commons.wikimedia.org

В 2014 году исполняется 100 лет с даты основания первого в мире фонда местного сообщества (ФМС). 19 мая в рамках встречи, приуроченной к этому событию и выходу доклада CAF Россия «Местная филантропия национального значения», Авила Килмюррей, директор Фонда местного сообщества Северной Ирландии, рассказала о специфике работы фондов местных сообществ в мире и тенденциях их развития.

Сегодня мы отмечаем столетие основания первого в мире фонда местного сообщества (ФМС) – это произошло в 1914 году в Кливленде (США). Фонд основала группа местных доноров, которые захотели расширить базу филантропии, вывести ее за пределы индивидуальных пожертвований. Миссия кливлендского ФМС — улучшить жизнь жителей Кливленда путем взаимодействия с донорами, создания фонда целевого капитала, удовлетворения потребностей населения путем выдачи грантов.

Как росли ФМС

Идея фонда местного сообщества распространяется быстро: сначала в США и Канаде, а затем —  в конце 70-80 годов XX века — и в Европе. Наряду с тем что ФМС развивался как институт, развивались и принципы его деятельности, взаимодействие с другими институтами. В определенный момент произошел переход только от управления активами к деятельности, которая может напрямую помочь удовлетворению потребностей сообщества. Мы видим примеры того, как некоторые ФМС с ограниченными ресурсами в партнерстве с другими организациями продвигают определенные идеи, становятся площадкой для взаимодействия всех заинтересованных сторон. Кроме того, если раньше независимые ФМС конкурировали между собой (кто больше выдаст грантов), то сейчас они задумываются, какое воздействие оказывают своей деятельностью на сообщество, какие партнерства создают.

Недавно появилась новая тенденция — расширение базы доноров, которые жертвуют в ФМС. Кроме того, что есть фонды богатых доноров, разрабатываются пути привлечения средств от более широкого круга граждан. Есть даже такая практика, как «кружки доноров» (как кружки по интересам).

По мере распространения фондов местных сообществ по всему миру их деятельность начинает опираться на местные традиции. Например, в фонде в пригороде Каира — на основе исламских традиций, а в Кении — на африканских традициях, коллективизации и вовлечении людей.

Каждый год в мире появляется примерно 70 фондов местных сообществ. В Европе ФМС начали активно создаваться в последнее десятилетие, особенно в Германии. В настоящее время ФМС есть в 46 странах мира.

Роли, которые играют фонды

Конечно, одна из основных ролей ФМС — это развитие финансовых активов для общественной деятельности. В этом плане мы развиваем целый ряд источников финансирования, чтобы удовлетворить различные нужды и потребности общества. Источники финансирования, которые мы знаем, преходящие. Сегодня есть, а завтра нет. Поэтому для ФМС важно иметь независимое финансирование, которое нам дает фонд целевого капитала. Обращаясь к примеру Северной Ирландии, которая 40 лет была охвачена конфликтом, могу сказать, что для нас небольшой фонд целевого капитала был очень важен именно как источник независимого финансирования. Мы находились между двумя правительствами – Ирландии и Великобритании, но наша независимость позволяла делать то, что мы хотим.

Развитие финансовых активов позволяет нам расширять донорскую базу и позволяет людям самого разного уровня и достатка делать пожертвования. Поскольку ФМС привлекает деньги населения, то я всегда подчеркиваю, что он должен соблюдать более высокие стандарты прозрачности, подотчетности деятельности, чем любой частный фонд.

Вторая важная составляющая деятельности фондов – это развитие сообщества, улучшение жизни, укрепление доверия между людьми. Фонды позволяют встретиться людям, которые живут в разных социальных группах. Например, богатым донорам мы помогаем услышать малоимущих, пожилых, людей с инвалидностью.

Еще одна особенность ФМС – это их долговременность, особенно если есть целевой капитал. Это дает возможность планировать работу на долгий срок, быть устойчивыми. Если имеется финансирование только краткосрочное, проектное, это часто оказывает негативное влияние.

ФМС дают блестящую возможность проводить исследования и разработки в сфере социальной политики. Например, наши исследования среди мигрантов, в частности, цыган из Румынии, сыграло важную роль, потому что государство ничего не знало об этой общине, они не получали государственного финансирования, но мы, поскольку работаем с ними на средства доноров, получаем важную информацию, которую передаем государству.

Наконец, важный момент, что на местном уровне люди считают ФМС своей организацией. Его близость к людям, общественным организациям демонстрирует, что ФМС отвечает на потребности своего сообщества. Сейчас мы пытаемся выработать базу знаний, узнать, какие практики эффективны, а какие нет.

Чтобы мы знали, что происходит

Филантропия на уровне местного сообщества — на региональном, местном уровне — позволяет вовлекать в работу людей самых разных слоев общества, людей с разными идеями.

Идея ФМС развивается, наряду с ними мы видим такие инициативы, как женские фонды, молодежные банки, экологические фонды и другие тематические фонды, посвященные различным направлениям. Мы видим, что они возникают независимо, автономно. Например, существует Всемирная сеть женских фондов, насчитывающая 46 организаций. В то же время такие тематические фонды возникают внутри местного сообщества, опираясь на инфраструктуру ФМС. Я считаю, что это хорошо.

Мы стараемся поощрять взаимообучение, обмен опытом, знаниями между ФМС, работающими в разных условиях. Так, опыт сельского ФМС будет отличаться от городского. Пример такого общего опыта двух разных фондов — фонд в Пхукете (Таиланд) и Монтеверди (Коста-Рика), которые организовали свою базу финансирования за счет местного туризма.

Еще одно важное направление в деятельности фондов – создание центров знаний. Например, такой центр был создан при фонде в Милуоки в партнерстве с университетом Висконсин-Мэдисон, когда ФМС приносит свои знания, взаимодействует с академическими кругами, государственными структурами по решению проблем местного сообщества и по созданию базы знаний.

Еще одна тенденция, которую мы наблюдаем, — это объединение диаспор, когда люди, живущие за пределами своей страны, взаимодействуют со своей диаспорой, жертвуют средства и таким образом устанавливают идентичность.

ФМС могут влиять на политику и должны влиять в том плане, чтобы мы знали, что происходит на местном уровне. Мы знаем, что на международном и национальном уровнях политика часто формируется абстрактно, не связана с реальными потребностями людей.

Можно взять пример Гаити, куда были вложены миллиарды долларов на преодоление природной катастрофы, но в ходе недавних исследований выяснилось, что только 0,8% средств поступили непосредственно в руки населения, остальные средства пошли международным организациям, которые занимались восстановлением и строительством. Вы представляете, насколько большего эффекта удалось бы достичь, если хотя бы 1% поступил в местный фонд, который вовлек бы местное население в эту работу?

Из своего опыта мы знаем, что важно организовать работу правления и структурировать работу ФМС. В правлении нашего фонда, например, всегда была половина католиков и половина протестантов.

Хочу подчеркнуть важность того, чтобы мы обдумывали нашу работу, анализировали ее, чтобы мы могли более эффективно вовлекать людей. И еще: я верю в то, что опыт, инициативы, энергия, возникающие на местном уровне, вдохновляют и продвигают вперед глобальные инициативы.

Фото: commons.wikimedia.org

Рекомендуем

«Бременские музыканты» и хоккейный матч с участием известных лиц Отрадного собрали более 250 тысяч рублей

В Отрадном в День города прошло благотворительное ледовое шоу, в котором приняли участие известные жители. В роли фигуристов и хоккеистов – руководители предприятий и учреждений,…