Сектор некоммерческих негосударственных организаций обширен и многолик. Но из тех сфер, с которыми работают НКО, самой важной показалась мне благотворительность – впрочем, как и многим иркутянам, которые отдают свои материальные средства, время и силы нуждающимся. Интересной оказалась и дорога к благотворительности руководителей этих НКО.

 

Большой Саша

Вообще-то благотворительность – это безвозмездное оказание помощи людям, не связанным с тобой кровными узами, однако в обществе часто бытует и другое мнение: благотворительность – простой пиар для сильных мира сего либо «искупление грехов неправедно нажитого». Для Светланы Кулинич, председателя правления Иркутского областного отделения Российского детского фонда, известного эксперта в сфере благотворительности, не важно, какие мотивы побудили человека помогать другим, важно, чтобы помощь была оказана вовремя.

Светлана Васильевна пришла в сферу благотворительности по настоятельному приглашению Валерия Игнатова, тогдашнего председателя Иркутского облисполкома, в «лихие 90-е». В первый же день работы ей вручили решение арбитражного суда о выселении фонда из помещения, да и в целом положение дел в организации было тяжелым: денег нет, специалисты разбегаются. А на носу Новый год, и нужно организовать для детей из опекунских семей елку, собрать гостинцы. Светлана Васильевна пыталась найти спонсоров, однако они не спешили расставаться со своими деньгами. Это вызывало у нее недоумение: как же так, просит-то она не себе, а детям? На грани отчаяния пришла она в офис коммерсанта, который поставлял в Иркутск кондитерские изделия из Санкт-Петербурга.

– Сидит он, – рассказывает она, – настоящий «новый русский», каких теперь в кино показывают, – большой такой, молодой и индифферентный ко всему происходящему. И офис-то его находится в Доме кузнеца, вот и кует он капитал, и дела ему нет ни до меня, ни до детей-сирот. Я когда его увидела вот такого, поняла, что ничего он мне не даст. И вдруг неожиданно для себя подошла, стукнула кулаком по столу и говорю ему: «Вы все равно ничего не дадите, но я вам скажу, что о вас думаю!»

И выдала ему, что они, новоявленные коммерсанты, все такие жадные, на детей жалеют, и что сердце у них каменное, и много еще чего. Расплакалась и пошла к выходу. Ее догнала секретарша, попросила вернуться. Хозяин кабинета протянул ей стакан воды и спросил: а чего, собственно, вы все-таки хотели? Узнав, что нужны подарки для новогоднего праздника, поинтересовался: сколько? Светлана от растерянности назвала самую скромную цифру: 20 штук. И вдруг этот большой Саша сам приехал на елку, привез 600 подарков, посмотрел на детей, которым они достались, и потом еще много лет помогал Детскому фонду, пока не уехал из Иркутска. При этом всегда лично сам все привозил и разгружал… Светлана Васильевна на всю жизнь запомнила Сашу, ведь именно этот случай дал ей силы остаться и продолжить работу. С тех пор минуло почти 20 лет, за это время Детский фонд собрал столько средств и стольким помог – не пересчитать! Только в минувшем году в рамках Благотворительного марафона, инициатором и организатором которого выступил фонд, было собрано более 6 млн рублей, не считая одежды, игрушек и книг.

 

Притяжение добра

У Натальи Балакиной, основателя творческого объединения «М`арт», мамы двоих детей, к сороковому году жизни возникла потребность поделиться тем, что накоплено: «Любой художник сначала проходит долгий этап ученичества, за ним следует этап становления, когда он набирается опыта и мастерства, и в какой-то момент приходит понимание, что накопленный опыт, как профессиональный, так и человеческий, нужно передавать. Я подхожу к благотворительности осознанно: самостоятельный человек должен помогать тем, кто сам не может себе помочь».

– Мир потребления скуден и неинтересен, он не дает ничего, кроме разочарования – считает Наталья, – поэтому я с удовольствием делюсь тем, что умею делать лучше всего, и в этом меня поддерживают мои коллеги.

Совместными усилиями художницы проводят благотворительные акции в детских больницах города: «Творим настроение», «Рождественское чудо», «Давай дружить», «Я и солнце», «Моя семья – мои друзья». Они привозят с собой картины (свои и своих учеников) – живопись, графику, а также предметы декоративно-прикладного искусства, выполненные в разных стилях и техниках. Художницы считают, что главная цель акций, которые они проводят, – не только украшение коридоров детской больницы: «Мы работаем с детьми, проводим для них мастер-классы, приобщаем их к миру творчества. Ребятишки забывают про боль и создают яркие рисунки, полные радости и любви к миру». Наталья говорит, что вокруг нее достаточно много людей, которые обеспокоены не только своим личным благополучием. Это не случайно. Добрые дела всегда притягивают единомышленников.

 

И случай, бог изобретатель

Ксения Хамова, исполняющая обязанности директора Благотворительного фонда местного сообщества им. Григория Шелехова, начала работать в благотворительности еще студенткой по рекомендации подруги, которой эта работа показалось трудной. Ксения поняла, что это очень серьезная, но очень интересная и творческая деятельность, вот и решила остаться. «Первые полгода было трудновато, но мне очень помогали эксперты и люди, которые этот фонд создавали, – рассказывает Ксения. – Организация работы Благотворительного фонда местного сообщества была внове не только для меня, но и для Шелеховского района. Эта модель благотворительности распространена по всему миру, но у нас в России таких фондов не так уж и много». Ксения убеждена, что фонд местного сообщества – самый эффективный институт благотворительности, потому что он направлен на развитие: «Наша задача – помогать не тем, кому хуже, а тем, кто знает, как сделать лучше. Времена, когда бизнес давал деньги частным просителям, закончились, теперь за выделенные средства он требует отчет – на что и как эффективно они потрачены, а деятельность нашего Благотворительного фонда это обеспечивает: она прозрачна и подотчетна». По мнению Ксении, фонд местного сообщества – это «социальная копилка». На первый конкурс «Вместе мы сделаем больше» было собрано 100 тыс. рублей, которые были распределены на поддержку проектов по созданию сельскохозяйственной фермы для реабилитации детей-инвалидов, клуба иппотерапии в детском доме, на социальную помощь ветеранам, благоустройство территории и др. Например, 15 тыс. рублей было выделено на создание центра двигательной активности для дошколят в городском парке. «Тогда каждый рубль, потраченный на создание этого «Веселого городка», привлек еще 10 рублей – в виде труда волонтеров, стройматериалов и т.д., – продолжает Ксения. – Я считаю, что благотворительность – это не столько поддержка каких-либо групп людей, а их развитие, социальное инвестирование, хотя разовая помощь тоже нужна. Наш опыт показывает, что если человек хотя бы раз в жизни получил помощь или поддержку от посторонних лиц, от благотворительных фондов, он обязательно сам захочет кому-нибудь помочь. Недавно, например, пришла женщина и предложила перечислять каждый месяц по 500 рублей для погорельцев и детей, нуждающихся в медицинской помощи. И это не единичный случай». К слову сказать, Ксения считает, что нынешний финансовый кризис – это не конец благотворительности, как считают скептики. Даже если большой бизнес закроет благотворительные программы, на первое место выйдут пожертвования от частных лиц. Что ж, это тоже неплохо, ведь благотворительность, каковы бы ни были ее мотивы, виды и формы проявления, меняет мир к лучшему. И каждый может внести свою лепту.

Рекомендуем

За первый семестр «Благотворительный университет» заработал полмиллиона рублей

Образовательный проект благотворительного фонда «АдВита» уходит на каникулы и подводит первые итоги работы. Первый «семестр» в университете принес фондам — участникам проекта более 500 тысяч…