Президент Фонда помощи хосписам «Вера» Нюта Федермессер

В Красноярске летом открылся первый и пока единственный в России тюремный хоспис. Условия, созданные в хосписе, как и планы по организации его работы, приятно удивляют экспертов. В то же время пока не ясно, как именно удастся осуществить задуманное. Президент Благотворительного фонда помощи хосписам «Вера» поделилась с Агентством социальной информации своими надеждами и опасениями на этот счет.

Первый и пока единственный в России тюремный хоспис открыт на базе легочного отделения Краевой туберкулезной больницы № 1 ГУФСИН. Хоспис рассчитан на 15 коек. Как передают местные СМИ, палаты большие и светлые, с отдельными санузлами, уютными уголками для приема пищи, функциональными кроватями для лежачих больных. В каждой палате есть чайник, телевизор, холодильник. Сейчас в хосписе находятся девять пациентов с диагнозами туберкулез в сочетании с ВИЧ-инфекцией. У восьми из них врачи прогнозируют неблагоприятный исход. В хоспис будут направляться безнадежно больные заключенные. За пациентами ухаживают добровольцы из числа самих осужденных. Cанитары, по мнению сотрудников хосписа, смогут обеспечить больным психологический комфорт.

Судя по интервью и комментариям многих, кто так или иначе сталкивался с проблемой отсутствия должного медицинского ухода за больными в социальных учреждениях страны, появления первого в России тюремного хосписа ждали давно. Вы как президент фонда помощи хосписам «Вера» поддерживаете появление таких хосписов?

— Открытие хосписа в пенитенциарной системе страны – совершенно потрясающий, удивительный акт гуманизма. В тюрьмах сегодня фактически нет медицинской помощи. От этого страдают и невинно осужденные, и сильно виноватые. И это совсем незаслуженная кара. Для человека, совершившего преступление, лишение свободы уже является наказанием, и это то единственное наказание, которое законом предусмотрено. А неоказание медицинской помощи – такого не должно происходить ни с заключенными, ни со свободными людьми.

Как вы считаете, насколько эффективно получится организовать работу тюремных хосписов?

— Честно говоря, я сомневаюсь в том, что они будут работать должным образом. У нас в целом у народа уровень недоверия к тому, что происходит в медицине, очень высокий, и у меня, в частности. Я, к сожалению, не очень верю в то, что в этих палатах окажутся умирающие люди из тюрем. Мне трудно поверить, что это заработает, потому что между благим намерением и его воплощением в жизнь в нашей стране огромная пропасть. Это, наверное, единственный минус, который можно обозначить.

SONY DSC SONY DSC

Помещения тюремного хосписа (фото ГУФСИН России про Красноярскому краю)

Вам известно, как обустроен первый тюремный хоспис? Как вы можете оценить созданные в нем для подопечных условия?

— Я посмотрела фотографии из этого хосписа, которые размещены в СМИ. И если это фотографии именно того тюремного хосписа, то это удивительно, потому что у нас и свободные люди в большинстве российских хосписов таких условий не имеют.

На ваш взгляд, то, что за пациентами хосписа будут ухаживать такие же заключенные, как и они сами, — это плюс или минус?

— Безусловный плюс. Ведь это позволяет заключенным осуществлять неотъемлемое право любого человека совершать благие дела и помогать другим. Наличие вины за человеком, любой, за которую он наказан по закону тюремным заключением, не должно лишать его других прав. Поэтому возможность помочь ближнему, будучи волонтером в хосписе, тюремном или свободном, тоже право человека. И право на достойную смерть должен иметь каждый человек, независимо от того, какую жизнь он прожил.

Существует ли подобный опыт привлечения заключенных к работе в хосписах за рубежом?

— Да, и очень успешный. Я недавно ездила в Польшу, где посетила несколько хосписов. Один из лучших хосписов, в Гданьске, основан католической церковью, но при этом — абсолютно светский. Он привлекает для работы волонтеров из местной тюрьмы. Они очень внимательны к пациентам, общаются и сближаются с ними. Когда пациент умирает, его родной человек остается один на один со своим горем, болью и пустотой. И тогда звеном, связывающим родных с ушедшим человеком, становится волонтер — заключенный. Родные ушедшего человека начинают интересоваться судьбой заключенного, навещать его в тюрьме, и очень многие потом становятся друзьями.

Тюремные хосписы как модель существуют в разных странах. Как вы считаете, нам стоит перенимать их опыт и в принципе двигаться в сторону создания системы таких хосписов?

— Один из первых и старейших тюремных хосписов в США — хоспис в городе Вакавилль штата Калифорния. Калифорнийский хоспис – это образец того, что в результате должно получиться у нас. Человек должен умирать в достойных условиях и обезболенный, независимо от того, где он умирает – дома, в больнице или в тюрьме. Так же, как и малыши должны появляться на свет в достойных условиях, и принимать его должны нежные и любящие руки. Независимо от того, кто его мама, в каких условиях она его зачала и где ей предстоит провести свою дальнейшую жизнь. Эти две вещи – рождение и смерть – должны происходить одинаково достойно, и никакие факторы из жизни человека не должны влиять на оказание при этом медицинской помощи.

Фото: Юлия Вяткина, 24.fsin.su/news/

Рекомендуем

450 врачей хосписов из 70 регионов России собрались на конференции в Москве

Вторая конференция с международным участием «Развитие паллиативной помощи взрослым и детям» стала завершающим этапом образовательных мероприятий Ассоциации хосписной помощи при поддержке Фонда помощи хосписам «Вера».