Елена Альшанская

Агентство социальной информации продолжает серию интервью с кандидатами в ОП РФ от некоммерческих организаций. Интернет-голосование на сайте «Российская общественная инициатива» за кандидатов проходит по 30 мая включительно.

 

 

 

Елена Альшанская – президент Благотворительного фонда «Волонтеры в помощь детям-сиротам», кандидат в номинации «Социальная поддержка граждан (инвалиды, военнослужащие, женщины, дети, молодежь, ветераны, пенсионеры и иные категории)».

Страница кандидата в системе голосования.

Елена, как Вы пришли в некоммерческий сектор?

Мне в общем-то всегда хотелось работать именно в общественной сфере. В студенческие годы я была волонтером в проектах, связанных с социальной работой, экологией, культурой. Мне казалось, что где-то в этом секторе мне и нужно искать себя. Конечно, я не думала тогда, что сама создам фонд и буду заниматься конкретно темой сиротства. Но стечение обстоятельств все предопределило.

Однажды я оказалась с ребенком в больнице, а наша палата находилась рядом с палатами, где лежат дети без родителей совсем не в детских условиях. Это был 2004 год. Сначала я оказывала материальную помощь, потом решила разобраться, почему все так происходит. Вокруг меня собралась команда неравнодушных людей, стало понятно, что одной материальной помощью проблема не решается — для этого нужны более серьезные усилия, этому нужно уделять больше времени. И в 2007 году мы зарегистрировали фонд «Волонтеры в помощь детям-сиротам».

Теме сиротства сейчас уделяется достаточно много внимания со стороны государства, СМИ, бизнеса, НКО. Каких целей в первую очередь Вы хотели бы добиться в случае избрания членом Общественной палаты РФ?

Изменения ситуации через изменения законодательства и практики работы. Основная проблема, как я считаю, — это недостаточная поддержка семьи и недостаточная помощь семьям, которые находятся в трудной жизненной ситуации. Профилактика потери ребенком семейного проживания должна стать главной заботой социальной политики. Пока это не так.

Кроме этого, необходимо уходить от системы коллективного ухода за детьми, потерявшими семью. Наши детские дома, интернаты в том формате, в котором они существуют, наносят непоправимый вред для развития детей, особенно трагичны последствия для детей младшего возраста. Дети не должны расти в коллективных, казарменных учреждениях, они не должны расти одни, когда единственные взрослые рядом — это постоянно сменяющийся состав персонала, выполняющего разные функции. Поэтому, с одной стороны, я ставлю перед собой задачу содействовать изменению законодательства и практики работы с семьей, находящейся в трудной жизненной ситуации; с другой — содействовать реформированию учреждений для детей, оставшихся без попечения родителей.

Как именно предлагаете реформировать систему детских домов? Упразднять их вовсе или переориентировать?

Я не знаю стран, где нет детских домов. Правда, там они в основном малокомплектные и по-другому устроены. Конечно, надо стремиться их минимизировать, чтобы даже при изъятии из семьи или отказе от ребенка он тут же попадал в замещающую семью — для начала временную, пока решается вопрос о его возвращении в кровную семью или дальнейшем устройстве. Но я уверена, что, не отказываясь от этого института, нам нужно менять принцип его работы: чтобы детский дом выполнял задачу временной социальной реабилитации ребенка после пережитого стресса, травмы, оказывал психологическую помощь и проводил работу по его возвращению в кровную семью или семейному устройству. Единственная категория детей, для которой возможны формы коллективного проживания (но опять же малокомплектного), это подростки, которые не хотят идти в семью.

А у нас сейчас детский дом — это место содержания ребенка. Считается, что его задачей является воспитание. Часто это учреждение одновременно выполняет услуги по образованию ребенка, и если это детский дом-интернат, то, получается, ребенок живет по сути в школе.

Вместо помощи в реабилитации и семейном устройстве задача таких учреждений — чему-то научить, что совершенно неадекватно той беде, в которую попал ребенок. Если дети маленькие, то они попадают в дома ребенка, которые являются медицинскими учреждениями. Видимо, считается, что возраст до трех-четырех лет — это такая особая болезнь и дети нуждаются в именно в медицинском уходе.

Нужно, чтобы ребенок на тот период, пока решается его судьба, находился в спокойной, не казарменной реабилитационной среде, и если срок затягивается и речь идет об учебе, посещать он должен внешнее учреждение, а медицинские услуги получать как все — в поликлинике или больнице.

Говорят, бороться нужно с причинами, а не последствиями. В чем Вы видите причину такой ситуации?

Нужно помнить о том, что дети, которые попадают в сиротские учреждения, попадают туда не из вакуума, а исключительно из семей. У нас в обществе есть распространенное убеждение, что это дети алкоголиков либо сами родители отказались от детей, не хотят их растить, выполнять родительские обязательства. На самом деле зачастую это семьи, живущие в долговременном неблагополучии, бедные, не имеющие собственного жилья, которые сами выросли в семье неблагополучной, а родители не «вложили» им правильную картину мира.

Причин попадания в трудную жизненную ситуацию много, а механизмов вывода семей из неблагополучия практически нет. У нас отсутствует социальное жилье, только в единичных случаях ведется серьезная работа с семьей, которая попала в кризис.

Одна из самых тяжелых проблем – дети с инвалидностью, дети, которые рождаются с патологиями развития. Приведу пример: в Подмосковье одинокая мама, без родителей, одна воспитывает 12-летнего ребенка с достаточно тяжелыми нарушениями. Ребенка не берут в детсад и школу, реабилитационные центры в месте проживания отсутствуют. Женщина никуда не может временно его разместить, чтобы выйти на работу. Она вынуждена жить на небольшое пособие по инвалидности, не справляется с реабилитацией ребенка. Таким образом, женщина вынуждена влачить нищенское существование либо ей предлагают сдать ребенка в интернат, который находится в другом районе Московской области и забирать его даже на выходные будет для нее довольно тяжело — поездка в одну сторону занимает полдня тремя видами транспорта через Москву. Другими словами, форма поддержки такой семьи отсутствует. Нужно выстроить систему помощи семье так, чтобы добровольная сдача ребенка в учреждение либо его отобрание были крайними ситуациями, когда уже исчерпаны все другие варианты помощи.

Кого бы Вы хотели видеть в составе Общественной палаты?

Каждый человек, конечно, должен выбрать того, кто, с его точки зрения, максимально представляет его интересы и чья деятельность будет приводить к тем переменам, с которыми человек согласен.

Для меня главное, чтобы это были деятельные люди, представляющие реальные общественные организации. В последнее время, к сожалению, создается множество псевдо-НКО, реальная польза от их работы смутно понимаема и незаметна. Нужно выбирать тех, кто действительно работает и чью позицию вы разделяете.

Фото: vk.com/id5253817

Рекомендуем

«Пропавшие с радаров»: исследователи выясняют, как решить проблему социальной адаптации детей-сирот

Как складывается жизнь сирот после выпуска из учреждений? Как изменяется ситуация из года в год? Влияет ли работа благотворительного фонда на жизненный путь детей-сирот? Фонд…

«Плюшки-ватрушки» собрали более 270 тысяч рублей на профилактику социального сиротства

Гости третьего благотворительного кулинарного фестиваля «Плюшки-ватрушки», который проводится в поддержку Благотворительного фонда «Волонтеры в помощь детям-сиротам», могли попробовать разнообразную выпечку, поучаствовать в благотворительной лотерее, аукционе…

КАНДИДАТЫ ОТ НКО. Борис Альтшулер

Агентство социальной информации продолжает серию интервью с кандидатами в ОП РФ от некоммерческих организаций. Интернет-голосование на сайте «Российская общественная инициатива» за кандидатов продлится по 30…