Волонтеры в зоне чрезвычайной ситуации – особая категория, которая в России, от катастрофы к катастрофе, обретает все более внятную специфику. Подмосковные пожары, Крымск, теперь Дальний Восток – чем занимаются волонтеры там, где работают профессионалы, как к этому относится население и органы власти?

АСИ представляет краткий обзор публикаций СМИ о волонтерах на Дальнем Востоке.

Мнение граждан

67% россиян убеждены, что волонтеры вносят существенный вклад в оказание помощи пострадавшим от наводнения на Дальнем Востоке и всего 7% с этим категорически не согласны. Таковы данные сентябрьского опроса ФОМ.

66% опрошенных согласились с тем, что работа волонтеров необходима независимо от того, как справляется с ликвидацией последствий ЧС государство, 24% отметили, что их помощь требуется, только если оно справляется плохо. Только каждый второй россиянин думает, что помощь пострадавшим в Приамурье организована хорошо, но при этом помогать пострадавшим в качестве волонтеров готовы всего 6%. Большинство предпочли бы жертвовать одежду, необходимые вещи (48%), а также деньги (28%). Почти четверть выказали готовность участвовать в организации акций по сбору гуманитарной помощи, 4% — предоставить пострадавшим кров. По мнению 71% россиян, их регион должен помочь Дальнему Востоку: выделить деньги, продукты питания, стройматериалы, жилье.

Волонтеры – личный опыт и общие наблюдения

Помимо местных жителей, основные волонтерские силы в зоне бедствия представлены гуманитарной операцией «Амур 13»  со штабом в Благовещенске (фотограф и блогер Митя Алешковский, благотворительный фонд «Предание» и его президент Владимир Берхин, волонтерская организация с опытом работы в Крымске «Гражданский корпус» и др.), Союзом добровольцев России, Российским союзом спасателей и т.д. Спектр работ, выполняемых волонтерами, включает сбор и распределение гуманитарной помощи, а также первично-восстановительные работы (просушка и дезинфекция домов, очистка колодцев). Кроме того, волонтеры собирают информацию о нуждах пострадавших, в том числе о тех точечных, специфических потребностях, быстро реагировать на которые государство не может. Это направление особенно актуально в период после ухода воды из затопленных районов.

Как отмечает Всеволод Махов, специалист в области гуманитарных операций, участник проекта «Амур 13», на этом этапе наиболее эффективно могут действовать именно общественные организации, которые в основном оказываются оперативнее и мобильнее, чем мощная, но неповоротливая государственная машина. Например, у женщины с сахарным диабетом, от влажности испортился жизненно необходимый ей глюкометр… Доброволец обходит дома, спрашивает у людей, что им нужно. Собрав информацию о потребностях, координатор покупает прибор из фонда привлеченных пожертвований. «У них нет тех ресурсов, которыми обладают региональные власти или МЧС. Но у них есть желание и умение оказывать помощь. И это работает, – пишет корреспондент «Новой газеты» Зинаида Бурская, побывавшая в зоне затопления. – У чиновников есть общие данные о том, что происходит, – цифры с большим количеством нулей. У волонтеров – конкретика по каждому поселку, по каждому пункту временного размещения пострадавших, в котором побывали: что нужно сейчас и что может понадобиться в дальнейшем. Попросили одеяла – закупили и повезли одеяла. Попросили воды – будет вода. Нужны тепловые пушки для просушки домов? Будут пушки. Не сразу, но будут».

Но и на первой стадии чрезвычайной ситуации, когда необходимы специальные навыки, спецтехника и все зависит в первую очередь от профессиональных спасателей, участие волонтеров сыграло огромную роль. Так, добровольцы из разных городов России помогали спасать от воды Мылкинскую дамбу, основное защитное сооружение Комсомольска-на-Амуре. «Если бы не смогли удержать Мылкинскую дамбу, мы бы получили второй Крымск, – уверен Сергей Бондаренко, сопредседатель Координационного совета Союза добровольцев России. – В микрорайоне, куда надвигалась 9-метровая волна, проживало около ста тысяч жителей».

Активно участвовали в строительстве дамб по берегам Амура и Зеи местные волонтеры (причем, как утверждают очевидцы, это были в основном женщины, девушки-студентки). Уже в первые недели после начала наводнения они начали развозить гуманитарные грузы по деревням. «У нас в городе популярны два форума. Автомобильный drom.ru и местный, благовещенский, amur.info,– рассказывает Андрей, инженер-строитель, один из самых активных благовещенских волонтеров. – На «дроме» мы разовые волонтерские акции проводили: если где-то кто-то на трассах застрял или сломался – вытаскивали. На «амуринфо» в основном домохозяйки сидят. И вот наши девочки написали: давайте поможем. Люди почему-то стесняются помогать… Боятся, что засмеют, неправильно поймут, подумают, что это слабость. И мы дали им возможность открыто себя не проявлять, анонимно перечислять пожертвования. Анонимных переводов – большинство».

Волонтеры, работающие в Приамурье, значительные усилия сосредоточили на организации сбора средств. «Когда люди приносят нам продукты, это гораздо хуже, чем если бы они пожертвовали 100 рублей», — говорит Всеволод Махов: закрыть все нужды пострадавших за счет «натуральных» пожертвований и гуманитарной помощи невозможно, неизбежно возникают перекосы. Так, на складе «Амур 13», куда направляется вся «гуманитарка» для Амурской области, вещей скопилось куда больше, чем заявок на них, исключение составляет теплая верхняя одежда. Начинается восстановление домов, поэтому стройматериалы нужны больше, чем вещи. К операции «Амур 13» волонтеры привлекли известных артистов, спортсменов, музыкантов. Как отмечают волонтеры, на них удалось выйти в основном благодаря личным связям. Сергей Светлаков, Александр Филиппенко, Петр Красилов, Вячеслав Малафеев, Тина Канделаки, Святослав Вакарчук, Андрей Мерзликин, Данила Козловский, Константин Хабенский, Николай Басков и другие записали видеообращения, в которых они призывают не оставаться в стороне и оказать помощь пострадавшим от наводнения амурчанам через «Амур 13». Многие звезды пожертвовали в волонтерский фонд личные средства.

Отношения с властями

Сложная по опыту Крымска тема взаимоотношений волонтеров с органами власти на Дальнем Востоке раскрылась по-новому: «Все на удивление хорошо», — говорит Митя Алешковский. Например, власти Благовещенска выделили «Амуру 13» помещение под штаб и под склад, несколько койко-мест для сна в общежитии педучилища. Координаторы проекта тесно взаимодействуют с руководством Амурской области, хорошие отношения сложились с властями Благовещенска. Власть в свою очередь переключает на «Амур13» те потребности, которые он может удовлетворять наиболее эффективно. «В любой гуманитарной операции необходимо триединство: МЧС, общественных гуманитарных организаций и властей, – комментирует Всеволод Мохов. – Надо сказать, что этого триединства в Амурской области мы добились впервые в России. Такого плотного сотрудничества с властями у нас не было нигде и никогда. То есть нам действительно сказали: «Можете помогать — конечно, помогайте. Нужно помещение – берите, нужен склад – берите». МЧС выделяло грузовики, вертолет. Это отличный пример сотрудничества».

Рекомендуем

WWF России объявил Год Амура на Дальнем Востоке

В День водно-болотных угодий WWF России предлагает осмыслить роль водно-болотных угодий в предотвращении паводков и подумать о том, как не допустить повторения катастрофического наводнения на…

Амурским волонтерам требуется новый склад для распределения гуманитарной помощи пострадавшим от наводнения

Благовещенский волонтерский штаб операции «Амур’13» нуждается в помощи местных жителей в сортировке собранных вещей для пострадавших от наводнения и содействии в поиске нового помещения. Аренда…