполнена с нарушениями регламента и внешнего вида.

11898519_885958584821923_8024037693487284221_n
В августе 2015 года состоялись одиночные пикеты против застройки Бутусовского парка, строительства многоквартирного дома у храма Николы Мокрого, застройки стадиона рядом с храмом Петра и Павла, а также в защиту памятника истории и культуры «Детская больница» на улице Володарского. Фото: Ольга Мазанова

Главное, что нужно, чтобы добиться цели — это включение жителей. Уже видно, что они не молчат, это уже работает.

По моим наблюдениям, чем крупнее город, тем легче заниматься градозащитой. Например, в таких городах, как Москва и Санкт-Петербург людям проще выйти на пикет, у них меньше страха. А попробуй выйти на пикет в Данилове – тебя просто не поймут, решат, что сошел с ума. Там каждый человек на виду, люди просто не готовы морально.

Денис Георгиевский, общественное движение «Градозащитник»

денис георгиевский (2)Реакция граждан на наступающую уплотнительную застройку, застройку зоны ЮНЕСКО и перекрытие видовых точек объектов культурного наследия является вынужденной. Как правило, люди встают на защиту таких объектов, когда это начинает касаться их лично. Так было с защитой здания городской детской больницы на улице Володарского, так было с Бутусовским поселком и даже с Петропавловским парком. Когда таких объектов в городе насчитывается более десятка, становится очевидной проблема сохранения исторического центра. Принятые Министерством культуры регламенты достопримечательного места «Исторический центр города Ярославля», действующие правила землепользования и застройки, открывают широкие возможности для продолжения застройки в центре города, угрожающего его сохранности. К сожалению, это создает опасность еще более масштабного «освоения» зоны ЮНЕСКО.

В результате этих процессов появились инициативные группы горожан, и в том числе наше общественное движение «Градозащитник». Сейчас градозащитники используют любую возможность повлиять на ситуацию. Однако эффективный канал выделить сложно, к сожалению, нет системного взаимодействия между общественностью и властью. И оно особенно сложно происходит именно на уровне Ярославля.

Процессу градозащиты очень мешает закрытость информации и решений, принимаемых органами государственной власти. О многих решениях граждане узнают по факту. Так, приказ Министерства культуры РФ об изменении регламента достопримечательного места «Исторический центр города Ярославля» формально прошел общественное обсуждение, но об этом мы все узнали уже после того, как оно закончилось. Текст государственной экспертизы достопримечательного места «Исторический центр города Ярославля» так и не удалось получить. Этот акт отказываются даже просто показать. Кроме того, разрешения на строительство выдаются не публично.

Рекомендуем

В Москве открывается Школа наследия

В весенний семестр Школы наследия преподаватели объяснят, зачем общественные активисты вмешиваются в градостроительные проекты и борются за наследие, почему старинные здания необходимо сохранять.