При содействии клуба 20 детей побывали на благотворительном представлении в Молодежном художественном…

Распространено мнение, что сегодня работа по профилактике наркомании в школах и вузах ведется недостаточно активно. Однако президент Российского благотворительного фонда «Нет алкоголизму и наркомании», главный врач наркодиспансера N12 Москвы Олег Зыков считает, что с функцией профилактики алкоголизма и наркомании при правильном подходе может справиться и школьный психолог. О причинах, которые могут привести к употреблению психоактивных веществ подростками, специфике лечения несовершеннолетних наркоманов и алкоголиков, о проблемах, с которыми сталкиваются специалисты в процессе их реабилитации, и роли родителей в выздоровлении детей корреспонденту Агентства социальной информации рассказала старший медицинский психолог детско-подросткового отделения наркодиспансера N12 Елена Тулушева. Здесь проходят реабилитацию подростки с опытом употребления алкоголя, никотина, наркотиков или страдающие зависимостью от этих веществ.

 

Существует мнение, что ребенком, который впервые пробует наркотик, движет любопытство…

— Каждый ребенок любопытен, но не каждый будет употреблять наркотики. Скорее,можно говорить о том, что у ребенка, впервые принимающего психоактивное вещество, будь то алкоголь или наркотик, нет ощущения границ собственной безопасности. Психологи отмечают, что дети, убегающие из детского сада, подают родителям первые тревожные сигналы. Для ребенка мир должен быть надежным, в лице воспитателя он должен видеть некую опору. А если хочется покинуть эти «безопасные» границы, значит, природное чувство страха за себя сформировано не достаточно. Проблемы с осознанием границ собственной безопасности могут привести к тому, что ребенок во время употребления алкоголя или наркотиков не будет задумываться над вопросом: «А вдруг со мной что-то может случиться, вдруг станет плохо или я умру?»

Многие родители считают особенно опасным подростковый возраст…

— Все мы проходим через кризис подросткового возраста. Это время, когда человек ищет себя. Вопрос в том, как этот период протекает. Если ребенок не будет получать от семьи поддержку в это сложное время, то он может»уйти в деструктив». У одних протест против давления родителей может выразиться в желании сделать ирокез или пирсинг, у других — выпить. Но это особенность воспитания, а не возраста. У нас есть те, кто в 11 лет начинает нюхать клей, а есть те, кто в 18 лет пробует героин. Нельзя сказать, что главное в 13-14 лет силой удержать ребенка от употребления психоактивных веществ. Когда тебе от 10 до 19 лет, нужны родители, которые будут любить, понимать и слышать, а не давать указания.

Говорят, что влияние улицы провоцирует употребление психоактивных веществ…

— Взрослые часто любят перекладывать ответственность с себя на улицу, школу, государство. Но если это влияние улицы, то почему ребенок оказался на улице? Почему оказался в такой компании? Что его там могло привлечь? Если вашего сына тянет на улицу, почему вы не можете обеспечить ему интересный досуг?

Как можно помочь ребенку, пристрастившемуся к алкоголю?

— Алкоголизм — неизлечимая, хроническая и прогрессирующая болезнь. Но алкоголику, как и любому зависимому, можно помочь выздоравливать в течение всей жизни. Он может просто стараться не употреблять спиртное (в психологии это называется удержанием) или работать над собой, то есть выздоравливать. Если возникает желание, спросить себя: «Почему мне хочется выпить?» и пытаться работать со своим состоянием, причинами употребления. Такому человеку нужна постоянная поддержка специалистов. Невозможно выздоравливать только в кругу близких, потому что они могут стать созависимыми и таким образом, даже навредить. Кроме этого, зависимые люди, особенно подростки, очень хорошо умеют манипулировать окружающими. Если зависимость сформировалась, например, нельзя пить на Новый год даже шампанского — это означает срыв. Хотя в нашем обществе это обычно воспринимается неадекватно. Как говорят о себе сами зависимые, «это дефект характера». Вы же не будете требовать от безногого, чтобы он сделал хотя бы несколько шагов?

В чем заключаются особенности работы с зависимыми подростками?

— Взрослый приходит лечиться, будучи мотивированным, а детей чаще всего направляют. Наша первая задача – замотивировать их на реабилитацию. У большинства поступающих детей есть опыт употребления психоактивных веществ. Это первый сигнал. Но если ребенок принимает героин два года, у него сформировалась зависимость. В таком случае в первую очередь требуется медикаментозная помощь. Если зависимость еще не сформировалась, ведется психологическая работа по профилактике дальнейшего употребления.

Расскажите, каким образом дети и подростки попадают в ваше учреждение?

— Наиболее распространенный случай — по решению комиссии по делам несовершеннолетних или полиции. Это дети, которые стоят на учете в комиссии или попадают в полицию с употреблением алкоголя, наркотиков или других психоактивных веществ, не ночуют дома и прогуливают школу. Также к нам могут поступить подростки, которые наблюдаются амбулаторно или посещают дневной стационар во взрослом наркодиспансере по месту жительства. Так бывает, если необходимо изолировать ребенка от деструктивной среды. В таких случаях родители и лечащий врач понимают, что ребенка надо на какое-то время поместить в стационар. Бывает, что родители или ребенок самостоятельно узнают о стационаре в школе или от знакомых. Это касается детей, проживающих в Москве или Подмосковье. Но в нашей практике было несколько случаев, когда на лечение направляли жителей из дальних регионов — наш диспансер единственный, где есть стационарное детско-подростковое отделение. Как и в любой государственной больнице, лечение здесь бесплатное.

Сколько пациентов проходит курс лечения или насколько оно успешно?

— Статистика в нашем деле – очень спорный вопрос. К нам попадают дети от 10 до 17 лет. Можно сделать вывод о том, что среди употребляющих высок процент детей из семей неполных (родители в разводе или ребенка воспитывает мать-одиночка) или приемных. В прошлом году в отделении прошло лечение 145 человек, из них примерно поровну мальчиков и девочек. В большинстве случаев это была первичная госпитализация, но 64 человека лечились повторно. Из всех пациентов в 2010 году большая часть (64 человека) имели проблемы с употреблением алкоголя, у шестерых уже была сформирована зависимость. И еще 21 подростку был поставлен диагноз «наркотическая зависимость».Однако на основе нашей статистики нельзя делать вывод об уровне употребления психоактивных веществ среди подростков. Ведь в РФ нет обязательной госпитализации, поэтому даже из тех, кто получает направление на лечение, доходит не каждый.

Со статистикой успешности реабилитации еще сложнее. Нельзя утверждать, что подросток, прошедший у нас курс реабилитации, окончательно вылечился. В прошлом году соцработники связывались с 404 нашими подопечными прошлых лет. Из них 135 человек признались, что по-прежнему употребляют алкоголь или психоактивные вещества. Для наших пациентов успехом может быть то, что они не употребляют психоактивные вещества полгода, год или более. Даже если они обзавелись семьей и детьми, это еще ни о чем не говорит. Для человека это прогресс, но насколько он сам себе помогает удержаться от употребления? Наркоман остается зависимым на всю жизнь, срыв может произойти в любой момент. Мы не ставим цель вернуть в общество здоровую полноценную личность — это невозможно. Мы не строим иллюзий, поскольку имеем дело с зависимыми людьми.

На чем основывается принцип реабилитации в вашем учреждении?

— Мы не считаем, что можем вылечить пациентов. Мы можем предложить помощь. Воспользоваться этим или нет – выбор пациента. Конечно, когда ему 10 лет, у нас больше рычагов воздействия, но никто, кроме самого подростка, не может принять решение.

Сначала должно произойти осознание проблемы. Ребенок анализирует причины попадания в диспансер. Причем не всегда речь идет о преодолении зависимости. Если у ребенка улучшились отношения с родителями или была проработана травма от потери близкого родственника, которая и привела к употреблению, это большой шаг. Потом может начаться и работа с употреблением психоактивных веществ. Может быть, ребенок поменял школу, где его все шпыняли, и он начал употреблять алкоголь или наркотики, чтобы замаскировать свое горе. Часто дети оказывают сопротивление или высказывают возмущение. Тогда мы говорим: «Ты здесь по решению суда на два месяца. Подумай, что ты тут можешь получить за это время?» Так идет формирование запроса. Есть те, кто попадают сюда снова и снова, и только с пятого раза формируют запрос. Если ребенок готов, можно попробовать работать над решением проблемы. Перед выпиской мы помогаем понять, как ребенок будет жить с новыми навыками, когда вернется в дом, где торгует наркотиками сосед или его ждет друг-наркоман.

Что происходит после выписки?

— Каждый ребенок закрепляется за психологом. По желанию он может не только работать с ним индивидуально, но и ходить на семейные группы, общаться с консультантами по зависимостям. Консультанты – представители групп самопомощи анонимных наркоманов или алкоголиков. Это зависимые люди, которые долгое время употребляли психоактивные вещества, но благодаря программе сообщества смогли прекратить употребление и уже долгое время «находятся в чистоте». Они делятся собственным опытом, рассказывают о том, как справлялись с трудностями. Консультанты помогают подросткам понять свои проблемы и найти пути их решения. Кроме того, они могут вовлечь употребляющего подростка в сообщество анонимных алкоголиков или наркоманов. После выписки дети могут получать помощь, посещая группы самопомощи самостоятельно. Мы даем информацию о таких группах по всей Москве или регионам. Они существуют практически во всех городах России. Повторная госпитализация через полгода помогает оценить результат работы.

С какими трудностями сталкиваются специалисты, работающие с зависимыми детьми?

— Тяжело вовлечь родителей в процесс реабилитации — это мешает сильнее всего. Они считают, что корни проблемы не в семье, а на улице. Наш результат может стать нулевым, если подросток возвращается в семью, которая не работает над своими проблемами и продолжает также воздействовать на ребенка, как и до госпитализации. Часто родители ждут, что мы изменим подростка, но не готовы принять то, что в произошедшем есть доля их ответственности.

Кроме того, родители мало осведомлены о признаках употребления психоактивных веществ. Не всегда взрослые могут вовремя заметить, что с ребенком что-то не в порядке. Не знают, куда обратиться за помощью, если видят, что ребенок три дня не спит. Недавно у нас была девочка, которая употребляла героин три месяца. Мама привела к нам со словами: «Кажется, с дочкой что-то не так,может, она что-то начала пробовать?»

Рекомендуем

Новгородские студенты и школьники увидят выставку о вреде алкоголизма и наркомании

Новгородская областная общественная организация «Нет алкоголизму и наркомании» (НАН) в рамках проекта «Шаг вперед» открыла в гимназии «Гармония» выставку «Трезвость» для учебных заведений Великого Новгорода.

В Новгородской области будет издан иллюстрированный атлас по профилактике социально опасных явлений

Об этом стало известно по итогам региональной конференции «Актуальные проблемы в области профилактики социально опасных явлений», участниками которой стали представители НКО, госструктур, ведомств и общественных…

В Общественной палате предлагают предоставить ФСКН право во внесудебном порядке блокировать электронные счета

В Общественной палате РФ хотят предложить Правительству РФ и Госдуме РФ дать Федеральной службе по контролю за оборотом наркотиков право контролировать электронные кошельки и сократить…