В 2011 году краевая общественная организация «Вместе против рака» организовала благотворительные медицинские…

Проект закона «О добровольчестве (волонтерстве)» Совет Федерации РФ планирует внести в Госдуму в конце февраля. Проект получил отрицательные отзывы всех крупных добровольческих организаций. Гринпис России заявил, что законопроект не просто не нужен, но и опасен, так как разрушит сложившуюся в России систему добровольческой деятельности и вобьет клин между государством и обществом. О том, каким образом это может произойти, а также о последствиях уже действующего закона «О добровольной пожарной охране» корреспонденту Агентства социальной информации рассказал руководитель противопожарной программы Гринпис России Григорий Куксин.

 

— Против принятия данного законопроекта выступает большинство дееспособных действующих волонтерских организаций. Не надо чинить то, что не сломано — в законодательном регулировании волонтерской деятельности сейчас всего хватает. Есть возможность страховать волонтеров от несчастных случаев, компенсировать им расходы. То есть те «проблемы», которые заявляют разработчики документа в качестве причин для его принятия, давно решены.

Чем может «навредить» этот закон добровольческим объединениям в случае его принятия?

— Законопроект вносят с целью развивать добровольчество, а в реальности вводятся ограничительные меры, которые некоторые виды добровольчества сделают практически невозможными или не нужными. Это, в частности, касается добровольчества, связанного с опасными видами деятельности: поиск пропавших детей, тушение пожаров, спасательные работы и т.д. Кстати, перечня опасных видов деятельности в законопроекте не приводится.

Предполагается, что при необходимости привлекать волонтеров к опасным видам деятельности добровольческие движения будут организованы государственными органами. То есть существующие движения и отряды станут вне закона. А эта работа очень ценна и важна. Фактически волонтеры сейчас делают ту работу, которую не делает государство. Государство опаздывает, не успевает организовать что-то или пытается спрятать проблему вместо того, чтобы ее решить. Также проект закона предусматривает ограничение на информацию, которая может распространяться добровольцами.

Эти и другие предусмотренные законопроектом «О добровольчестве (волонтерстве)» ограничения заставляют волонтеров рассматривать его как прямую угрозу.

А каким образом на добровольцах-пожарных отразился закон «О добровольной пожарной охране», который был принят в 2011 году и приводится авторами законопроекта о волонтерстве в качестве положительного примера того, как надо регулировать добровольчество в стране?

— Он очень скандальный и тяжело принимался по итогам событий 2010 года. Тогда государство было «напугано» возросшей активностью населения. Следовало развивать пожарное добровольчество в малочисленных сельских населенных пунктах, удаленных от пожарных частей, создавать условия, чтобы людям было проще самоорганизовываться… А государство приняло закон, который создал вертикаль и ограничил формы и виды, в которых может существовать добровольчество. Теперь, чтобы создать подразделение пожарной охраны, нужно зарегистрировать новое юридическое лицо, нанять несколько человек в штат, оформить огромное количество различных бумаг и т.д. И получить фактически обязанности городских пожарных. Более того, порядок медицинского освидетельствования, прописанный в законе как норма, еще не разработан. То есть закон в принципе невыполним. Поэтому все те сотни тысяч добровольцев-пожарных, которые существуют, формально существуют не совсем законно.

Тогда как же закон «О добровольной пожарной охране» реализуется на практике?

— МЧС было предписано набрать 800 тыс. пожарных добровольцев. Естественно, план выполнили, но на местах это делали формально. В добровольцы записывали всех сотрудников пожарных частей и членов их семей. После чего из них создавали клубы добровольцев, оркестры пожарной охраны и отчитывались о количестве инструментов в этих ансамблях. Это такие «потемкинские деревни». Получается, что формально у нас полная защищенность, а в реальности эти районы будут так же гореть, как и горели. Ведь никаких новых подразделений и техники с принятием закона там не появилось. И у людей нет возможности решить эту проблему, потому что закон ставит непреодолимый барьер. Мы боимся, что то же самое будет происходить с принятием закона о добровольчестве.

Вы боитесь, что добровольческие организации в их настоящем виде могут прекратить свое существование?

— То добровольческое движение, которое уже есть, закон не остановит. Активных и самоорганизованных граждан трудно остановить в желании делать что-то хорошее и решать свои проблемы. Даже написав специальный закон против них. Но с принятием этого закона вбивается клин между государством и обществом. Вместо того чтобы искать возможности конструктивно взаимодействовать с людьми и пользоваться тем, что они выявляют проблемы, которые не всегда видны, добровольцев пытаются поставить вне закона.

А как насчет притока новых активистов? Может ли закон затормозить стремление граждан становиться волонтерами?

— Вся эта показуха может вызвать их недоверие. Вовлекать новых людей в эту сферу всегда очень сложно. Когда человек пытается попасть в добровольную пожарную охрану МЧС, то понимает, что это полная показуха и там практически нет реально работающих подразделений. Ему предлагают стать «бумажным» добровольцем и на бумаге имитировать развитие гражданского общества.

Тогда как же соотносится с законом «О добровольной пожарной охране» деятельность давно созданных, действительно волонтерских объединений?

— Порой никак. Эта деятельность соотносится с другими законами. Например, группа добровольных пожарных Гринписа России не может так называться. Мы не вписываемся в определение по закону «О добровольной пожарной охране». Ведь наши добровольцы из Москвы едут тушить пожары в другие регионы. В то время как закон предусматривает только дежурство по месту жительства. То есть москвичи не могут помогать тушить пожары в Подмосковье. Поэтому наши добровольцы формально не являются пожарными добровольцами, а волонтерами Гринписа. С ними мы заключаем договоры, компенсируем расходы на проезд, питание, страхование, обучаем их необходимым навыкам. В этом случае мы руководствуемся законом о некоммерческих организациях и др. Механизмов, чтобы поддерживать наших добровольцев, хватает. Сейчас же законодатели хотят отобрать и эти возможности. Значит, будем ездить, как и раньше, за свой счет. Это дополнительно усложнит жизнь тем, кто на самом деле работает, и создаст сложные условия для тех, кто захочет начать что-то новое.

Легко ли стать добровольцем Гринписа?

— Надо заполнить заявку на сайте, пройти собеседование с координатором направления, а также бесплатные курсы по оказанию первой помощи и пожарному делу. Обязательно надо проверить состояние своего здоровья. Если человек готов выезжать с нами, нужно застраховаться (мы компенсируем эти расходы). Выезды производятся на нашей технике в удобное для волонтера время.

Надо отметить, что уровень травматизма среди мобилизованных в добровольную пожарную охрану людей выше, чем среди стихийных добровольцев. В любом случае, упрекнуть наших добровольцев в непрофессионализме никто не может.

Волонтеры Гринписа работают параллельно с МЧС или совместно?

— Обычно добровольцы в чрезвычайных ситуациях (ЧС) работают до тех пор, пока не приходит государство. Любой сотрудник пожарной охраны и МЧС может ограничить допуск волонтеров в зону ЧС. Для нас важно, чтобы добровольцы начали работать в зоне бедствий и привлекли бы внимание государства к той или иной проблеме. Так, в основном наши волонтеры выезжают на пожары, которые власти на местах пытаются «прятать». Мы не подменяем собой государство, а помогаем выявлять наиболее болезненные точки. По системе космического мониторинга выявляем пожары, которых нет в официальных данных, и выезжаем с добровольцами. С одной стороны, помогаем тушить возгорания, с другой – заставляем работать органы власти. И как только органы власти начинают реально действовать, уезжаем. Общественный контроль и быстрое реагирование важнее, чем помощь в текущей работе. Поэтому здесь нам не нужно дополнительное госрегулирование.

Рекомендуем

Руководитель противопожарной программы Гринпис России обратился с открытым письмом к министру по чрезвычайным ситуациям

Руководитель противопожарной программы Гринпис России Григорий Куксин обращает внимание министра по чрезвычайным ситуациям Владимира Пучкова на ряд проблем, которые серьезно мешают организовать качественную систему борьбы…

ДАРЬЯ МИЛОСЛАВСКАЯ: никакой кампанейщины против НКО не планируется

Законопроект «О добровольчестве (волонтерстве)», разработанный Советом Федерации, вызвал бурную критику со стороны добровольческих объединений. Эксперты, в свою очередь, также усмотрели в нем очередную попытку «завинчивания…

АЛЕНА ПОПОВА: для чего создавать закон, который регулирует стихийное желание людей помочь?

Совет Федерации РФ в ближайшее время собирается внести в Госдуму проект закона «О добровольчестве (волонтерстве)». Данная инициатива возникла весной 2012 года. После наводнения на Кубани,…

В России начались травяные пожары

В настоящий момент они зафиксированы на юге России и на Дальнем Востоке. Как сообщили участники третьей противопожарной экспедиции Гринписа России, эти регионы оказались не готовы…