В реестре поставщиков социальных услуг Кемеровской области сегодня около 130 организаций. Подавляющее большинство из них – государственные и муниципальные учреждения. О том, как оценивают свои перспективы в качестве поставщиков соцуслуг другие участники рынка соцуслуг – некоммерческие организации и бизнес, работающие с пожилыми людьми, — в обзоре, подготовленном АСИ-Кемерово.

Ольга Суколина, Центр социальной защиты и поддержки пожилых людей, с. Березово (Новокузнецкий район)

Ольга Анатольевна суколина

Свой центр изначально мы создавали как некоммерческую организацию, которая занимается уходом за пожилыми одинокими людьми. Когда мы узнали о 442-м законе [«Об основах социального обслуживания граждан в Российской Федерации» от 28 декабря 2013 года], который предполагал субсидирование некоммерческих организаций, поняли, что это наш шанс. Передали в Департамент соцзащиты населения Кемеровской области свои документы, но ответа, к сожалению, не получили. Тогда мы обратились в Общественную палату Кемеровской области. К нам приехала комиссия ОП, они посмотрели, насколько наши комнаты соответствуют стандартам, поговорили с постояльцами в итоге члены палаты оказали нам большую информационную и консультативную помощь для того, чтобы организация вошла в реестр.

АНО «Центр социальной защиты и поддержки пожилых людей» – первая некоммерческая организация в реестре поставщиков социальных услуг Кемеровской области. Пансионат в селе Березово Новокузнецкого района Кемеровской области ориентирован на постоянное и временное проживание пожилых людей. Комфортные палаты-комнаты, заботливый персонал, пятиразовое питание, медицинское сопровождение – создатели пансионата рассчитывают, что их подопечные будут чувствовать себя как дома. В 2013 году проект получил поддержку Фонда региональных социальных программ «Наше будущее».

slide_09

У нас в центре работают 12 человек, это сельские жители. Кроме двух маленьких магазинов в Березово негде больше работать. Мясо, молоко и овощи для постояльцев мы берем в деревне…

Из своей деятельности мы не извлекаем прибыли. Стоимость проживания в пансионате – 1000 рублей в сутки. Для инвалидов войны и труда — 800 рублей, и все равно эту сумму родственникам тяжело оплачивать. Сейчас все наши постояльцы – ветераны. Мы в реестре поставщиков соцуслуг и хотели бы, чтобы государство нам возместило недостающую сумму. С такой просьбой мы обратились в Департамент соцзащиты. Спустя некоторое время в организацию пришло письмо с комментариями, что федеральный закон не предусматривает возможности автоматического выделения субсидий негосударственным поставщикам соцуслуг. В департаменте нам пояснили, что реестр формируется с целью информирования населения, мониторинга и контроля в сфере социального обслуживания. К сожалению, связи с департаментом до сих пор не налажены. Может быть, к 2017 году мы найдем местных инвесторов, которые вместе с государством нас поддержат…

Татьяна Степанова, ООО «Золотая осень», д. Талая (Юргинский район)

Форма собственности у нас другая, но проблемы у всех одни. Общество с ограниченной ответственностью – это бизнес, но прибыли у нас нет. Мы работаем год в убыток. Ситуация с Департаментом соцзащиты у нас другая, отношения сложились, с нами выходят на связь. Реальная помощь была оказана, может, потому что территориально мы ближе — деревня Талая, Юргинский район — и имеем возможность личного общения. Мы зарегистрировались на сайте и тоже находимся в реестре.

gl3

Но организация столкнулась с проблемой. Мы пытаемся отчитаться за ту работу, которую провели и надеемся на получение какого-то финансирования. У нас не определен момент самоотчетности. Свою отчетность переделываем по четыре раза. Я считаю, что советская бюрократическая система в департаментах сидит очень крепко. У нас существует программа, в которую мы обязаны подавать перечень услуг, за все это мы отчитываемся в электронном виде. Этот же перечень отчетности мы должны предоставить в наглядном «бумажном кейсе». Когда мы заключаем договор на оказание услуг, тоже все это прописываем. Для отчетности мы предоставляем копию индивидуальной программы, мы должны в каждой справке описать перечень услуг в соответствии с ней. Этот момент нужно доработать. Если мы предоставляем саму индивидуальную программу, зачем мы ее дублируем на каждом этапе несколько раз? На сегодняшний день у нас мало постояльцев это не очень сложно. И мы не поняли, как будет проходить возмещение. Сложно понять, какие проценты или от какой разницы государство готово возместить. Тарифы должны быть утверждены раньше, хотя бы на начало года.

Татьяна Кривова, индивидуальный предприниматель, «Опека+», Топки

КривоваСначала мы ухаживали за пожилыми людьми у них дома. Это стало отнимать много времени, и постояльцев, нуждающихся в заботе, я стала приглашать к себе домой. С этого все и началось. Вынуждена была купить дом в деревне, где цены на жилье значительно снижены. Постоянно экономим, работаем на энтузиазме без какого-либо дохода. Сегодня в квартире проживают семи человек. Это коттедж на двух хозяев, максимум там могут жить восемь человек. К нам приходят брошенные люди без определенного места жизни. Пенсия у них, если и есть, то очень маленькая 5-6 тысяч. Проблема в том, что у нас контингент такой — ассоциальное направление. В плане поддержки денег и лекарств у нас нет. О реестре мы до сегодняшнего дня ничего не знали, но хотим попробовать вступить.

Инга Каленская, индивидуальный предприниматель, Дом временного пребывания пожилых людей и инвалидов «Берегиня», Кемерово

Я тоже отдала свою квартиру под частный дом-интернат. Сейчас у меня проживают 20 человек без постоянной пенсии, многие из них – люди с улицы. До сих пор работаю сама. Сиделки в организации, к сожалению, временные, приходящие и уходящие. На эту работу идут в основном безответственные люди, не понимающие свои обязанности. Мне и им хочется помочь, официально трудоустроить, но нет возможности платить за недобросовестных сотрудников налоги. За 12 тысяч они не хотят делать такую тяжелую работу. Сейчас мы «скитаемся по квартирам», но процесс выкупа здания все же продвигается. У организации не получается наладить отношения с банком. Банку нужны гарантии, что я смогу выплатить, например, 3 млн, которые возьму в кредит. Таких гарантий я предоставить не могу. На сегодняшний день мы ищем сотрудничества, чтобы вместе решать эти проблемы. И еще одна проблема: как мы можем повышать свою квалификацию? Где могут получить обучение специалисты, которые работают в этой сфере? Делиться совместным опытом – это одно, а когда у тебя есть сертификат о прохождении специализированных курсов – совсем другое. Это повысит наш статус и поможет войти в реестр.

o_19bpk9d2o1ssq11ni1inu1i9u1sjn15

Юлия Догадина, ООО «Алекс», Дом для ухода за пожилыми «Цветы мудрости», п. Новый (Ленинск-Кузнецкий район)

Догадина Юлия ВладимировнаРаботаем уже четвертый год. Здание у нас было в собственности, во многом это упрощает задачи. На данный момент бюджет организации составляет приход минус расход. Прибыли ноль. Это уже не бизнес, а благородное дело, которое стало для нас образом жизни. Наши бабушки и дедушки – это наша семья. Мы задумывались о том, чтобы вступить в реестр. Эта тема у нас постоянно стоит на повестке дня. Но к нововведениям мы очень настороженно относимся. Не замучают ли нас проверками региональные власти? Мы помним, чего стоило установить только одну пожарную сигнализацию. У нас обычный жилой коттедж, который мы сейчас переделываем под те нормы, которые от нас требуют. Иногда впадаем в отчаяние и понимаем, что порой нам проще закрыться. Жители нашего региона не готовы платить тысячу рублей за день. У них не те зарплаты и пенсии. Свою деятельность в будущем мы рассматриваем не как доходное предприятие, а как некоммерческую организацию с благотворительной направленностью.

Ирина Митковская, АНО «Дом-интернат для инвалидов и престарелых «Дом у реки»(Кемерово)

Мы называем наших работников не сиделками, а няньками. На сегодняшний момент у нас живут 124 человека в четырех отделениях. Мне повезло, что я собрала хороший, работоспособный коллектив. На это ушло много сил и времени. Как бизнес свою организацию я не рассматриваю, я не понимаю, как на этом можно заработать. Чтобы войти в реестр, сначала нужно подумать, чем это нам грозит. Многим из нас придется перестраивать здание, брать другой персонал. Подстраиваться под завышенные государственные стандарты не так-то просто.

Фото: berezovo-nk.ru; oldone.ru; province.ru; pixabay.com; Наталья Чернигова

Рекомендуем

Югорские НКО приняли участие в четвертой консультационно-диалоговой площадке

Специалисты окружных департаментов и служб провели в Центральной городской библиотеке Нижневартовска консультации о передаче государственных услуг в социальной сфере, поддержке гражданских инициатив, волонтерстве и НКО.