Британский путешественник, участник движения Freeconomy, призывающего общество к отказу от денег, Марк Бойл решил доказать, что путешествовать можно без средств. Он рассчитывал, что питание и проживание обеспечит ему природная доброта иностранных граждан. Но путешествие Бойла закончилось в городе Кале (Франция), едва начавшись. Причиной неудачи стало незнание языка: французы принимали британца за бродягу, поэтому отказывались его кормить и пускать в дом…

 

Кому объяснить на пальцах?

Современная российская реальность доказывает, что языковой барьер существует не только при общении между иностранцами. Некоторые россияне не могут получить медицинскую или юридическую помощь в собственной стране из-за… языкового барьера. Речь идет о глухих и слабослышащих, вынужденных использовать язык жестов из-за ограниченных способностей здоровья. «Глухой и слабослышащий человек, не обученный навыкам членораздельной и связной речи и не умеющий относительно грамотно писать – фактически иностранец в собственной стране», – говорит президент Фонда «Страна глухих» Дмитрий Портнов. «Нерадивыми путешественниками» они чувствуют себя каждый раз, когда приходят в больницу или отделение милиции, где, как правило, не бывает ни одного сотрудника, способного понять их язык.

 

Что такое язык жестов?

Язык жестов не следует путать с пантомимой или жестикуляцией – это особый язык, которому присущи определенные правила, лексика и грамматическая структура. Жестовыми называют языки, состоящие из комбинации жестов, каждый из которых производится руками в сочетании с мимикой или движением рта и губ, а также в сочетании со взглядом говорящего и положением его тела. Определить, когда люди стали применять жесты при общении, столь же сложно, как и установить время появления устной речи. При этом многие филологи справедливо указывают на то, что жестовое общение появилось раньше устного. Так, в языке глухих существуют жесты, которые совпадают с жестикуляцией слышащих при обычном общении. Например, движения рук, которые слышащий будет производить, когда захочет сказать «дай мне», «покажи», «есть», «спать», «говорить по телефону», «до свидания», будут совпадать с жестами глухих, которые можно перевести точно также. Существуют так называемые иконические жесты. Они имеют схожесть с обозначаемым предметом. Понятие «дом» может быть изображено руками в виде контура здания с крышей, «огонь» – в виде веера из пальцев, направленных вверх, и т. д. Однако существует разговорный жестовый язык, который, напротив, представляет самостоятельную систему со своей грамматикой, фонетикой и лексикой. Фонетика или (фонология) языка жестов изучает отдельные фонемы, то есть мельчайшие неделимые компоненты жеста, каждый из которых не несет смысловой нагрузки, но вместе они образуют нечто значимое. Лексика жестового языка – интересный предмет для исследований. Так, один жест из языка глухих зачастую требует перевода несколькими словами или фразами (например, не застать дома, стоять на своем). В русском жестовом языке есть ненормативная и специальная лексика, сленг.

Один из самых распространенных вопросов о языке жестов – является ли он универсальным, то есть понятным в любой стране мира. Ответ отрицательный. Каждая страна имеет свой национальный жестовый язык. Кроме того, языки глухих отличаются и в зависимости от региона страны, социальной или этнической группы, образования, возраста и пола его носителей. При этом антропологи называют глухих «гражданами мира» и приписывают им владение транснациональным самосознанием, которое преодолевает границы государств. Оказывается, изучение языка жестов стимулирует развитие участков мозга, отвечающих за зрительное восприятие как у глухих, так и у слышащих. В общении с иностранцами глухие виртуозно используют жестикуляцию и мимику, словом, все то, к чему люди прибегают, если необходимо преодолеть языковой барьер. Язык жестов не имеет письменной формы, но существует специальная система записи жестов – нотация или жестовая письменность. С помощью нее составляются словари для сурдопереводчиков.

 

Проблема статуса русского жестового языка

Русский жестовый язык обладает признаками самостоятельного, живого языка. При этом он до сих пор не имеет официального статуса. Хотя Всероссийское общество глухих неоднократно заявляло о такой необходимости. Например, его президент Валерий Рухледев в апреле 2009 года заявил на Совете при Президенте РФ по делам инвалидов: «В статье 14 Федерального закона от 24 ноября 1995 года № 181-ФЗ «О социальной защите инвалидов в Российской Федерации» указывается, что «язык жестов признается как средство межличностного общения». Данная формулировка, по словам В. Рухледева, нуждается в корректировке: «Речь в законе должна идти именно о жестовом языке глухих – основном средстве общения и коммуникации с окружающим миром, а не о языке жестов, например, спортивного арбитра или монтажника строительных конструкций». На деле формулировка «средство межличностного общения» означает нарушение конституционных прав глухих. Так, сильно ограничена возможность инвалидов по слуху получить качественное среднее, профессиональное, среднее специальное или высшее образование, быть трудоустроенным, иметь свободный доступ к СМИ. В. Рухледев предложил другую формулировку: «средство коммуникации и способ получения информации для граждан с нарушениями слуха и речи». «Внесение данной поправки в закон «О социальной защите инвалидов в Российской Федерации» не потребует дополнительного финансирования и будет соответствовать требованиям Конвенции о правах инвалидов, которую России предстоит ратифицировать», – полагает Рухледев.

 

Каждому глухому – сурдопереводчик!

Всероссийское общество глухих совместно с органами государственной власти проводит планомерную работу по решению вопроса обслуживания глухих в социальных учреждениях. Одним из результатов этой работы стали Правила предоставления инвалидам услуг по сурдопереводу за счет средств федерального бюджета, утвержденные постановлением Правительства Российской Федерации № 608 от 25 сентября 2007г. Однако, не все проблемы в этой области оказались решенными. “По федеральному перечню технических средств и реабилитационных услуг каждому глухому положено 40 часов бесплатного сурдоперевода в год, но получить их можно только через Фонд социального страхования РФ, причем эту привилегию нужно подтверждать ежегодно“, — говорит начальник отдела реабилитации ВОГ Александр Иванов. Кроме этого, согласно федеральному закону, чтобы получить бесплатные услуги сурдопереводчика, инвалид по слуху должен оформить направление на медико-социальную экспертизу для обеспечения техническими средствами реабилитации. По этому направлению для каждого инвалида должна быть разработана индивидуальная программа реабилитации. По словам экспертов, собирать справки и приходится около двух месяцев. Этот процесс сопоставим с оформлением инвалидности – нужно получить заключение нескольких «узких» специалистов, пройти обследование. Некоторые субъекты РФ пытались решить проблему самостоятельно. Так, Министерством здравоохранения Иркутской области совместно с Главным бюро медико-социальной экспертизы и региональным отделением Фонда социального страхования было принято решение о сокращении объема обследования – теперь глухим жителям Иркутской области необходимо посетить лишь двух специалистов по профилю заболевания: сурдолога и невролога.

Заведующая лабораторией русского жестового языка Российского государственного социального университета Валентина Камнева выделяет еще одну проблему. По ее мнению, медико-социальная экспертиза зачастую предлагает слуховой аппарат и не предоставляет право на пользование услугами сурдопереводчика глухим и тем, у кого отсутствует речевой слух (последние не способны различать звуковой состав слова и понимать речь). Таким образом, «индивидуальная программа реабилитации» для многих инвалидов по слуху заканчивается получением слухового аппарата, который позволяет им слышать только фоновые звуки.

Проблемы при обслуживании глухих в медицинских и социальных учреждениях, судебных структурах и нотариате возникают также из-за нехватки профессиональных сурдопереводчиков. По данным ВОГ, в России их всего 850. При этом примерная норма обслуживания для одного сурдопереводчика – 25 глухих, значит, число специалистов по сурдопереводу необходимо увеличить почти в 10 раз, то есть подготовить еще около 8,5 тыс. специалистов. Однако размер тарифной ставки высшего для сурдопереводчиков 11-го разряда составляет …1 тыс. 205 рублей. На Совете при Президенте РФ по делам инвалидов Рухледев заявил: «Давно назрела необходимость подготовки кадров переводчиков жестового языка за счет средств федерального бюджета. Их в настоящее время готовит только одно учреждение в России — Межрегиональный центр реабилитации лиц с проблемами слуха (структура Минздравсоцразвития РФ). Оно выпускает переводчиков со средним профессиональным образованием. Пока ни один вуз в стране не готовит на постоянной основе переводчиков жестового языка с высшим образованием. Для начала считаем необходимым организовать подготовку переводчиков жестового языка на базе Российского государственного социального университета и вузов в каждом федеральном округе». По итогам встречи Президент дал поручения Правительству РФ по организации подготовки переводчиков в федеральных округах на базе высших учебных заведений, соответствующие министерства должны были подготовить свои предложения. «Против решения о подготовке переводчиков на базе вузов в федеральных округах никто не возражал. А результата пока нет», – отмечает А. Иванов. На сегодняшний день курсы по изучению языка жестов проводит только ВОГ. Обучение проходит в Театре мимики и жеста (Москва) и делится на три модуля по 2,5 месяца. Занятия проходят два раза в неделю по 4,5 часа. Стоимость каждого модуля-уровня зависит от количества обучающихся и составляет, как правило, от 5 до 7 тыс. рублей. Кроме того, в связи с необходимостью укомплектования региональных отделений ВОГ квалифицированными переводчиками жестового языка, Центральное правление ВОГ в 2008-2009 годах организовало повышение квалификации этих переводчиков на базе Межрегионального центра реабилитации лиц с проблемами слуха, в результате чего повысили квалификацию и получили соответствующее свидетельство государственного образца 410 человек. При разработке федерального бюджета ежегодно ВОГ рекомендует включать в смету расходов на социальные нужды средства на развитие научно-методической базы по изучению жестового языка и издание соответствующей литературы, в том числе создание нового унифицированного словаря жестового языка с видеоприложением по методике его изучения.

По мнению В. Камневой, медицинские и социальные работники, сотрудники МВД и МЧС также должны владеть основами жестового языка, чтобы в экстренной ситуации оказать необходимую помощь глухому или слабослышащему. Заведующая лабораторией жестового языка считает, что в программу подготовки этих специалистов следует добавить методику работы с инвалидами и обратить внимание на обучение профессиональной этике. По свидетельству глухих, они часто сталкиваются с непониманием со стороны медицинских работников, возмущенных тем, что глухим «необходимо объяснять все на пальцах». «Нужно ввести предмет «Основы коммуникации лиц с нарушением слуха, – полагает Камнева. – Студенты должны разбираться в классификации нарушения слуха и знать психологические особенности глухих, соответствующие этой классификации».

Президент Фонда «Страна глухих» Дмитрий Портнов считает, что глухие в свою очередь тоже должны прикладывать усилия для преодоления языкового барьера. «Пусть человек глухой, пусть он – инвалид, но это не освобождает общество и его самого от необходимости учить и учиться относительно грамотно и связно изъясняться. Хотя бы в письменном виде, если нет возможности «поставить» ему речь. Неслышащий в первую очередь обязан относительно грамотно писать на основном государственном языке страны, а потом уже требовать, чтобы работники социальных служб владели жестовым языком», – уверен Д. Портнов.

Как бы то ни было, большая часть глухих не имеет возможности воспользоваться услугами сурдопереводчика в учреждениях здравоохранения, юстиции, нотариата, органов внутренних дел. Так как, по мнению чиновников, слуховой аппарат может снять проблемы в общении слышащего и глухого. Инвалиды по слуху также неизбежно сталкиваются с дефицитом сурдопереводчиков в социальных учреждениях. Сотрудники ВОГ делают все возможное, чтобы каждый глухой был услышан и понят в своей стране. При этом требуется ответная помощь государства в придании жестовому языку иного статуса и подготовке на базе вузов переводчиков за счет средств федерального бюджета.

 

При подготовке статьи использовались следующие книги:

1) «Современные аспекты жестового языка» Сборник статей, Составитель: А.Комарова, М., 2006.

Статьи:

— «Коммуникация и язык: сравнительный анализ развития глухих и слабослышащих детей» К.Каселли

— «Краткий очерк по лингвистике РЖЯ» Т.Давиденко, А.Комарова

— «Положение жестовых языков в Европе» Предисловие

— «Слух не нужен?»» М.Йокинен

2) «Лингвистические права глухих» Сборник статей, Составители: А..Комарова, Н.А.Чаушьян, М., 2008

Статьи:

— «Переводчики жестового языка в РФ и странах ВЕСА» А. Комарова

Рекомендуем