Снижение роста ВВП, отток капитала, новый виток кризиса. На этом фоне активность в сфере корпоративной благотворительности растет. Удивительное дело.

Смотрим календарь на конец марта-апрель. Десятая ежегодная конференция «Ведомостей» по благотворительности. Конференция по корпоративным программам в сфере социального сиротства Центра развития филантропии «Сопричастность». Международный форум по волонтерству и благотворительности в РГГУ. Конференция «Благотворительность в провинциальной России». Старт проекта «Лидеры корпоративной благотворительности 2014». И все это меньше чем за три недели. Стало быть, есть о чем говорить!

Когда готовилась конференция «Ведомостей» и мы обсуждали концепцию сессии по последним трендам в сфере благотворительности, организаторы предложили: давайте говорить о стратегии компаний в условиях кризиса, о том, как они будут переформатировать свои благотворительные программы в связи с сокращением ресурсов. «А мы не планируем ничего сворачивать или от чего-то отказываться, — заявили представители компаний. – И говорить об этом нам совершенно неинтересно. Мы собираемся эффективность повышать…»

О чем это говорит? Видимо, о том, что компании сегодня относятся к своим благотворительным программам так же бережно и ответственно, как к бизнесу. Это не бантик. Это важнейший нематериальный актив. Это долгосрочная деятельность, которую нельзя взять и бросить только потому, что снизилась прибыль, и которую нужно развивать даже в условиях кризиса.
Вот «Норильский никель» — проводит грандиозный конкурс с общим грантовым фондом в 100 млн рублей. Компания много лет раздавала деньги в формате так называемой «традиционной благотворительности», а теперь реализует сложную, «высокотехнологичную» программу поддержки местных сообществ. Уже проделана (и продолжается) огромная работа по пересмотру подходов к благотворительной деятельности, методов, используемых инструментов. Это вообще трудно, и особенно — в нестабильном экономическом климате… В своем новом конкурсе «Норникель» не просто раздает деньги на конкурсной основе, а только на условиях софинансирования, привлечения собственных средств или средств партнеров – каких угодно, хоть другого бизнеса… И кстати, в экспертный совет конкурса приглашены представители других компаний. Недавно такое даже представить себе было трудно, а тут пожалуйста.

Думаю, можно говорить о том, что на наших глазах осуществляется важная трансформация – переход к партнерскому сценарию развития. Мы видим это не только в бизнес-среде, но и у государства, и в некоммерческом секторе.

Недавно наблюдала такой сюжет. Заседание Совета при правительстве по вопросам попечительства в социальной сфере, речь идет о домах ребенка в системе ФСИН, о том, что надо их переоборудовать (чтобы дети могли вместе с мамами находиться), что нужна медицинская техника для обследований и анализов. Представитель благотворительного фонда берет слово, говорит, мы готовы предоставить свои ресурсы. Я зажмурилась и представила, что сейчас будет. Вернее, что было бы раньше. Важные чиновники грозно спрашивают: а вы кто такой вообще? Откуда у вас деньги? Почему мы должны вам доверять? И т.д. и т.п. Чур меня. Вице-премьер Ольга Голодец сказала: здорово, нам это интересно, приходите – обсудим.

Вот такой разворот к партнерскому сценарию.

Рекомендуем