В Павловском детском доме-интернате для детей с тяжелыми умственными и физическими нарушениями на протяжении 15 лет работают волонтеры благотворительной организации «Перспективы». Многие дети из отделения «Милосердие» не то что сами передвигаться не могут, не в состоянии самостоятельно сидеть или есть. Волонтеры разработали для них индивидуальные программы реабилитации. Они регулярно выносят детей гулять – ведь у персонала просто не хватает для этого свободных рук, установили лифт…

В начале 2000 года к волонтерам присоединились добровольцы НКО «Подорожник» и «Шаг навстречу». Но в конце 2009 года взаимоотношения волонтеров и руководителя детского дома–интерната Галины Племянниковой обострились. Подошло время «Перспективам» перезаключать договор с детским домом-интернатом, заключенный несколько лет назад с прежним руководством. Однако волонтерам дали понять, что их присутствие в детдоме нежелательно. Договор заключали, по словам директора НКО «Перспективы» Марии Островской, четыре месяца. Собирались специальные заседания в Комитете по социальной политике правительства Петербурга. При этом волонтерам запрещали носить ребенка на слинге, заниматься с детьми в специально оборудованной комнате, чтобы показать им, как жарится картошка — дескать, могут ошпариться кипящим маслом. Комнату закрыли, занятия не проводятся.

Волонтера «Подорожника» отстранили от работы за то, что фрагмент ее отчета был опубликован в информационном листке церковного прихода, куда ходит девушка. Руководство детдома сочло, что этот текст «чернит» детский дом.

У волонтеров оформлены санитарные книжки и прививочные сертификаты, есть пропуски с фотографиями – все, как положено. Никто из них не хочет конфликта. Да и представители детского учреждения утверждают в беседе с журналистами, что просто в детском доме все должно быть подчинено единому руководству. Действительно, директор как опекун отвечает за детей. Но вот что говорит Мария Островская:

«Директор сказала, что присутствие волонтеров делает ситуацию неуправляемой. И она видит только один формат работы: наши волонтеры подчиняются санитаркам, наши профессиональные сотрудники – педагоги, специалисты по лечебной, адаптивной физкультуре, психологи подчиняются ее завучам и работают в соответствии с их указаниями, а наш менеджмент не должен быть в ходу на территории интерната. Хотят, чтобы мы были бесплатной рабочей силой: убирали горшки, гуляли с детьми. Мы готовы убирать горшки, но это далеко не основная задача наших специалистов». М. Островская считает нахождение волонтеров в интернате важнейшей формой гражданского контроля.

Сложившаяся ситуация привлекла внимание СМИ Петербурга. После ряда телевизионных сюжетов, прямых эфиров на радиостанциях и публикаций в газетах и на лентах информагентств ситуация стабилизировалась – волонтеры беспрепятственно приходят в детский дом. Но, как считают общественники, это серьезный симптом на фоне того, что и в России, и в Петербурге нет законодательных актов, регулирующих работу добровольцев в государственных социальных и медицинских учреждениях. Все строится на личных отношениях, что нередко затрудняет работу.

Детский дом-интернат в Павловске – один из крупнейших в России подобных социозащитных учреждений. Здесь живут 550 детей, работают 430 человек персонала, воспитателей не хватает – сейчас открыто 40 вакансий воспитателей, причем именно на отделениях с самыми тяжелыми детьми. За 2009 год в дом-интернат 70% детей поступило в отделение «Милосердие».

Рекомендуем