https://pixabay.com/en/business-working-cafe-coffee-926221/

Кто и по каким темам проводит сегодня исследования в области благотворительности? В какой форме это чаще всего происходит? Какие темы наименее востребованы сегодня заказчиками исследований? Читайте в обзоре социсследований за 2014 год.

Нам уже приходилось писать о различных исследованиях в области благотворительности, но во многих случаях их результаты трудно или практически невозможно сравнивать. Поэтому мы решили провести анализ тем исследований, вне и помимо методологии, гипотез или ангажированности авторов. Мы разделим исследования на опросы граждан, самих сотрудников НКО и представителей бизнеса – в соответствие с трех-секционной моделью секторов экономики и социальной активности.

Опросы граждан

По крайней мере, 3 исследования посвящены анализу пожертвований граждан.

В исследовании Высшей Школы Экономики — «Достоверно о денежных пожертвованиях в России» — исследуется процент жертвующих, способы жертвования, темы и цели пожертвований, вид занятости жертвователей, их религиозные предпочтения

В рейтинге частной благотворительности в регионах России Русфонда также рассматривается процент жертвующих, темы и рубрики пожертвований, а также способы жертвования.

CAF провел 3 разных исследования: массовых частных пожертвований «Сострадание и спонтанность» , пожертвования более 1 млн «Миллионы на благо» (совместно с Coutts), а также Рейтинг мировой благотворительности. В них представлено количество жертвователей, а также проанализированы: процент жертвующих, способы жертвования, темы, портреты жертвователя, частота пожертвований, основные источники информации.

Также 3 исследования посвящены гражданской активности.

ФОМ провел исследование «О гражданской и политической активности россиян» – о том, в чем граждане готовы участвовать. Например, по результатам опросов ФОМ, организовать субботник, чтобы прибраться в лесопарковой зоне, готовы 37% россиян (среди молодых – 44%), организовать акцию протеста против массовых фальсификаций на выборах – втрое меньше: 13%. Принять участие в первом мероприятии готовы 88% наших сограждан, во втором – 39%.

ИС РАН провел Исследование гражданского активизма, проанализировав, в каких акциях и затеях участвуют граждане, кого готовы поддерживать. Исследователи сделали вывод, что к областям жизни, где без усилий самих граждан решить волнующие их проблемы затруднительно, респонденты отнесли практически всю социальную сферу (здравоохранение, образование, активная старость, адаптация социально уязвимых групп населения). Многие также выделили сферы, выходящие за рамки частных интересов: защита окружающей среды, права человека, благотворительность.

Левада-центр исследовал «Потенциал гражданского участия в решении социальных проблем», рассматривая, в чем участвуют и в чем готовы участвовать граждане фокусируясь, в первую очередь, на защите прав.

В трех исследованиях рассмотрен имидж НКО в общественном сознании россиян, оценке их роли, доверию к ним и различным связанным с этим факторы.

Это уже упоминавшиеся выше Рейтинг Русфонда и доклад Левада-центра, а также «Оценка деятельности общественных организаций», которую провел ВЦИОМ.

Исследования и опросы сотрудников НКО

ЦРНО сделал обзор «Тенденции в современном российском фандрайзинге», где на основании мнений руководителей НКО выделил тренды фандрайзинга, технологии и актуальные методы привлечения средств и платежные механизмы, специфику привлечения частых пожертвований.

В еще не опубликованном, но уже частично представленном на ежегодной конференции Форума Доноров Докладе о состоянии и развитии фондов в России рассматривается тема ценностей. О ценностях, важных для их работы, говорят руководители благотворительных фондов.

Исследования, посвященные теме отношений НКО и других секторов

Взаимоотношения НКО и власти, НКО и бизнеса, НКО и СМИ рассмотрены в исследовании К.И. Соколова «Развитие взаимоотношений некоммерческих организаций с бизнесом и средствами массовой информации».

Упомянем и исследование отношения сотрудников НКО к власти: это локальное, но интересное исследование «Взаимодействие НКО и власти в городе Набережные Челны«, проведено Г.Ю. Носаненко, опубликованное в журнале «Известия Саратовского университета». В нем проделан опрос представителей власти, которых вообще кране мало.

Опрос представителей власти есть также еще в одном локальном исследовании — «Взаимоотношения институтов гражданского общества и органов власти на примере Санкт-Петербурга в начале ХХI века».

Опрос представителей бизнеса есть в уже упоминавшемся исследовании К.И. Соколова «Развитие взаимоотношений некоммерческих организаций с бизнесом и средствами массовой информации».

СМИ фигурируют в Докладе Форума Доноров и исследовании К.И. Соколова. В Докладе представлен контент-анализ публикаций, касающихся благотворительности, а автор исследованиях о взаимоотношениях рассматривает технологии получения НКО доступа к тем или иным СМИ.

Темы исследований

Итак, исследования мнений граждан касаются, в основном, трех областей: анализа способов и тем пожертвований граждан, форм их гражданской активности и имиджа НКО в общественном сознании россиян.

Исследования мнений сотрудников НКО затрагивали, в основном, темы фандрайзинга и ценностей НКО.

Исследования представителей власти касались их представлений об НКО и о том, каким образом с НКО возможно сотрудничество, а также стереотипов и предрассудков, которые существуют в этом взаимодействии до сих пор.

Любопытно, что исследования в Набережных Челнах и в Петербурге прямо противоположны по выводам. В первом случае авторы исследования отмечают патернализм в отношениях власти и НКО. А во втором – недоверие и даже конфликтность.

Исследования мнений представителей бизнеса были направлены на выяснение их представлений о способах и формах социального партнерства с НКО.

Темы и направления исследований, которых мало или нет вовсе

Поскольку благотворительность и гражданская активность должны рассматриваться в контексте взаимодействия трех экономико-социальных секторов, а именно: некоммерческого сектора, бизнеса и власти, необходимо изучение взаимоотношений всех участников этого взаимодействия.

Понятно, что взаимоотношения власти и НКО переживают не лучшие времена, однако исследований взаимоотношений и мнений представителей этих секторов очевидно недостаточно. Равно как и исследований отношений НКО и бизнеса. А исследований отношений бизнеса и власти в контексте благотворительности практически нет.

Отсутствие целостного тематического и предметного подхода к исследованиям сферы благотворительности, возможно, является причиной разноречивости и даже противоречивости данных исследований, — наряду с методологическими, методическими и региональными различиями.

Лидирующей темой исследований остается сакраментальное «доверие граждан к НКО». «Вопрос доверия к НКО в России гроша ломаного не стоит. Люди не доверяют никому – ни врачам, ни педагогам, ни чиновникам, ни полиции. Просто без услуг врачей и даже полицейских они обойтись не могут, а без услуг НКО большинство людей легко обходится», — сказал в одном из исследований респондент.

Рейтинг выводов

На наш взгляд, остаются не затронутыми исследователями большое количество возможных тем изучения благотворительности и смежных с ней процессов, например, филантропии вообще или корпоративной социальной ответственности, но наша задача в этой статье – не критика, а анализ того, какие именно темы лидировали в исследованиях 2014 года и что самое интересное было выяснено в них.

О темах мы уже написали, а что касается разных любопытных выводов, мы предложили бы такой сугубо личный и достаточно субъективный рейтинг выводов различных исследований.

1. Многие представители власти фактически относятся к НКО как к «общественности», а не как к организациям. В лучших примерах подобного отношения явственно проступает модель отношений с профсоюзами в советском смысле этого слова. В худших — модель отношений с подростковым рок-клубом или беспокойным кружком «умелые руки». Разумеется, есть и случаи гораздо более продуктивных и позитивных отношений и мнений.

2. Значительная часть граждан, напротив, считает НКО бизнес- или посредническими структурами и организациями, функция которых – бесплатно, то есть – без всякой корыстной выгоды для себя — распределять помощь государства и бизнеса среди нуждающихся. Потому, на наш взгляд, исследования конкретных форм пожертвований (милостыня, через Интернет, банковский перевод и т.п.) не всегда продуктивны, потому что идея удобства пожертвования как процедуры имеет весьма ограниченное значение. Даже если пожертвовать деньги станет очень легко, например, через интернет-сервисы, это само по себе лишь немного увеличит поток пожертвований. Формула, остающаяся наиболее привлекательная для доноров, – «дети, животные, старики».

3. Многие бизнесмены рассматривают взаимодействие с НКО как благотворительность, а не как социальное и организационное партнерство. Разумеется, во многих крупных городах есть и примеры по-настоящему партнерских отношений или аутсорсинга. НКО должны яснее и настойчивее предлагать свои функции экспертного и инновационного свойства.

4. После появления и распространения неформализованной, но вполне организованной благотворительности, то есть – волонтерства, НКО предстоит во многом пересмотреть свою систему ценностей и организационные формы работы. Пока об этом трудно судить.

5. Самосознание и характер контактов НКО с бизнесом и властью в крупных городах и регионах разительно отличаются. В нескольких исследованиях приводятся мнения о том, что в регионах только государство в какой-то мере идентифицирует их с «третьим сектором», отличным как от властных, так и от коммерческих структур. Очень слабы контакты НКО с предпринимательскими структурами, в массовом сознании понятие «некоммерческий сектор» отсутствует. Из данных исследований следует, что чаще всего НКО в регионах стремятся сотрудничать с органами государственной власти и местного самоуправления, пытаясь найти у них и финансовую поддержку, и помощь в достижении известности.

Фото: pixabay.com

Рекомендуем