Американские экономисты из университетов Пенсильвании и Техаса утверждают, что доля жертвователей и волонтеров слабо зависит от ВВП, в то время как влияние на развитие благотворительности оказывает такой показатель, как «индекс дистанции власти», введенный в обиход в 1980-е годы голландским социологом Гертом Хофстеде, пишет Сноб.ру.

Там, где показатель индекса низкий, где власть вызывает почтение и трепет, благотворительность плохо развита. Показатель влияет и на веру людей в собственные силы. В странах, где граждане достаточно дистанцированы от власти, люди — более активные доноры и благотворители. Мы спросили экспертов российского некоммерческого сектора, насколько, по их мнению, благотворительная активность действительно зависит от степени удаленности власти и какие в принципе факторы влияют на уровень активности и самоорганизации граждан.

Олег Шарипков

Олег Шарипков, исполнительный директор Пензенского фонда местного сообщества «Гражданский союз»

Такое понятие как «индекс удаленности власти» в контексте развития благотворительности существует. Но, на мой взгляд, в статье, к которой мы адресуемся, дано довольно плоское видение влияния этого индекса на благотворительность.

На рынке благотворительности есть несколько групп игроков: компании, так или иначе зависимые от власти или отдельных чиновников; компании малого и среднего бизнеса, не испытывающие зависимость от власти; общероссийские компании, присутствующие в регионах; частные лица.

Для первого типа характерна «государственная благотворительность» — куда скажут, туда и дадим, а о сумме поторгуемся. Таким образом строятся церкви, ремонтируются школы, восстанавливаются памятники и т.п. И на этот тип взаимодействия индекс не оказывает никакого влияния.

Для второго типа характерна фраза: «Что мне, как владельцу бизнеса, интересно, туда и дам». Сумма чаще всего комфортна для бизнеса, но бывает, что дают очень много, даже принося убыток бизнесу. На этот тип благотворителей индекс тоже не оказывает влияния.

Я бы ввел понятие «индекса поглощения благотворительности государством»

Для третьего типа «индекс удаленности власти» отчасти справедлив. Крупные компании дают в полном соответствии с «политикой партии и правительства» и всегда учитывают индекс для принятия решения о выделении средств.

Частные лица, если брать всю их совокупность, тоже, на мой взгляд, придерживаются индекса. 80% жертвуют на больных детей, бездомных животных, оказывают помощь пострадавшим от наводнения, а остальные 20% будут поддерживать проекты, лежащие далеко от мейнстрима, — правозащитные, по борьбе с коррупцией и т.п.

Вообще, я бы ввел не понятие «индекс удаленности власти», а «индекс поглощения благотворительности государством». Если государство говорит, что все хорошее исходит только от меня, то это 100% поглощения. И в этом случае любая другая благотворительность становится практически невозможной, поскольку она будет позиционироваться со стороны государства как неполезная. Например, если вы помогаете онкобольным, то про вас скажут, что вы принижаете успехи отечественной медицины. Другой полюс этого индекса — когда государство заявляет о том, что благотворительность — это сфера частной инициативы. Государство, например, только создает инфраструктуру, чтобы эта инициатива могла быть реализована простым способом.

Вот по этой шкале я бы дал сегодня для России оценку в 85% поглощения благотворительности государством. Что ж, у нас еще есть целых 15 % для того, чтобы действовать!

Наталья Каминарская

Наталья Каминарская, исполнительский секретарь Некоммерческого партнерства грантодающих организаций «Форум Доноров»

Благотворительность зависит от многих факторов. В прошлом году Форум Доноров провел исследование, где как раз выявлял факторы, которые на это влияют. Был составлен список из более чем 30 параметров, которые удалось свести в четыре группы. Оказалось, что больше всего на развитие благотворительности влияет такой показатель, как качество жизни, который характеризуется уровнем комфорта, социальным индексом, социальным самочувствием. Второй показатель — социальный потенциал, который характеризуется наличием человеческих ресурсов; третий — экономика; четвертый — наличие различных институтов, инфраструктуры благотворительности.

«Благотворительность требует свободы»

Политические факторы, точнее, их проявление в виде законодательства и других политик, определяют очень многое. Конечно, чем власть больше вмешивается в деятельность граждан, тем меньше шансов для благотворительности. Благотворительность требует свободы, как минимум, мышления и принятия решений. Если все базовые социальные потребности формально гарантируются государством и легальной возможности развития альтернативы нет, то благотворительность будет принимать специфические формы, мало заметные широкой публике, в основном, связанные со взаимопомощью. Если же контроль за альтернативой по какой-то причине ослабевает и становится ясно, что «гарантированные» блага недоступны, то тогда можно ожидать развития благотворительности. Так это и было в нашей стране.

Мария Черток

Мария Черток, директор CAF Россия

Мне близок основной тезис статьи о том, что отсечение людей от каналов влияния на власть и возможности участвовать в принятии решений превращает их в пассивных потребителей благ. Осознанное участие в благотворительности – это, конечно, проявление активной общественной позиции. Именно поэтому развитие культуры частных пожертвований – очень важный показатель уровня зрелости гражданского общества, и наоборот.

С другой стороны, я частенько говорю, что в России у активных людей так мало способов выражения их гражданской позиции, что благотворительность и волонтерство становится для них чуть ли не единственным прибежищем. Но таких естественно граждански настроенных людей ограниченное количество, к сожалению.

Я думаю, на людей производят впечатление случаи вопиющей некомпетентности государства и его неспособности выполнять свои обязательства. Хрестоматийный пример – лечение тяжелобольных детей, которое является обязанностью государства, а сейчас в такой значительной степени финансируется за счет пожертвований. Соответственно, очень много из того, что делают НКО, это не просто дополнение функций государства, но компенсация его ошибок или бездействия.

Бахмин

Вячеслав Бахмин, консультант Фонда Ч. С. Мотта в России

В исследовании, речь о котором идет в статье, говорится не только об удаленности власти, но и некоей привычки к неравенству. Если в стране существует неравенство, и большинство людей считает это вполне нормальным, соответственно, происходит сакрализация власти. Считается, что власть должна сама с этим разбираться. В таких странах шансов развиться благотворительности  меньше. Это естественно, при таком отношении к власти возникает тот самый патернализм, которым наша страна тоже известна. Соответственно у граждан отсутствует желание что-то менять и делать. Люди полагают, что все должна делать власть, можно только на нее уповать и добиваться, чтобы она что-то изменила. А это значит, что сам человек не верит, что может что-то изменить, в частности, он не может изменить соотношение богатых и бедных, удачливых и неудачливых, которые благотворительность и пытается частично уравнять, решить эту проблему путем всевозможных благотворительных акций.

При таком отношении к власти у человека отсутствует ответственность за то, что он видит вокруг, он не считает себя ответственным и не хочет это менять. В принципе, это правильно. В то же время это один из глобальных факторов, который влияет на положение в стране. Этот фактор может меняться под воздействием других вещей. Например, если происходит какое-то стихийное бедствие, несмотря на то, что люди считают себя зависимыми от власти, они готовы пожертвовать и что-то сделать. Потому что видят, что сами могли бы в такой ситуации оказаться. Это не абсолютный закон. Это параметр, который стоит учитывать при развитии благотворительности.

«С одной стороны, благотворительность стараются контролировать, с другой – призывают людей брать ответственность на себя»

Когда ты жертвуешь своему другу, родственнику, знакомому, которого спасаешь от смерти, это не связано с отношением к власти и ответственностью гражданина. С другой стороны, когда ты сдаешь кровь бесплатно, считая, что людям надо помогать, это уже некий шаг гражданина. В стране, где граждан мало, это редко происходит, а где много — это естественная реакция, желание помочь и желание самому изменить то, что можешь. Мотивация — очень важная вещь.

Чем больше у нас будет мотивированных граждан, тем более развитой будет благотворительность, тем больше людей, ответственных за происходящее вокруг, тем больше будут развиваться частные пожертвования, волонтерство.

С другой стороны, на уровень благотворительности влияют и другие вещи – культурные ценности, воспитание, религиозные установки, отношение общества к благотворительности, медиасреда. Многое зависит от самих нас, но государство должно создавать нормальную, приемлемую атмосферу приятия того, что делают добровольцы, благотворительные организации, поощрять это. Одним из факторов развития благотворительности может быть даже мода на нее. Когда человек почувствует вкус, он не уйдет от этого, это станет привычкой.

Что касается давления на благотворителей, заинтересованности власти в этом, то я думаю, что благотворительность будет контролироваться в той степени, в какой будет угрожать стабильности власти. Сами тенденции государственной политики противоречивы. С одной стороны, благотворительность стараются контролировать, с другой – призывают людей брать ответственность на себя. В той же социальной сфере призывают НКО оказывать услуги. Это поощрение гражданской инициативы и гражданской ответственности. С другой стороны, власти боятся, что гражданско-ответственные люди, объединившись, могут задать неудобные вопросы.

Елена Малицкая

Елена Малицкая, президент Межрегионального общественного фонда «Сибирский центр поддержки общественных инициатив»

Конечно, власть в определенной степени оказывает влияние на развитие благотворительности. Ее задача – контролировать процессы и влиять на них. Наверное, чем больше власть удалена, тем больше люди определяют свой выбор. Хороша та власть, которая формирует условия для развития и не пытается вмешиваться.

Мне кажется, что нужно больше работать с властью. У нас сейчас все перепутано. Власть считает, что она занимается благотворительностью, пытается использовать ее как дополнительный ресурс. У нас удаленность от власти низкая. При этом люди достаточно хорошо занимаются благотворительностью – посмотрите, что происходит в благотворительных фондах. Люди жертвуют на адресную помощь, конкретным людям, оказывают помощь при чрезвычайных происшествиях. На мой взгляд, мы находимся на некотором начальном пути развития благотворительности.

Есть другая проблема – нет доверия к НКО. И здесь власть ни при чем, я считаю. Люди и компании, которые занимаются благотворительностью, просто не хотят быть публичными.

Марина Михайлова

Марина Михайлова, директор Архангельского центра социальных технологий «Гарант»

Я считаю, что чем больше у людей сформировано мнение, что власть решает за них все вопросы, тем менее они готовы участвовать в благотворительности. Когда люди уверены в том, что все существующие вокруг них проблемы – это ответственность государства, а не их самих, то сподвигнуть их на любого рода благотворительную деятельность достаточно сложно. «Почему мы должны это делать? Нам государство должно. Нет у нас во дворе детской площадки, почему мы должны собираться и делать ее сами?» — считают они.

Чем больше люди начинают понимать, что от них тоже что-то зависит и готовы брать на себя ответственность, тем больше они включаются в разного рода благотворительную деятельность, причем речь не только о пожертвованиях, но и о деятельном участии. Примером могут служить организации территориального общественного самоуправления, когда люди объединяются и начинают сами делать свою жизнь лучше, при этом не ждут, что скажет власть. У нас, в Архангельской области, люди, объединяясь, сами строят тротуары, колодцы, мосты через маленькие речки. Заражаются этой активностью и все больше вкладываются в этот ресурс.

«Это как вирус благотворительности. Нужно человеку дать один раз попробовать – и он заразится…»

Когда у человека сформировано понимание «мне все должны», то даже донорство крови воспринимается как «есть же государственный банк крови, есть бесплатная медицина, кровь должна быть». А откуда она должна взяться – это уже другой вопрос.

Мне кажется, что людям нужно давать возможность решать свои собственные проблемы самостоятельно. Когда люди научатся убирать в своем подъезде самостоятельно, а не ждать, когда ЖКХ пришлет уборщицу, — это будет первый шаг к пониманию того, что за свою жизнь ответственность несем мы сами.

Еще хочу отметить, что когда люди видят результаты своего влияния, тогда они активнее начинают включаться в деятельность. Это как вирус благотворительности. Нужно человеку дать один раз попробовать – и он заразится, не сможет остановиться.

Фото: Фонд «Созвездие сердец», flickr.com

Рекомендуем

На фестивале пряников в Петербурге представят сладости, приготовленные детьми-сиротами

Масштабный фестиваль «Мир пряника» пройдет в Музее варежки с 3 по 8 ноября. Посетители смогут купить сладости, изготовленные в кулинарной социальной мастерской благотворительного фонда «Время…