Летом бизнесмен и автогонщик Борис Зимин, член Попечительского совета семейного фонда своего отца Дмитрия Зимина «Династия», открыл Благотворительный фонд «Среда». Фонд создан для поддержки российских средств массовой информации, в его экспертный совет вошли известные журналисты и общественные деятели. О том, как планирует действовать этот фонд в непростое для СМИ время, на каких принципах строить свою благотворительную политику, Агентство социальной информации побеседовало с его исполнительным директором Михаилом Яструбицким.

Михаил Игоревич, насколько фонд «Среда» можно назвать частным фондом, превалируют ли в деятельности фонда интересы учредителя?

— Фонд действительно очень частный, я бы даже сказал авторский — Бориса Зимина. Именно он был мотором для всех событий, связанных с созданием этой истории. У него наверняка есть какие-то свои критерии, предпочтения и вкусовые ощущения, но он, во-первых, не сможет никоим образом повлиять на результаты. Механика принятия решений этого не подразумевает. А во-вторых, Борис — он такой очень «бизнесовый» человек с точки зрения этики. Он бы никогда и не позволил себе вмешиваться, даже если бы такие возможности и были. Потому что круг людей, который привлечен к экспертной оценке, – это очень уважаемые люди. Есть некая человеческая договоренность между профессионалами высокого уровня и учредителем, что существует система неописанных этических отношений.

Уже сейчас к вам подали заявки около 30 СМИ. Каким образом будет происходить отбор победителей?

— Весь конкурс проходит в два этапа. Сначала заявки рассматривает экспертный совет фонда, состоящий из исключительно профессиональных людей, специалистов в медиа, которые определяют десять номинантов. После этого заявки попадают в руки людей, абсолютно не имеющих никакого отношения к медиа – членам совета фонда. Это люди, которые, по нашему мнению, имеют авторитет и обладают моральным правом оценивать эти заявки не с профессиональной точки зрения, а с точки зрения, если хотите, общечеловеческих ценностей.

Из членов совета фонда пишущий человек только один – это Максим Осипов, врач по профессии и в то же время литератор. Он – единственный, кто может попытаться оценить стиль написанного, литературность, медийность. Все остальные члены совета фонда никакого отношения с профессиональной точки зрения к медиа не имеют. Они должны будут из десяти потенциальных номинантов выбрать трех лауреатов, которые и получат финансовую поддержку.

То есть совет фонда выбирает трех лауреатов, основываясь исключительно на своих вкусовых предпочтениях, четких критериев нет?

— Нет, это абсолютно вкусовая история.

А каким образом формировался экспертный совет «Среды»?

— Мы попытались найти баланс между разнопрофильными специалистами и людьми разных вкусовых, если хотите, ощущений о том, что такое медиа и о чем они должны говорить. Главное, чтобы они понимали, что такое профессиональное медиа, что такое честная и профессиональная журналистика. Практически все, кого мы пригласили, согласились с большим удовольствием. Список членов экспертного совета не закрыт. Он будет расширяться. По всей видимости, расширяться будет и совет фонда.

Каков размер суммы, которые планируется распределить между лауреатами?

— Около 50 миллионов. Победители получат сначала только треть положенной им суммы. И через год предоставит отчет о том, что с ним происходило в течение этого времени, как они потратили эти деньги. В том случае, если нас удовлетворяет их профессионализм и содержание того, что они делали, и если это соответствует тем критериям, по которым мы их отбирали и нам продолжает быть интересным поддерживать этот медийный ресурс, вы выделяем следующую треть. То есть каждый год в течение трех лет, прежде чем получить следующий транш, они будут должны предоставить нам отчет о своей деятельности.

В течение того времени, пока издание будет пользоваться вашей финансовой помощью, будет ли производиться какой-то мониторинг ее деятельности?

— Нет. Это такой элемент невмешательства в происходящие события. Мы, конечно, будем смотреть, но это никак не сможет повлиять на то, что уже происходит в текущем режиме. Мы ведь уже дали им деньги. А через год мы смотрим. Ведь может произойти все, что угодно. Они могут сменить профиль своей деятельности, изменить редакционную политику.

Перечисленные на сайте фонда критерии, которые «Среда» предъявляет к СМИ, претендующему на поддержку, больше всего напоминают цельный этический, профессиональный кодекс качественного, независимого издания. Как формировались эти критерии?

— Это как раз было основной темой для обсуждения на нашей встрече в июне, которая стала некой отправной точкой для членов экспертного совета и совета фонда. Тогда это еще не было формальным заседанием, это было некое общеколлективное обсуждение того, насколько мы друг другу созвучны, насколько совпадают наши общие критерии, «камертоны». И вот как раз этика в первую очередь была одним из основных «камертонов» для всех, кто там собрался.

На поддержку не может претендовать редакция, условно, публикующая заказные материалы. Учитывая, что этот процесс априори не может быть прозрачным, как это будет фиксироваться?

— Прежде всего, участники экспертного совета – профессиональные люди. Они будут смотреть на этическую сторону происходящих событий. Безусловно, мы не правоохранительные органы, чтобы фиксировать нарушения официально. Но если нам каким-то образом будут предоставлены факты того, что те или иные публикации были, к примеру, заказными, то для нас это будет точкой принятия решения.

СМИ, которое может претендовать на поддержку, «должно стремиться к прозрачности, полной законности своей коммерческой деятельности». Могут ли на грант претендовать СМИ, зарегистрированные как НКО?

— Конечно. И даже если у этой организации существуют какие-то проблемы в текущей хозяйственной деятельности (с налоговой инспекцией или, например, с прокуратурой), то до решения суда они будут являться для нас полноценными, действующими, соответствующими критериям участниками конкурса.

В числе проблем современных СМИ на сайте фонда названы изменение поведенческих моделей, образование поколенческого и имущественного разрыва в обществе, отсутствие единых ценностей в разных социальных группах — на фоне революционных технологических преобразований. В связи с этим будут ли иметь какое-то преимущество в конкурсе те СМИ, которые делают ставку в своей работе на новые технологии?

— Безусловно. Потому что первым этапом является профессиональный отбор, а профессионал всегда смотрит на новые инструменты, на качество обработки и преподнесения информации.

Не опасается ли Зимин каких-то последствий для себя или своего бизнеса, вступая на поле поддержки СМИ, которые могут быть не угодны власти?

— Во-первых, мы не рассматриваем заявки с той точки зрения, устраивают ли они кого-то или нет. Первый и главный критерий оценки – это честность и профессиональность. Во-вторых, нет, Зимин не опасается. Я до этого не был лично знаком с ним, и мне было интересно узнать, что Борис Зимин, помимо всего прочего, профессиональный гонщик. Я подозреваю, что он вообще мало чего боится.

Ирина Ясина в интервью «Кольте.ру» говорит, что создание «Среды» — это отчаянный жест ввиду того, что цивилизованного существования СМИ у нас в стране так и не сложилось. Вы думаете так же?

— К сожалению, качество СМИ падает — это видно невооруженным глазом. И в первую очередь, с точки зрения профессиональной журналисткой работы. Факты не перепроверяются, печатается бог знает что, огромное количество тенденциозных материалов. Я не исключаю, что спусковым крючком для Зимина и для многих, кто затевал эту историю, стала именно заметно ухудшающаяся ситуация с точки зрения качества профессионализма СМИ.

По ощущениям, отечественная медиасреда находится «в штопоре». С вашей точки зрения, способна ли «Среда» в перспективе стать некой долгосрочной «подушкой безопасности» для островков независимой журналистики?

— Нет.

То есть это действительно жест отчаяния?

Нет-нет, это жест предпринимательского сообщества. Мы надеемся, что Зимин сейчас выступает фактически одним из лидеров создания такого рода программы поддержки, ведем переговоры о возможности расширения состава попечителей фонда. Мы не торопимся все это делать быстро, «на коленке» – мы хотим сами посмотреть, что получится в конце первого сезона. Мы хотим, чтобы у нас была возможность показать это потенциальным попечителям либо нашего фонда, либо даже каких-то других фондов, которые заинтересуются этой тематикой. Мы рассчитываем на то, что количество людей, которые будут заинтересованы в поддержке профессиональных и честных СМИ, будет увеличиваться. Это попытка самим посмотреть, как это может быть, и показать пример другим. Я думаю, что интерес к этике и профессионализму в области медиа все-таки есть.

Вы рассчитываете на то, что кто-то подхватит ваш флаг?

Мы очень на это рассчитываем.

Рекомендуем

Объявлены победители конкурса фонда «Среда»

Благотворительный фонд «Среда», созданный для поддержки российских средств массовой информации, огласил список победителей конкурса на получение грантовой поддержки. Среди обладателей – телеканал «Дождь» и «Кольта.ру».

Где найти деньги: региональные благотворительные фонды и обязательный аудит

Руководствуясь действующим законодательством, власти требуют от благотворительных фондов предоставления обязательного аудита, но, по словам экспертов, не каждая организация способна выделить на это средства.

Вероника Скворцова усомнилась в фондах, собирающих деньги на высокотехнологичные операции

Российская система здравоохранения может оказывать бесплатную помощь всем нуждающимся, даже если это касается высокотехнологичных операций, заявила министр здравоохранения РФ Вероника Скворцова.