Евгения Чирикова известна как инициатор движения «В защиту Химкинского леса». В интервью АСИ она рассказала о том, как начинала свою общественную деятельность, легко ли создать в России общественную организацию, деятельность которой помогла бы решить конкретную проблему. Также лидер движения высказалась по поводу перспектив развития общественных инициатив в нашей стране.

 

Евгения, с каких пор Вы стали разделять взгляды «зеленых»?

— Вопросами экологии я интересовалась всегда, но на бытовом уровне – как многие, наверное, интересуются. Признаюсь, еще в детстве меня беспокоила проблема вырубки лесов, даже если она проходила где-нибудь в районе Амазонки. Тем не менее, ни в каких экологических акциях я не участвовала. После того, как 12 лет назад переехала из Москвы в Химки, долгое время жила обычной жизнью, занималась семейным бизнесом в области электромагнитной совместимости – решала вопросы защиты микропроцессорной аппаратуры от электромагнитных помех. Уже переехав в Химки, я ездила в Москву в Академию народного хозяйства при Правительстве РФ, где получала третье высшее образование по специальности «высший менеджмент». К тому времени уже выучилась на экономиста и инженера в Московском авиационном институте.

 

Почему Вы решили уехать из столицы?

— Это наше общее с мужем решение. Мы искали такое место, где наши дети могли бы расти здоровыми. Самих детей еще не было, но я уже стала собирать информацию о том, как их вырастить здоровыми. Выяснилось, что у многих подруг из Москвы дети часто болели: у них шелушилась кожа, возникали проблемы с органами пищеварения и дыхания. И это при этом, что они полноценно питаются, у семей есть возможность лечиться у хороших врачей. Так что я очень трепетно отнеслась к выбору места жительства. Химки — красивое и экологически благоприятное место: лесопарк и город-сад, утопающий в зелени. Друзья говорили, что я живу в санатории. И это правда — у меня до сих пор из окон дома яблони видны.

 

Как началась Ваша общественная экологическая деятельность?

— Это произошло четыре года назад. Я ждала второго ребенка и каждый день гуляла по Химкинскому лесу. Во время одной из прогулок я заметила на деревьях следы красной краски. О том, что здесь будет пролегать скоростное шоссе, мы с мужем узнали, когда стали «рыть информацию». Находясь в декретном отпуске, я стала писать во все инстанции. На письма чиновники отвечали как под копирку: проект федеральный, следовательно, законный. Но даже моего образования хватило на то, чтобы усомниться в законности происходящего. Позднее я поняла, что мои опасения небеспочвенны: строители начали работу с нарушения законодательства.

 

Почему и как стали привлекать общественность к спасению леса в Химках?

— Начала формировать команду, потому что знала – ничего нельзя решить в одиночку.

На домашнем принтере распечатала листовки и предлагала неравнодушным людям обсудить сложившуюся ситуацию. Очень многие отзывались на мой призыв. К нам приходили рок-музыканты, журналисты, историки. Собрания стали регулярными, само собой возникло название нашего движения «В защиту Химкинского леса».

 

Как Вы добились того, чтобы о локальной проблеме заговорила вся Россия?

— Мы с самого начала поставили перед собой цель – бороться системно. У меня есть опыт ведения бизнеса и я верю, что только так, подходя к решению проблемы системно, можно с ней разобраться. Нужно ставить перед собой конкретные задачи, работать над ними. Нельзя провести один митинг и считать, что «дело в шляпе». Акций должно быть много. Кроме того, нужно искать единомышленников.

 

Как удалось заручиться поддержкой крупных экологических организаций?

— Вначале мы стучались во все двери, куда могли. Когда в первый раз пришли в Гринпис России, то предложили – вы за нас боритесь. Экологи объяснили: бороться придется самим, но советом поможем. Конечно, впоследствии мы стали более тесно контактировать. В конце концов, во Всемирном фонде защиты дикой природы (WWF) России и Гринписе России одновременно зародилась идея по созданию Коалиции общественных экологических организаций «За леса Подмосковья», и мы стали бороться вместе. Нас объединила идея: если сегодня не устоит Химкинский лес, то все леса, находящиеся рядом с крупными российскими городами, могут вырубить без особых проблем.

 

Может, стоит каким-то образом оформить ваше движение? Или есть смысл кому-то из коалиции стать чиновником, чтобы оказывать помощь «сверху»?

— Зачем? Мы и так справляемся. Для того чтобы стать чиновником, нужны годы. К тому же такой человек, способный действовать в чужеродной для него системе, должен обладать стальными нервами. Ведь хочешь ты того или нет, но если вращаешься в определенной социальной среде, она будет на тебя влиять. Исходя из такой логики, путь нашего движения — не вступать ни в какие союзы любых окрасов кроме «зеленого». Да и в государственные органы идти не торопимся. Просто стараемся добиться нужного решения по Химкинскому лесу. Мы не критикуем наше государство или его политическое устройство, мы верим, что чиновники – не плохие и не хорошие, они такие, какими мы им позволяем быть.

 

Вы верите, что в любом городе России может возникнуть общественное движение, способное эффективно бороться за свои права?

— Один французский журналист сказал мне, что если бы лес вырубался под Парижем, то в лагере зеленых собрались бы не сотни человек, а тысячи. Тем не менее, определенного результата движение «В защиту Химкинского леса» добилось. Самое главное – мы смогли привлечь внимание общества к проблеме в Химках. Больших денежных средств для этого не потребовалось. Например, на митинг в защиту природы, который состоялся 22 октября, мы потратили более 3 тыс. рублей (1 тыс. рублей — на печать большого плаката и 2 тыс. 100 рублей — на печать 8 тыс. листовок формата А5). Я не вижу причин, почему и в других городах не могут возникнуть инициативные группы, подобные нашей. У всех ведь есть принтеры, выход в Интернет и мобильные телефоны, а также законодательно закрепленное право на свободу собраний. Главное, определиться с целью, за что бороться собираетесь – за права детей, инвалидов или за что-то другое. Очень многие предпочитают сидеть дома, изнывать от скуки, а сражаться – разве что с целлюлитом. Не с целлюлитом нужно бороться, а отстаивать свои права.

 

Что Вы думаете о развитии добровольчества в России? Насколько сильно это движение?

— Трудно говорить о всей России, но мне кажется, что людей, которые по собственной инициативе и безвозмездно занимаются общественной деятельностью, становится все больше. По крайней мере, в Химкинском районе за последние четыре года их численность увеличилась в разы. Сегодня это люди, которые не только выступают против строительства скоростной платной трассы Москва – Санкт-Петербург. Многие с этого начинали, но теперь занимаются активной общественной деятельностью в совершенно удаленных от Химок районах Московской области. Иными словами, не случайно движение «В защиту Химкинского леса» вступило в коалицию природоохранных организаций «За леса Подмосковья». Теперь нас интересует не только Химкинский лес, но и другие зеленые уголки области, например, «проблемный» лес у поселка Опалиха.

Рекомендуем

Гринпис России: в Подмосковье появились серьезные экологические проблемы из-за дороги через Химкинский лес

Эксперты Гринпис России сигнализируют, что из-за строительства автомагистрали Москва-Петербург сильно пострадали леса в Солнечногорском районе и в Химкинском лесу.