В рамках глобальной инициативы ООН «Повестка дня на XXI век» оргкомитет «Сочи-2014»…

О будущем некоммерческого сектора в связи со вступлением в силу с 21 ноября закона «об иностранных агентах» (ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты РФ в части регулирования деятельности НКО, выполняющих функции иностранного агента») и приостановкой деятельности Агентства США по международному развитию (USAID) директор CAF Россия Мария Черток рассказала Агентству социальной информации.

По решению российского правительства до 1 октября USAID должно приостановить работу в нашей стране. Как может это событие повлиять на деятельность НКО в России?

— С одной стороны, можно сказать, что закрытие USAID носит политический характер. Выдворение USAID на дипломатическом уровне — продолжение кампании по дискредитации западного финансирования. Понятно, что даже если офис USAID будет закрыт, скорее всего, агентство продолжит напрямую финансировать из Вашингтона организации, с которыми у него есть долгосрочные отношения. В таком случае оттока финансовых дотаций практически не произойдет. Другое дело, что средства от USAID будут иметь яркую политическую окраску. И их получение станет дополнительным фактором риска для НКО.

С другой стороны, если говорить о том, какую роль USAID играло для России, то, кроме финансовой помощи НКО, Агентство США по международному развитию реализовывало комплексные проекты развития, в том числе в российских регионах. Мы участвовали в трех таких проектах : «Помощь детям-сиротам России», программе в партнерстве с Сибирско-Уральской алюминиевой компанией и социальной программе в Красноярском крае. Организация этих проектов была возможна только благодаря активному участию сотрудников российского офиса USAID в России, а результаты заметны и сейчас. В том числе на уровне изменения государственной и региональной политики. Жаль, что в лице USAID некоммерческий сектор, да и вся социальная сфера, потеряют возможность реализации комплексных мер в сфере реформирования социальных услуг и социально-экономического развития регионов.

Какие еще иностранные фонды/организации могут также быть закрыты на территории РФ?

— Таких организаций, как USAID, с большим госфинасированием, значительными человеческими ресурсами, международными связями, практически не осталось в России. Например, такая крупная межправительственная организация, как ООН никогда не проводила в России столь масштабных проектов. Наша страна не настолько приоритетна для ООН. Поэтому сейчас настает время местных, российских спонсоров и инициатив. Кроме того, те средства, выделяемые из госбюджета в рамках программы поддержки СО НКО, — очень значительные. Другое дело, что пройдет еще много времени, пока будут выверены подходы к реализации программы, пройдет экспертиза, и программа заработает в полную силу.

В сентябре Госдума РФ одобрила увеличение штрафов для НКО до 1 млн рублей за непредоставление или несвоевременное предоставление чиновникам сведений о своей деятельности. Между тем некоммерческие организации и так регулярно отчитываются перед государством.

— Эта мера, несомненно, создает дополнительную финансовую нагрузку для НКО, которые подпадут под действие закона «об иностранных агентах». Тех, кто не захочет попасть в реестр «иностранных агентов», ждут значительные финансовые риски при получении зарубежных грантов… Я могу понять позицию НКО, которые не собираются подчиняться этому закону, но для своей организации никогда бы не выбрала такой путь. Для нас важнее продолжать работать, а не приостанавливать свою деятельность, выражая таким образом протест. CAF Россия ведет законную деятельность, подчиняясь действующим законам, даже если некоторые из них кажутся абсурдными. Правда, данный закон CAF Россия не касается: наша организация — британская. Под его действие подпадают только российские НКО.

После вступления в силу федерального закона «об иностранных агентах» многие зарубежные фонды, работающие в России, могут прекратить свою деятельность. Соответственно, часть НКО останется без грантовой поддержки. Как некоммерческому сектору «остаться на плаву»?

— Западным финансированием пользуется ничтожная часть российских НКО. К ним относятся организации, занимающиеся защитой прав человека, вопросами экологии, помощью ВИЧ-позитивным, инфраструктурные организации — это несколько десятков, максимум, сотен, организаций. Для них этот момент – достаточно критический, им придется искать новые модели финансирования, возможно, значительно изменить направление своей деятельности. Остальные и раньше существовали без иностранного финансирования. Они собирают частные пожертвования, работают с местными донорами, а также на основе государственных субсидий и грантов. А задача «остаться на плаву» актуальна для НКО всегда, и не только в России.

Реализация каких законодательных инициатив может способствовать устойчивому функционированию и развитию некоммерческого сектора?

— Если абстрагироваться от политически обусловленных инициатив, прослеживается позитивная тенденция совершенствования российского законодательства для НКО. Например, на государственном уровне обсуждается введение налоговых льгот для корпоративных доноров, и такой закон может стать значительным сдвигом в сторону увеличения объема финансирования НКО. Еще два года назад не существовало программы поддержки СО НКО как на федеральном, так и на региональном уровнях. Государство не предпринимает целенаправленных мер «против НКО», хотя последние законодательные новшества сказываются на них негативно.

В Минэкономразвития РФ обещали в ближайшее время разработать и представить дорожную карту по развитию СО НКО. Тогда некоммерческие организации смогут получить льготы при аренде недвижимости и получении кредитов.

— Нужно ли стремиться разработать дорожную карту к концу года? Наверное, важнее сделать это качественно, с привлечением экспертов из некоммерческого сектора. Основной вопрос в том, каким мы хотим увидеть третий сектор через 10-15 лет? К чему мы стремимся? Однако такого видения у сектора НКО нет. Поэтому не исключено, что образ некоммерческого сектора могут «навязать сверху», учитывая сжатые сроки подготовки дорожной карты. Мне кажется, крайне важно формировать такое долгосрочное видение в нашем сообществе, тогда мы сможем быть равными партнерами государства в процессе разработки этой «дорожной карты», да и других инициатив.

CAF Россия проводит ежегодные исследования «Рейтинг мировой благотворительности». В рейтинге учитываются «пожертвования частными лицами денег благотворительным организациям», «работа их в качестве волонтеров», «оказание гражданами помощи нуждающемуся незнакомому человеку». На каком месте находится наша страна? По каким параметрам лидирует?

— В 2010 году, когда впервые составлялся рейтинг, Россия была на 138-м месте из 153-х. В 2011 году заняла 130-е место. Конечно, этот результат говорит о том, что нам есть к чему стремиться. Но с нами соседствуют и другие страны бывшего СССР, имеющие похожую постсоветскую историю развития. В этом смысле отношение к благотворительности у нас предопределено культурными особенностями. Россия очень сильно отстает по показателям частных пожертвований в НКО. Работа организаций, занимающихся развитием благотворительности, должна быть акцентирована на развитии способов сбора средств от граждан и их желания жертвовать на благотворительность. Чтобы стимулировать частные пожертвования, нужно повышать уровень осведомленности населения о проблемах и нуждах людей, которые решаются НКО. И сами организации должны популяризировать свою деятельность – использовать социальные сети, СМИ. Кроме того, важно упростить процесс пожертвования. Например, на сайте Благо.ру каждый может перевести средства с кредитной карты на счет нуждающейся в помощи организации. Конечно, нужно дать возможность делать пожертвования через терминалы мгновенной оплаты, с помощью SMS. На сегодняшний день этот механизм на законодательном уровне не урегулирован.

На Западе технически проще осуществлять пожертвования, поэтому благотворительность там на высоком уровне? 

— Есть множество факторов, определяющих развитие благотворительности за рубежом. Это особенности воспитания и образования, упрощенная система государственного налогообложения для НКО, тот факт, что большинство социальных услуг оказывает не государство, а НКО. Но «слепое» следование западным образцам развития благотворительности — не выход для России. Нужно учиться на их образцах и вырабатывать свою систему обеспечения устойчивости НКО.

Дорогие читатели, коллеги, друзья АСИ!

24 октября АСИ исполнилось 24 года.

Благодарим за сотрудничество и надеемся на вашу поддержку.

Вместе мы сможем сделать новости лучше и интереснее.

Рекомендуем

Эксперты неоднозначно оценивают прекращение деятельности USAID в России

Госдепартамент США сообщил, что Агентство США по международному развитию (USAID) прекращает работу в РФ по решению российского правительства. Официальный представитель госдепартамента Виктория Нуланд заявила, что…

Саратовская общественная организация больных сахарным диабетом прекращает свою работу

Во время очередного заседания суда по делу об «иностранных агентах» руководство Саратовской региональной общественной организации инвалидов, больных сахарным диабетом (СРООИБСД), объявило о ликвидации НКО.

Глава фонда «Голос-Поволжье», признанного «иностранным агентом», может потерять квартиру

Людмила Кузьмина, руководитель фонда «Голос-Поволжье», признанного в 2013 году «иностранным агентом», выплатила налог на прибыль более чем на 2,2 млн рублей. Налог был начислен организации…