Уполномоченного при Президенте РФ по правам ребенка привели в Петербург, по его собственным словам, «громкие дела». Он собирался посетить северную столицу, но не так скоро. Утром 15 марта Павел Астахов встретился в Смольном с вице-губернатором Петербурга Людмилой Косткиной, курирующей социальную сферу, и дал брифинг для представителей СМИ. А затем отправился по так называемым «резонансным» делам, чтобы потом более обстоятельно поговорить с журналистами.

 

Транзитом в Турку к Рантала

Собственно, приехал детский омбудсмен в Петербург транзитом — он направлялся в Финляндию, чтобы разобраться на месте с ситуацией изъятия органами опеки у супругов Рантала семилетнего сына Роберта (мальчик имеет двойное гражданство). Только за то, что, по словам мамы — россиянки Инги Рантала, он, якобы, пожаловался в школе на маму, которая его «шлепнула». П. Астахов отметил, что дело Рантала «уже приобретает политическую окраску». Он намеревался встречаться по делу мальчика с местными органами власти, вплоть до президента Тарьи Халлонен. Так совпало, что в тот же день Роберт сбежал из школы, куда его впервые привезли из приюта, домой. «Я бы тоже сбежал на его месте, — заявил Астахов. — Мне было девять лет, я был в пионерском лагере, мне там не понравилось, и я убежал». По мнению детского омбудсмена, финские органы опеки «перегнули палку». Астахов говорил, что Инга Рантала обещала ему устроить встречу с россиянками, у которых финские органы опеки также забрали детей.

 

Отговорки для ленивых

Другое «резонансное дело», с которым намерен разобраться правозащитник, — история Веры Камкиной и ее четверых детей. У 34-летней жительницы Колпина (пригород Петербурга), органы опеки и попечительства забрали детей и возбудили дело о лишении родительских прав: дети голодали, у них был педикулез, один ребенок упал в голодный обморок. В. Камкина написала письмо Президенту РФ о том, что детей отбирают из-за ее бедности и отсутствия возможности оплатить задолженность за коммунальные услуги (146 тыс. рублей). Информация в ряде СМИ о жестокости органов опеки по отношению к многодетной россиянке не оставила равнодушными городского детского омбудсмена Светлану Агапитову и Павла Астахова. Агапитова не раз лично предлагала Вере пройти реабилитационную программу для семей, находящихся в трудной жизненной ситуации, а также получить профессию. От этих предложений Камкина отказалась, но продолжала требовать вернуть ей детей.

Астахов тоже поговорил с многодетной матерью. «Не надо делать из нас жандармов — из властей, опеки… Мы договорились, что будем в любом случае отстаивать право Камкиной на воспитание детей в семье — им нужна мама. Но и мама должна постараться создать такие условия детям, чтобы они жили нормально и не чувствовали себя обделенными… Не может устроиться на работу Вера Камкина… давайте ей поможем! Она встала на биржу труда. Я выяснил, что Вера не доучилась на швею-мотористку в свое время. Давайте подарим Камкиной швейную машинку, и она будет шить!»

«Мы худшие времена переживали, люди в бараках жили, у меня отец три с половиной года в концлагере был. Ничего, выросли, все живы-здоровы. И говорить о том, что бедность имеет детское лицо, и несчастная Камкина не может своих детей содержать — это отговорки для ленивых. Не бедность ей мешает дойти до поликлиники и собрать справки, чтобы устроить детей в детский сад. Ей дали две путевки в детский сад, дети не пошли, потому что она не собрала справки. Сейчас она хочет этим заняться. Уже хорошо», — заметил детский омбудсмен и напомнил, что очередной суд по поводу Камкиной состоится 30 марта. Павел Астахов поручил Светлане Агапитовой проследить за ситуацией.

Радует, что правозащитник обратился к данной теме — «камкиных» у нас предостаточно и необходимо с ними что-то делать. Не пьют, наркотики не принимают, а детей не воспитывают. По мнению руководителя кризисной службы Фонда «Родительский мост» Татьяны Дорофеевой, есть немало семей, живущих лишь на детские пособия, инфантильных, зачастую не совсем ментально здоровых. И при этом органы опеки до последнего стараются не отбирать у них детей. Ситуация, прямо противоположная финской. Но от этого не менее дикая. С трудом верится, что В.Камкина сможет одна вырастить четверых детей. Остается надеяться, что контроль омбудсменов за этой семьей даст результаты, по крайней мере дети не пропадут.

 

Насилие в семье

В ходе визита в Петербург правозащитник ознакомился с еще одним скандальным делом — вынесением сверхмягкого приговора С., который шесть лет насиловал племянницу. Агапитова и Астахов обратились в Квалификационную коллегию судей, чтобы профессиональное сообщество дало оценку действиям судьи Дзержинского райсуда Петербурга по вынесению приговора — шесть лет условно. Как отметил федеральный омбудсмен, у С. были изъяты электронные носители с порнографией, но по завершению дела возвращены обратно. Астахов не верит, что дело было сфабриковано — такие заверения появились в Интернете: якобы С. подставили, чтобы завладеть его квартирой. По его мнению, надо пролонгировать срок давности по делам о педофилии, как минимум, до 20 лет — как в Европе, применять к насильникам детей меры медицинские — химические, хирургические, отменить условно-досрочное освобождение этих преступников.

«Я вас отправляю к докладу Совета Европы, сделанному в январе по поводу насилия над детьми и женщинами в семье. Только усиление наказания поможет остановить волну насилия над детьми и насилия в семьях. Во всем мире усиливается эта тенденция, а мы будем отставать?», — недоумевает федеральный детский омбудсмен…

К сожалению, о системных проблемах поговорить практически не удалось, но Павел Астахов отметил, что увидел ряд проблем, характерных для России в целом. Это и очередь на предоставление жилья выпускникам детских домов, уклонение от алиментов родителей, не заботящихся о своих детях.

Устаревшая структура интернатов как таковых также является проблемой. По итогам «резонансных событий» в Ижевском интернате, когда воспитанники резали себе вены, и в Нижнем Тагиле, где в коррекционном детдоме умирали воспитанники, Астахов заявил: «Уголовная субкультура, власть «маленьких паханов», отсутствие у детей личных вещей, их пьянство и равнодушие взрослых — вот что такое интернаты, замкнутые на себе системы».

Об этом не менее десяти лет говорят представители НКО. Жаль, что Павлу Астахову не хватило времени, чтобы ответить на вопросы о роли НКО в сфере защиты прав детей…

Рекомендуем

Питерский детский омбудсмен представила доклад о своей деятельности за 2013 год

Уполномоченный по правам ребенка в Санкт-Петербурге Светлана Агапитова, представляя Законодательному собранию Санкт-Петербурга ежегодный доклад о своей деятельности, отметила, что в прошедшем году заметно увеличилась доля…

Вовремя увидеть «слезинку ребенка»

В Калининском, Фрунзенском и Невском районах Петербурга апробируют новые модели комплексной социально-психологической помощи детям и женщинам – жертвам жестокого обращения и насилия в семье, включая…