31.01.2014

Может, я слишком оптимистично смотрю на вещи, но, похоже, с общественными советами при органах власти дело сдвинулось. В том смысле, что унылый период рутинных заседаний, имитирующих участие общественности в министерских делах, закончился. Человек ко всему привыкает, и мы уже было притерпелись к тому, что общественный совет – это на часик-полтора. Пришел, послушал доклад-другой, принял к сведению, «граждане довольные расходятся по домам». Это я к тому, что первое рабочее заседание «перезагруженного» совета при Минтруде вдребезги разбило мои планы на день. Я к ним трепетно отношусь, но тут нисколько не пожалела.

В свое время мне довелось быть членом общественного совета «старой формации», действовавшего еще при объединенном Министерстве здравоохранения и социального развития. Там все было очень чинно. Мы собирались где-то раз в полгода-раз в четыре месяца. Обсуждали мелкие вопросы, предложенные министерством. Споров не было – не та атмосфера. Мы чувствовали себя статистами. Конечно, в новом, «перезагруженном» совете такого не хотелось. Но, признаться, настолько разительных перемен я не ожидала. Как будто я в другой стране на другой планете.

Предполагалось, что на первом заседании Минтруд представит нам общую информацию о реализуемых госпрограммах. Как бы ни так. Члены совета сказали, что не хотят просто сидеть и слушать, а хотят по каждой программе задавать вопросы. И задавали – в том числе и нелицеприятные, и требовали внятного ответа на каждый. Поэтому заседали больше пяти часов – дорвались! В министерстве, я думаю, уже почувствовали, какой зубастый у них получился совет. Какой не декоративный. Говорю об этом, потому что были опасения, что и после «перезагрузки» общественные советы при министерствах будут нужны только для того, чтобы создавать иллюзию общественного участия.

Допускаю, что нам просто повезло, и не во всех общественных советах все будет так динамично, с таким явным взаимным интересом. Но все-таки, мне кажется, это не штучное явление. Вот и коллеги из регионов в «Фейсбуке» делятся очень схожими впечатлениями от «перезагруженных» советов при региональных ведомствах.

Что же такое случилось? Наверное, тут целый комплекс факторов подействовал. Во-первых, серьезно изменились нормативно-правовые основания работы советов и процедуры их формирования в том числе. В итоге в совете при Минтруде собрались не те, кто удобен министерству, а независимые эксперты, профессионалы. Поди сделай из них декорацию!  По тем вопросам, на которые министерство не смогло дать четкого ответа, мы договорились продолжать обсуждение в комиссиях и все-таки добиваться, чтобы мнение сообществ, которые представляют члены общественного совета, было учтено… Во-вторых, мне кажется, чиновники изменились – по крайней мере те, которые отвечают за взаимодействие с обществом. Теперь на совете при Минтруде мы можем обсуждать все что считаем нужным – проверено мною лично. Неудобных или табуированных тем (когда корректно, но с металлом в голосе просят те или иные вопросы пока не поднимать) нет. И в-третьих (а на самом деле, «в-главных»), само общество изменилось. Люди уже немножко другие. Общественная активность постепенно распространяется на все сферы нашей жизни. Мы этот процесс в повседневности редко ощущаем – зато хорошо видим резонансные вспышки волонтерской активности — во время пожаров в Подмосковье, наводнений в Крымске и на Дальнем Востоке…

В общем, я не представляю себе, как в этих условиях можно создавать карманные общественные советы. Хотя, конечно, время покажет…

Рекомендуем