Краснодарский край – сложный регион для НКО. Возможно, один из самых сложных в России. После выездного заседания СПЧ у меня такой вывод. Организаций много, экологи и правозащитники очень активные, люди вообще активные. Много бесстрашных, во весь голос неустанно заявляющих свою, подчас весьма категоричную, позицию. Но некоммерческий сектор в целом не производит впечатления сильного и консолидированного.

Что бросается в глаза – разобщенность, «сегментированность» некоммерческого сектора. У нас во многих регионах есть проблемы с консолидацией НКО, но Краснодарский край выделяется даже на этом фоне. Организации практически не взаимодействуют друг с другом, нет ресурсного центра, нет ассоциации НКО. Когда-то эту функцию выполнял Южный региональный ресурсный центр, сейчас такого «центра притяжения» в инфраструктуре регионального третьего сектора нет.

Попытки консолидировать сектор предпринимает краевая администрация, управление по взаимодействию с религиозными и социально ориентированными НКО: создан портал «Гражданский форум Кубани», состоялся региональный Форум социального служения, налаживаются механизмы прозрачного распределения субсидий НКО. То есть прогресс некоторый, безусловно, есть, но консолидация фактически насаждается сверху. Хорошо бы еще, чтобы она происходила и изнутри сектора.

С властями большинство региональных НКО тоже взаимодействуют фрагментарно. Институты, которые должны обеспечивать такой диалог, в крае имеются: Общественная палата, Совет при главе администрации Краснодарского края по содействию развитию институтов гражданского общества и правам человека, региональный уполномоченный по правам человека. Но полноценного диалога не получается. В том числе потому, что организации, занимающие критическую по отношению к власти позицию, в нем не участвуют. А резонансные истории с проверками таких НКО и преследованием гражданских активистов, только подливают масла в огонь. Взаимное недоверие власти и НКО, ей оппонирующих, растет.

В общем трудное получилось выездное заседание СПЧ: много работали и с гражданами, и с организациями, и с представителями власти, разговаривали с губернатором. О чем удалось договориться? О том, что надо активизировать работу регионального совета по правам человека. Надеюсь, губернатор будет почаще с ним встречаться. Мы призывали администрацию поддерживать контакты в том числе и с «неудобными» организациями, тем более что таких в крае много, с правозащитниками, экологами, общественными активистами – со всеми… Еще говорили о том, что нужно усиливать взаимодействие с теми регионами, где инфраструктура некоммерческого сектора развита хорошо – с Санкт-Петербургом, Архангельской областью, Новосибирской областью и другими.

СПЧ также пытался как-то урегулировать ситуацию с экологами – с Валерием Бринихом, с «Экологической вахтой по Северному Кавказу». Федотов специально ездил в Адыгею, провел там несколько важных встреч. Мы рассчитываем, что после этого с «Эковахтой» все будет нормально, она продолжит работу. Впрочем, прогнозировать что-то трудно. Уже возвращаясь после выездного заседания, мы узнали, что вынесено судебное решение, и Бриниху предъявлено обвинение в экстремизме. И это после всех переговоров с прокуратурой и следственным комитетом.

Рекомендуем

СПЧ представил рекомендации по итогам выездного заседания по регионам Северного Кавказа

Рекомендации СПЧ, в частности, касаются жалоб жителей республик Северного Кавказа на практику постановки на профилактический учет по религиозному признаку, совершенствования деятельности учреждений полиции и пенитенциарной…