Возвышенный вальс, сентиментальное танго, темпераментная румба… Пермские танцоры, исполняющие эти и многие другие танцы, покорили мир. С чемпионатов России, Европы и мира они постоянно привозят «золото» и «серебро». Все, кто видел их выступления, говорят, что зрелище это захватывающее. Глядя на элегантных танцовщиков и грациозных танцовщиц, забываешь, что все они – на инвалидных колясках. Сегодня я расскажу об удивительной судьбе одной из участниц ансамбля спортивных танцев «Гротеск» — Рузанне Казарян.

 

Поезд «Москва – Пермь»

С участниками ансамбля «Гротеск» и их руководителем Екатериной Манохиной я познакомилась весной в поезде «Москва – Пермь». Так получилось, что именно в моем купе оказалась большая часть ансамбля. Рузанну я сразу узнала по коротким телесюжетам по случаю победных возвращений «Гротеска» с различных чемпионатов. Рузанна и ее партнер по танцам Алексей Фотин почти всегда оказывались обладателями золотых медалей.

В тот день они возвращались с чемпионата России.

— Каков результат? — спросила я Рузанну.

— Оба золота, — ответила она, счастливо улыбаясь.

Оба, пояснила тренер, значит – победа в обеих программах: классической и латиноамериканской.

Они все были очень уставшие и… голодные. Оказывается, на соревнованиях им некогда было даже пообедать, а поезд отошел от Москвы почти в семь вечера. С трудом разместив специальные танцевальные коляски по полкам и между ними, «гротесковцы» принялись за трапезу, бурно обсуждая при этом перипетии минувшего дня. А потом сгрудились у ноутбука, на экране которого с завораживающей красотой кружились танцующие пары. Тренер комментировала сделанную во время чемпионата видеозапись, остальные тоже участвовали в обсуждении. За окнами мчащегося по просторам России поезда давно сгустилась ночь, а в нашем купе всё звучали произносимые шепотом (чтобы не мешать спящим пассажирам) непонятные мне танцевальные термины.

Вместе с Рузанной возвращалась с чемпионата России и ее мама, Надежда Ивановна. Она всегда и везде ездит с дочерью. Но на соревнования выезжает не просто как мама, а еще и как костюмер и сопровождающий ансамбля.

Дальняя дорога располагает к общению. За одну поездку о попутчике можно узнать столько, сколько не узнаешь за годы в другой обстановке.

 

Почти как в «Кавказской пленнице»

В 80-е годы XX века на «телефонке» (Пермский телефонный завод) в одном из сборочных цехов трудилась будущая мама моей героини – 19-летняя Надежда Шубина. Работа «непыльная» – сиди за конвейером в бесконечном ряду своих товарок и выполняй одну из нехитрых операций по сборке телефонного номеронабирателя. Но как же это скучно, особенно для молоденьких, непоседливых девчушек, – делать одно и то же час за часом, день за днем, месяц за месяцем, год за годом! Надя нашла себе отдушину, став комсомольской активисткой.

Однажды за активную работу в комсомоле ей дали путевку на турбазу, расположенную в далекой Армении, в городке с непонятным, а потому интригующим названием Степанован. Могла ли она предполагать, что эта путевка отправляет ее в новую жизнь?

Итак, в летний день 1982 года на турбазе появилась юная пермячка – «красавица, спортсменка, комсомолка». Обустроившись на новом месте, она пошла в кинозал посмотреть фильм. Правда, в афише значилась не «Кавказская пленница», которую я процитировала выше, а «Бриллиантовая рука», но дальнейшие события оказались похожими именно на первый фильм. Не говорю – абсолютно похожими, а вот чуть-чуть – да. Скорее, это чуть-чуть ограничивается фоном, на котором всё происходило: горы, море и т.д.

По дороге в кинозал Надежда встретила его – молодого, высокого, стройного армянского юношу. Взгляды их пересеклись и… «Бриллиантовую руку» она смотрела сеанс за сеансом весь этот день и следующий, и следующий за следующим… Сначала в зале, потом уже в кинобудке… Оказалось, Саркис (так звали юношу) – киномеханик, живет в Степановане, а на турбазу приезжает крутить фильмы.

Через три дня настало время ее туристической группе покинуть эту базу и отправиться на другую. Было бурное расставание… А когда группа прибыла на другую турбазу, там Надю ждал… Саркис. И после перехода к следующему пункту случилась такая же неожиданная для нее встреча. Так продолжалось все двадцать ее отпускных дней.

Через два месяца после Надиного отпуска Саркис приехал в Пермь. Через год у них родилась дочка, нареченная Рузанной – Рузанна Саркисовна Казарян.

 

Армянские страдания

На хорошенькую девочку все встречные обращали внимание, называя ее куколкой. Чтобы обеспечить семью материально, Саркис забросил свое прежнее занятие и освоил профессию водителя грузовика. Надя по его настоянию с радостью рассталась с надоевшим конвейером и комсомольской работой и полностью отдалась домашним делам.

Через некоторое время родители Саркиса стали настойчиво звать его домой. Видя, что он тоскует по родным краям, Надя согласилась переехать в Армению, в частный дом Казарянов-старших. Там научилась всему, что должна уметь армянская женщина, уважать и чтить местные обычаи, говорить на армянском языке. Но когда Рузанне пришло время поступать в школу, решила, что учиться ее дочь будет только на русском языке. В Армении тогда были и русские учебные заведения, однако по правилам той республики, если папа армянин, ребенок должен был поступать в первый класс только национальной, школы. И Надя с Рузанной переехала обратно в Пермь. А Саркис остался на родине. Такое вот испытание они устроили себе.

Любовь – не картошка. Через год Надя с дочкой снова прибыли в Степанаван. Рузанне, закончившей первый класс в России, в Армении разрешили учиться в русской школе.

И всё у них шло хорошо, пока в декабре 1988 года не случилось землетрясение. Информационные агентства того времени сообщали: полностью разрушен город Спитак и 58 сёл; частично разрушены Ленинакан, Степанаван, Кировакан и ещё более 300 населённых пунктов. Погибли около 25 тысяч человек, 514 тысяч человек остались без крова. В общей сложности землетрясение охватило около 40% территории Армении. Причиной огромного количества жертв стала низкая сейсмоустойчивость зданий, халтурно построенных в эпоху «застоя», и отсутствие специальной спасательной техники.

Они не погибли, потому что во время успели выскочить из дома. Некоторое время жили в палатках. И вновь случилась катастрофа – теперь уже в виде необъявленной войны с Азербайджаном из-за Нагорного Карабаха. Турция закрыла границу с Арменией и организовала ее экономическую блокаду. Найти работу в стране стало невозможно. Строительная фирма, в которой Саркис был водителем грузовика, заключила договор с Рязанским дорожным управлением. Переехать в Россию можно было только через перевал. Семья Казарянов ехала на саркисовом грузовике: папа за рулем, мама и дочка рядом в кабине. Зима, на перевале страшный холод. Тёплые вещи и деньги отбирали бандиты. «Наставят на тебя ружье, хочешь, не хочешь – отдашь», — вспоминает Надежда. Как выжили — самой не понятно.

 

Подвиг матери

В Рязани жизнь шла спокойно и размерено. Рузанна радовала папу с мамой успехами в школе и в бальных танцах. В 1993 году случилась то, что поделило жизнь на две части. Как-то в разгар летних каникул Рузанна гуляла со сверстниками во дворе дома. Вдруг девочка почувствовала слабость, которая быстро распространялась по всему телу. У нее подкосились ноги. Когда Рузанну внесли в дом, уже не держалась голова. В больнице поставили страшный диагноз: инфекционный миэлит – острое воспаление спинного мозга с параличом конечностей.

Им пришлось учиться жить заново. Семья вернулась в Пермь. Больница, санаторий, снова больница… Недаром говорится: в своем доме и стены помогают. Родители старались сделать всё, чтобы Рузанна не чувствовала себя оторванной от жизни. Двери их небольшой квартиры всегда были открыты для ровесников девочки, они приходили постоянно, с гитарами, с тортами. Устраивали чаепития, пели, разговаривали. Учителя из ближайшей 135-й школы стали учить Рузанну на дому. В благодарность она старалась учиться как можно лучше. Ее фотография до сих пор на стенде «Ими гордится наша школа». Учитель рисования, заметив способности девочки, помогла развить так, что Рузанна в 2004 году стала лауреатом международной премии «Филантроп» в номинации «За сохранение традиций народного искусства». На конкурс она представила расписанные ею подносы.

Как-то девушку пригласили на репетицию ансамбля спортивных танцев, действующего при краевом обществе Всероссийского отделения инвалидов. С тех пор она с «Гротеском» не расстается. Объехала с ним чуть ли не полмира. Родители всячески поддерживают ее новую страсть.

В «Гротеске» мама Рузанны тоже стала своим человеком: помогает шить костюмы, создавать реквизит, переодевать танцоров перед соревнованиями, делит с ними радости побед и огорчения от неудач.

В прошлом году Надежда Казарян стала победительницей фестиваля «Женщины Перми» в номинации «Женщина-мать, достойно воспитывающая детей». Уполномоченный по правам ребенка в Пермском крае Павел Миков вручил ей во время торжественной церемонии награждения диплом и цветы. Вот как писала об этом газета для инвалидов «Здравствуй!»: Рядом с Надеждой Ивановной была ее дочь Рузанна, которая, как никто, знает истинную цену самоотдачи своей мамы, для которой личная жизнь целиком и полностью растворена в планах, надеждах, буднях и праздниках своей дочери. Свои награды и победы российского, европейского и мирового достоинства, а самое главное – свои личные достижения девушка с полным правом может разделить со своей мамой.

Поистине, Н. И. Казарян не только сохранила семейный очаг, она дала своему ребенку все, чтобы он в свою очередь приносил славу нашему краю».

 

«Тормоза включают трусы»

Это один из девизов Рузанны. Он означает, что ее танцевальная коляска, как и у всех участников ансамбля, не имеет тормозов. Иначе невозможно показать необходимую стремительность в румбе, томную пластику в танго, вдохновенное скольжение в вальсе… Ни в коем случае не рекомендую брать на вооружение этот девиз водителям автомобилей.

Коляска для Рузанны – как продолжение собственного тела. Она виртуозно владеет этим, как-то не хочется даже говорить «механизмом», хотелось бы сказать – органом. Но чтобы добиться такого слияния, такого взаимопонимания с неодушевленным предметом, потребовались упорные тренировки, на которых Екатерина Манохина учит с воих танцоров, прежде всего, умению падать, а потом всему остальному.

Придя домой после той поездки на поезде «Москва – Пермь», я включила компьютер и прочитала всё, что нашла, о спортивных танцах на колясках. Оказывается, они впервые появились в Великобритании в конце 1960-х годов и к середине 70-х распространились по всей Европе. Первый чемпионат Европы состоялся в Швеции в 1997 году. В том же году появились первые танцоры-колясочники в России. Первый чемпионат мира был организован в Японии в следующем году. А в Перми танцевальные пары появились два года спустя. Проект организации ансамбля спортивных танцев на колясках получил грант от благотворительного фонда Джорджа Сороса – американского финансиста, инвестора и филантропа, сторонника теории открытого общества. Первые танцевальные коляски и первые костюмы для участников «Гротеска» приобретены как раз на его средства.

Поездки танцоров на соревнования оплачивает краевое Агентство по спорту и физической культуре. Профилакторий «Энергетик» предоставляет безвозмездно зал для тренировок. Поддерживает и Пермская федерация физической культуры и спорта…

Казалось бы, такая благосклонность создает «парниковые» условия для танцоров «Гротеска». Но не надо забывать, что все участники ансамбля – инвалиды I группы. И никакие «парники» не чрезмерны, чтобы Рузанна и ее партнеры могли танцевать, радовать танцами себя и весь мир!

Рекомендуем

Чувашские инвалиды-колясочники учатся танцевать

Инициатором реализации проекта «Социальная реабилитация инвалидов посредством обучения их танцам» выступило чебоксарское отделение Общероссийской общественной организации «Всероссийское общество инвалидов». Занятия проходят на базе Чувашского республиканского…

На Ярославском вокзале прошел первый интеграционный концерт «Безграничные возможности»

В рамках прошедшего Международного дня инвалидов (3 декабря) волонтеры фонда «Город» организовали концерт, в котором приняли участие танцевальные коллективы на инвалидных колясках и музыкальные исполнители…