К кампании по семейному устройству детей-сирот можно относиться по-разному. Радоваться, что дети покидают интернатные учреждения.
Негодовать, что не все отлажено в этом процессе – не до конца продуманы вопросы подготовки замещающих родителей, часть ребят вернулись в детские дома. Факт остается фактом. Взятый государством курс на устройство детей-сирот в семьи россиян вряд ли изменится. Большинство детей дошкольного возраста уже воспитывается вне стен интернатных учреждений. По свидетельству Министерства образования и науки РФ , в Федеральном банке данных детей-сирот, подлежащих семейному устройству, остались в основном подростки (более 60%), братья и сестры (по закону их нельзя разлучать – 9,6%) и инвалиды (около 14%). Есть ли у них шанс найти новых родителей? Готово ли сегодня государство и общество стимулировать этот процесс? И нужно ли его форсировать?

Рассмотрим ситуацию на примере детей с инвалидностью. Вырастить ребенка, требующего особого внимания и заботы, нелегко. Ведь у него существуют потребности, которые семья не всегда в состоянии удовлетворить – и в отношении лечения, и учебы, и последующего трудоустройства… 

Зарубежный опыт показывает – детей с особыми потребностями устраивать в семьи можно. Так, в США ребенка, которого по какой-то причине не получается вернуть в кровную семью, передают на усыновление или патронат. Помимо так называемого традиционного патроната бывает патронат медицинский и психотерапевтический. В двух последних случаях речь идет о детях с соматическими и психическими особенностями. При этом психотерапевтический патронат даже для Америки – явление новое. Лет 20 лет назад к созданию программы по семейному устройству детей с психическими особенностями приступили общественные организации, работающие в сфере защиты семьи и детства.

Через год работы с замещающими и кровными семьями, а также с самим ребенком решается вопрос о целесообразности его возвращения в отчий дом или передаче на усыновление. Но и после усыновления замещающие родители вправе рассчитывать на помощь государства – в виде консультаций специалистов, предоставления медицинских и социальных услуг, а также средств на содержание ребенка с учетом его потребностей. Как результат, только в Нью-Йорке из 60 подопечных Общества помощи детям (CAS), находящихся на терапевтическом патронате, 10 было усыновлено.

В России особых детей тоже передают в семьи, но говорить об этом как о массовом явлении не приходится. Впрочем, в некоторых регионах органы власти уже предпринимают конкретные шаги в этом направлении. Так, в Хакасии решили «оптимизировать» деятельность интернатных учреждений – в том числе с помощью реабилитации и последующего семейного устройства особых детей. Все сиротские социальные учреждения региона объединили в Республиканский дом-интернат для детей с интеллектуальными особенностями «Теремок». Построили новое здание, собрали детей в возрасте от рождения до 18 лет, приняли в штат логопедов и психологов. И стали искать подходящие варианты для своих воспитанников, которые, по мнению специалистов, могли бы жить в семье. Несколько ребят уже обрели новых родителей.

Казалось бы, что здесь необычного? В большинстве стран Европы, да и в США в вопросах семейного устройства принято отталкиваться от интересов ребенка. А в нашей стране, как правило, идут от запроса кандидатов на роль замещающих родителей, отмечают эксперты. Этим и объясняется то, что в первую очередь из детских домов забирают дошкольников «с голубыми глазами и светлыми волосами».

Безусловно, многое в деле семейного устройства особых детей зависит от готовности к нововведениям руководства детского учреждения, да и социальной сферы в целом. Но на одном желании изменить сложившуюся ситуацию – когда по достижении 18 лет не получившие школьного образования воспитанники детских домов-интернатов навсегда попадают в психоневрологические интернаты с двусмысленной аббревиатурой ПНИ – и голом энтузиазме сотрудников детских домов далеко не уедешь. Прежде необходимо просчитать имеющиеся и – возможно – изыскать дополнительные ресурсы, которые потребуется привлечь для решения поставленной задачи.

На Псковщине искать замещающих родителей попытались с помощью информационной кампании. Ее инициировала общественная организация «Росток» при поддержке областной администрации. В «районках» печатались материалы о стереотипах в отношении людей с интеллектуальными особенностями, условиях их жизни в закрытых учреждениях. И семьях, которые вопреки предрассудкам берут воспитанников Бельско-Устьенского дома-интерната для детей с интеллектуальными особенностями. На местном ТВ транслировались социальные ролики, созданные на основе фильма «В семью». В итоге психолог, дежуривший на горячей линии, отобрал 17 потенциальных кандидатов, пожелавших принять детей с особенностями развития в свою семью.

По мнению устроителей кампании, ее можно считать успешной. Благодаря информационной кампании возможностью воспитывать детей с инвалидностью заинтересовались люди, не слышавшие прежде о доме-интернате в Бельском Устье. У детского учреждения и общественной организации уже был многолетний опыт устройства ребят в семьи сотрудников. И вот – появился новый. Немаловажно, что кампании предшествовало всероссийское исследование по изучению ситуации с семейным устройством особых детей. Сотрудница «Ростка» Анастасия Неретина, занимающаяся проведением информационной кампании, сама побывала в ряде регионов, в том числе в Абакане.

Другое дело, что, будучи во многом первопроходцами, организаторам псковского эксперимента не удалось просчитать затратность социальной службы по сопровождению новых семей. Большинство кандидатов живет в сельской местности – такова специфика региона – одними консультациями по телефону не обойтись, надо регулярно навещать своих подопечных. Без дополнительных ресурсов это невозможно. Поэтому процесс работы с большинством кандидатов, откликнувшихся на призыв организаторов кампании, временно приостановлен.

На провокационный вопрос – гуманно ли призывать россиян к воспитанию особых детей в условиях несовершенства системы сопровождения замещающих семей и ненадлежащей инфраструктуры – не у всех же регионов, как у Москвы, есть возможность пандусы устанавливать и вводить инклюзивное образование – мои собеседники отвечали по-разному. Одни соглашались («пока наша страна не готова перенимать зарубежный опыт; лучше заниматься профилактикой сиротства в семьях, где родился особый ребенок»). Другие воспринимали вопрос в штыки («если надо помочь утопающему, вы же не будете ждать, пока река обмелеет; человека надо спасать здесь и сейчас»). Третьи были более лаконичны, ссылаясь на личный опыт.

Мама Насти Неретиной живет в Поволжье вместе с 20-летней подопечной, выпускницей детского дома-интерната из Бельского Устья. Сама Анастасия опекает 18-летнюю выпускницу аналогичного учреждения из Красноярского края. Государство труд Неретиных не оплачивает – их подопечные уже взрослые. Хорошо, знакомый психолог оказывает на общественных началах консультации по телефону. Именно эта помощь в первую очередь нужна замещающим родителям, уверена Настя. Подумав, уточняет: подопечной ее мамы жить в деревне, передвигаясь на коляске, непросто. Вот если бы существовали организации – неважно, государственные или благотворительные, готовые поддержать семьи с особыми детьми. Например, предоставляли машину, если надо поехать в город… Тогда таких семей было бы гораздо больше, соглашается Анастасия Неретина.

Если рассуждать о первоочередности процесса семейного устройства детей-инвалидов или создания для них комфортных условий существования за пределами детского дома, тезис – обустройте должным образом инфраструктуру, а затем призывайте забирать их из интернатных учреждений, адресованный государству и сообществу энтузиастов, имеет право на существование, говорит Елена Альшанская, президент Благотворительного фонда «Волонтеры в помощь детям-сиротам» («Отказники.ру»). С другой стороны, чем больше особых детей будут выходить из социальных учреждений, тем быстрее государству придется «подтягивать окружающую среду» до уровня их потребностей.

Когда волонтеры фонда стали помогать органам опеки размещать на интернет-ресурсах данные о сиротах, выяснилось, что детей с инвалидностью сложнее устроить в семьи. Так в рамках проекта фонда по содействию семейному устройству детей-сирот появился подпроект «Особый выбор». На специальном сайте выкладываются данные о воспитанниках коррекционных учреждений, информация для кандидатов в замещающие родители и волонтеров. Добровольцы – психологи и юристы – приезжают на занятия школы приемных родителей, где рассказывают об особенностях детей с инвалидностью.

В этой общественной организации, как и в Красноярском крае и на Псковщине, исходят из потребностей конкретных детей. Благодаря фонду широкую известность получила история Кати Тимочкиной. После достижения 18 лет девушку с сохранным интеллектом, однако не получившую школьного образования, ждал психоневрологический интернат. Волонтеры помогли отстоять ее право на самостоятельную жизнь и найти дальних родственников.

По словам Е.Альшанской, инициаторы проекта не замахивались на устройство в семьи сотен сирот, а сосредоточились на более реалистичной задаче. За два с лишним года были найдены семьи для 33 детей с инвалидностью. Нередко готовность помочь воспитанникам интернатных учреждений выражают люди, у которых есть кровные дети с особыми потребностями. Их ресурсы выше других замещающих семей – и дело здесь не в достатке. Просто это выбор не для всех.

Обвинение замещающих родителей досужими обывателями в корыстных намерениях («им бы только заработать») Елене кажется смешным. «Воспитание особого ребенка не стоит никаких «бонусов», чтобы ради них взваливать на себя эту ношу, – уверена Альшанская. – Для того чтобы вырастить ребенка с инвалидностью, потребуется много сил и денежных средств. Однако заниматься в масштабах страны семейным устройством сирот, ограничиваясь денежными вливаниями в семьи, не стоит. В первую очередь, нужно думать о службах сопровождения замещающих семей».

О необходимости их создания говорится и в декларации Клуба взаимопомощи семей, принявших на воспитание ребенка с особыми нуждами . Сам клуб появился недавно — на базе Благотворительного фонда «Здесь и сейчас». Помимо замещающих семей в него входят педагоги, психологи, дефектологи и добровольцы, которые хотели бы помогать детям в специальных учреждениях или уже нашедшим новую семью. Участники клуба считают, что коррекционные и специальные интернаты редко занимаются семейным устройством своих воспитанников, а люди, готовые взять их на воспитание, по-прежнему вызывают недоверие у специалистов органов опеки, сотрудников интернатов и общества в целом. В то же время многие дети – при соответствующей поддержке – способны к «успешной социализации, получению посильной профессии, навыков самостоятельной жизни». Энтузиасты намерены заниматься их поддержкой и изменением общественного мнения.

Уже открылся Общественный ресурсный центр помощи замещающим семьям. Пилотный тренинг прошли несколько специалистов. Планируется, что осенью состоится новый тренинг — для потенциальных замещающих родителей. Ведь чтобы вырастить особых детей, нужна не только любовь, но и знания, считают в Клубе. Поэтому здесь ставят перед собой задачу разработки специальной программы подготовки семей. В планах объединения – проведение консультаций специалистов, распространение информации о подходящих учебных заведениях, помощь семьям в организации дополнительных занятий по школьным предметам, развивающих занятий и досуга.

 

***

Неправда, что детей с инвалидностью не хотят брать в семьи, говорят практики. Их опыт свидетельствует об обратном. Просто исходить нужно из интересов конкретных детей-сирот – и не только с инвалидностью. «На поток» их устройство ставить нельзя и уж тем более – форсировать этот процесс. Работа эта «штучная». При этом далеко не всем детям будет лучше жить в семье. Для некоторых оптимальным вариантом было бы устройство в реабилитационный центр…

Если же говорить о замещающих семьях, то более всего они нуждаются в психологической поддержке. С остальными проблемами – не всегда дружественной окружающей средой, неподготовленностью общества – можно справиться, уверяют люди, имеющие опыт воспитания особых детей.

Решая вопрос о будущем воспитанников интернатных учреждений, нельзя забывать, что врачи по-прежнему советуют роженицам отказываться от детей с инвалидностью. Поэтому кто-то должен заниматься профилактикой сиротства в роддомах. А еще думать о том, как помочь семьям, которые могут отказаться от своих детей из-за тяжелых условий существования. Работы хватит для всех – и для государства, и для энтузиастов.

Рекомендуем

В Москве создали мультфильм об усыновлении

На портале «Усынови-Москва.Ru» можно увидеть ролик, где в стихах рассказывают о сложной юридической процедуре усыновления. Над проектом работали в том числе поэт Илья Резник и…

«Жизнь на грани абсурда»: необычная соцреклама об усыновлении запущена в Челябинской области

Видеоролик, посвященный устройству детей-сирот в семьи, был создан Министерством социальных отношений Челябинской области. Поначалу вводящее зрителя в замешательство видео набрало уже более 33 тыс. просмотров.

В Москве стартовал благотворительный онлайн-флешмоб в поддержку детей-сирот

В честь Международного дня защиты детей Благотворительный фонд «Дети наши» предлагает сфотографировать своего ребенка в «защитной» форме и сделать пожертвование на программу содействия семейному устройству.…