Президент Благотворительного фонда «Счастливый мир» — организации, которая помогает тяжелобольным детям, рассуждает об извечном вопросе публичности в благотворительности, «вредности» благотворительной деятельности и о том, что было бы, если бы благотворители не брали на себя заботу о тех, о ком должным образом не заботится государство.

Те, кто не занимается благотворительностью, любят порассуждать о том, что желание помогать людям, особенно если ты говоришь об этом публично – это своеобразный способ почувствовать себя в «белом пальто» на фоне других, возможность быть в модном сегодня тренде социальной активности. Однако я совершенно уверена, что большинство людей приходят в благотворительное движение все же не для того, чтобы казаться лучше в чьих-то глазах, даже если они публично рассказывают о своей деятельности.

Мотивы занятия благотворительностью у каждого свои – некоторым нравится чувствовать себя спасителем и таким образом удовлетворять внутренние, на мой взгляд, не самые плохие амбиции. Кто-то, глядя на то, что происходит вокруг, считает, что если не поможет он, то не поможет никто. Есть те, кто пережил личную драму, потерял близких и не хочет, чтобы с другими произошло то же, что и с ними. Кому-то, как в свое время мне, очень сильно помогли в сложной ситуации, и они считают, что это тот долг, который теперь, когда есть такая возможность, надо вернуть. Встречаются люди, для кого благотворительность является частью светской жизни, возможностью войти в определенный круг, познакомиться с известными персонами.

Я знаю тех, других, третьих, четвертых и пятых. И если бы меня попросили ранжировать этих людей, решить, кто лучше, а кто хуже, я бы не смогла этого сделать. Для меня абсолютно неважно, по каким причинам люди приходят в благотворительность. Главное – что они помогают, а не то, почему они начали это делать.

И если уж рассуждать о факторе «белого пальто», то я бы поговорила о другой проблеме. Недавно я наткнулась на статью Дмитрия Быкова, в которой нашла много созвучных мне мыслей. В ней он говорит о том, что, по сути, российская благотворительность — чрезвычайно вредная вещь. Наличие колоссального волонтерского, благотворительного движения в нашей стране под лозунгом «если не мы, то кто?» позволяет государству не предпринимать никаких системных шагов для решения проблем нуждающихся, больных людей, осиротевших детей. Более того, оно дает государству возможность приписать в общественном сознании заслуги волонтеров и благотворителей себе и таким образом создавать иллюзию, видимость того, что в России что-то меняется в лучшую сторону.

Любой благотворитель в нашей стране — это человек, который шагает через заброшенную стройплощадку в красивом белом плаще

Если я правильно поняла г-на Быкова, он считает, что если бы наша благотворительность не развивалась в таких масштабах, то, возможно, многим россиянам и иностранцам режим Путина не казался бы таким успешным, так как было бы ясно, насколько все на самом деле плохо.

По большому счету я с Дмитрием Быковым согласна. Наша активность действительно помогает властям ускользать от их прямых задач. Более того, благотворительность в России существует вопреки государству, мы часто вынуждены решать государственные проблемы против воли власть имущих. И это совершенно иррациональная, сюрреалистическая ситуация, которой быть не должно.

Передо мною, как и перед многими, часто встает этот этический вопрос: могу ли я отказаться от благотворительности, сказав: ок, это не моя ответственность, это долг тех, кто наверху, и если завтра люди начнут умирать пачками, это будет на их совести. Может быть, в долгосрочной перспективе, это как раз и вынудило бы государство наконец-то исполнять свои функции?

Сколько бы раз я ни задавала себе этот вопрос, я понимаю, что не могу на него ответить. Потому что когда смотришь на больного ребенка и понимаешь, что жизнь у него всего одна, другой не будет – всегда делаешь выбор в пользу спасения жизни. В конечном счете, любой благотворитель в нашей стране – это человек, который шагает через заброшенную стройплощадку в красивом белом плаще.

Рекомендуем

ВЛАДИМИР СМИРНОВ: хочу делать стабильные системы, а не игрушки для затыкания «душевных дыр»

26 мая исполняется 50 лет меценату, учредителю центра «Благосфера» и фонда «Образ жизни» Владимиру Смирнову. Агентство социальной информации поговорило с ним об имидже меценатства в…

Круглый стол «Сохранение качества жизни онкологических пациентов в Российской Федерации»

Планируется обсудить актуальные вопросы, связанные с организацией онкологической помощи в России, — лекарственное обеспечение граждан, обновление списка ЖНВЛП (жизненно необходимые и важнейшие лекарственные препараты) в…