Что изменилось в волонтерстве за последние три года и как работать при нехватке волонтеров, рассказывает руководитель добровольческого движения «Даниловцы».

Фото: Слава Замыслов/АСИ

Агентство социальной информации продолжает серию экспертных статей, посвященных устойчивости НКО.

В 2021 году мы вместе с Центром исследований гражданского общества и некоммерческого сектора НИУ ВШЭ провели и представили исследование «Факторы устойчивости НКО». Ознакомиться с отчетом исследования и рекомендациями по итогам его обсуждения можно на нашем сайте.

На обсуждениях нам советовали приблизить полученные данные к практике. Мы решили обратиться к ведущим экспертам сектора, чтобы они, используя результаты исследования, собственный опыт и компетенции, предложили прикладные рекомендации НКО. В этой серии выйдет десять материалов.

Юрий Белановский

руководитель добровольческого движения «Даниловцы», специалист в организации системных социальных волонтерских проектов и программ

В 2021 году Агентство социальной информации и Центр исследований гражданского общества и некоммерческого сектора НИУ ВШЭ провели исследование «Факторы устойчивости НКО». Одним из значимых факторов названы «добровольческие ресурсы НКО». Попробую дополнить этот раздел исследования своим анализом изменений волонтерства в секторе благотворительных организаций в период с 2020 по 2022 год. 

О двух видах волонтерства

На практике волонтерство представлено двумя видами. Первый — добровольная помощь в работе НКО. Отличительная особенность в этом случае — в фокусировке внимания и усилий на единой цели, той, что преследует конкретная НКО, реализуя свою миссию. Соответственно, волонтеры собираются, созвучные этой цели. Их труд — вклад в общее дело конкретной НКО.

Второй вид волонтерства — более массовый — это в той или иной мере самостоятельные волонтерские объединения, сформированные ради самих себя, не имеющие единой цели для волонтерского труда. Главное в них — быть определенным ресурсом для участия в тех или иных значимых делах. Такие сообщества формируются часто при вузах и ссузах, при разных молодежных объединениях.

Я не буду в этой статье говорить о втором виде волонтерства по трем причинам. Во-первых, надо понимать, что на практике оба вида волонтерства живут в параллельных мирах. Почти не пересекаясь ни по волонтерам, ни по практическим задачам. Волонтерские объединения фактически не связаны с сектором СО НКО, разве что организации заказывают себе у них волонтерскую силу под некоторые задачи (что бывает нередко). Но даже при этом НКО не работают с волонтерами, а волонтеры лишь по касательной ситуативно касаются дела и жизни благотворительных организаций. 

Во-вторых, эти виды волонтерства разные. Важно понимать, что их внутренняя логика и механика работы принципиально иная. И если говорить о волонтерстве вообще, придется вести два разговора. А в контексте этой статьи нет такой необходимости. В-третьих, я не буду говорить о волонтерских объединениях, поскольку они почти не зависят от факторов, влияющих на сектор СО НКО, и поэтому почти не претерпели изменений за последние три года. 

Что произошло с волонтерством в секторе благотворительных организаций за последние три года?

Серьезно повлияла на волонтерство пандемия.

В течение двух лет многие благотворительные организации так и не оправились от заморозки тех направлений волонтерства, где приходилось прямо работать с людьми или волонтерить в социальных и медицинских учреждениях. 

В конце 2021 года мы проводили небольшое исследование среди экспертов, где увидели следующее: 

  • до 30% благотворительных организаций закрыли волонтерские направления; 
  • значительно усложнились условия участия в социальном волонтерстве, так как ужесточились правила допуска волонтеров в учреждения (до сих пор большинство больниц и немало детских домов, ПНИ, домов престарелых соблюдают антиковидный режим и не работают с волонтерами и НКО); 
  • количество активных волонтеров, готовых соблюдать эпидемиологические требования, — это примерно половина от всех волонтеров; 
  • произошел отток квалифицированных специалистов по работе с волонтерами.

В итоге к началу 2022 года работа благотворительных организаций адаптировалась к новой постпандемийной реальности. Эти НКО обрели некоторую стабильность и начали размораживать и развивать волонтерские программы. 

Текущий 2022 год стал беспрецедентным во многих отношениях. Волонтерство меняется на глазах.

Опыт нашего движения и партнерских волонтерских организаций говорит, что психоэмоциональный фон приходящих волонтеров характеризуется следующими чертами:

  • потерянность, дезориентированность;
  • тревога;
  • напряженность внутренних эмоциональных сил;
  • поиск опоры в жизни;
  • стремление быть реально нужными и полезными.

Эта тенденция началась еще в дни пандемии и по известным обстоятельствам многократно усилилась осенью 2022 года. 

Данный фон стал серьезным фильтром, благодаря которому в социальное волонтерство стали приходить люди более взрослые, осмысленные, чем прежде. Правда, это не значит, что они более ресурсные. 

Повлияла и экономическая ситуация. Многим гражданам приходится больше работать.  Экономический спад заставил молодых людей занять свое свободное время подработками. 

Особенность времени и в том, что значительное влияние на волонтерство оказало появление новых направлений благотворительной помощи, где значительную роль играют добровольцы. Речь о помощи беженцам, семьям мобилизованных, участникам СВО и т.п. Эти направления отличаются от устоявшейся текущей деятельности многих благотворительных организаций (помощь больным людям, инвалидам, сиротам). Отличие прежде всего в актуальности «здесь и сейчас», понятности, эмоциональной напряженности и большой медийной поддержке. А это наиважнейшие аспекты привлекательности доброго дела для волонтеров. 

В этом контексте следует отметить и общее смещение вектора общественного и государственного интереса в сторону актуальных для 2022 года проблем, и ослабление интереса к традиционным темам. Вместе с экономическими трудностями это приводит к росту запросов на благотворительную помощь.

Что видим в итоге?

Картина с волонтерством в благотворительных организациях, имеющих свою устоявшуюся аудиторию и устоявшиеся направления работы, по сравнению с допандемийным годом, по моей оценке, такова:

  • волонтерские сообщества при НКО уменьшились минимум на треть;
  • эмоциональная нагрузка на волонтеров (по сумме причин) возросла;
  • нагрузка на управляющие команды, организующие труд волонтеров, возросла;
  • количество новых волонтеров, приходящих в благотворительные организации, сократилось значительно, где-то даже на 50%; 
  • средний возраст волонтеров по сравнению с допандемийным вырос (в нашем случае с 23 до 30 лет);
  • количество традиционных запросов на волонтерскую помощь растет.

Все перечисленное — это очень серьезные изменения.  

Фото: Илья Бархатов / АСИ

Две проблемы

Сейчас можно обозначить две основные проблемы, относящиеся к разным видам упомянутых благотворительных организаций — традиционным (занимающимся тем, что и всегда) и тем, что направили свои усилия на актуальные сегодня проблемы.

Проблема традиционных организаций — увеличение запроса на помощь, нехватка ресурсов, нехватка волонтеров и изменение портрета волонтера. Ключевой вопрос тут — нехватка людей.

Проблемы НКО, направивших свои силы на актуальные запросы: нехватка опыта, неумение системно и долгосрочно работать с волонтерами.

Ключевой вопрос тут — это «вымывание» волонтеров из-за низкого качества работы с ними.

Мы уже видели эту картину в дни пандемии. За первые полгода пандемии был накоплен серьезный опыт по адресной помощи людям — новому для того времени направлению. Но этого времени оказалось недостаточно, чтобы накопленный опыт закрепить, формализовать, описать и превратить в технологию. В результате огромное количество пандемийных волонтеров растворилось после снятия карантина, так и не влилось в другие волонтерские направления.

Пока была сильная мотивация и свободное время (в дни карантина) — люди волонтерили, как только эти факторы исчезли — волонтеров не стало. 

Как можно работать при нехватке волонтеров?

Приведу несколько рекомендаций. 

Во-первых, задачи, которые ставятся перед волонтерами, должны решать понятные и по-настоящему актуальные социально значимые проблемы. На деле нередко для сотрудников НКО актуальность их работы кажется самоочевидной. Следует помнить, что для сторонних людей это совсем не так. И тем более не так в сегодняшней эмоционально напряженной ситуации. 

Каждый волонтер должен понимать: что, зачем и почему он делает, что значимого произойдет в результате? Так или иначе (пусть и подсознательно) актуальность будет взвешена и соотнесена с привлекательностью других благотворительных проектов и с какими-то личными трудностями в жизни волонтера. Конкурировать в такой ситуации непросто. 

Я советую проанализировать волонтерские вакансии и отказаться от тех, что можно охарактеризовать как «бесплатный труд». 

Про актуальные и значимые волонтерские вакансии я рекомендую организаторам волонтеров очень хорошо подумать и по каждой из них заранее ответить на вопросы:

  • Почему предлагаемое дело может быть актуально и интересно для волонтера?
  • На основании чего волонтер может доверять вам?
  • Почему волонтер должен помочь вам бесплатно? Для этого есть серьезные основания? Или просто хотите сэкономить?
  • Какая конкретная польза будет от труда волонтеров?
  • Хватит ли знаний и опыта обычного человека, чтобы довести дело до конца?
  • Где волонтер сможет взять недостающие знания и опыт?
  • Какие могут возникнуть проблемы у волонтера и кто из вас будет их решать?

Во-вторых, волонтерам нужен лидер, а не начальник. Под лидером я понимаю такого человека, который не только сам вдохновлен миссией организации (благотворительной идеей), но и вместе с волонтерами включен в общее дело. Лидер ведет за собой, управляет рабочими процессами, поощряет волонтеров и помогает им. Через это он разделяет с ними ответственность, что очень важно. Многие НКО допускают грубейшую ошибку, думая, что могут перепоручить волонтеров кому угодно, лишь бы раздавал задания и контролировал труд.

Фото: Дима Жаров / АСИ

В-третьих, труд волонтера должен быть хорошо организован, чтобы минимизировать личную ответственность волонтера. Волонтерам проще помогать, если они отвечают только за одно результативное дело, под которое подписались и не отвечают за смежные дела. Например, вы попросили волонтера разобрать документы, но чтобы это сделать, ему приходиться самому ходить по сотрудникам и выпрашивать бумаги. Так не пойдет. Документы и инструкция для работы с ними должны быть готовы к моменту прихода волонтеров.

Сложносоставные дела должны быть разбиты на составляющие и в итоге сведены в матрицу вакансий, которая содержит описание задач, количество необходимых человек, время и место работы. Такая таблица, кстати, будет огромным подспорьем для рекрутеров — тех сотрудников, что привлекают волонтеров.

В-четвертых, каждый волонтер должен понимать свою причастность к результату того доброго дела, в котором он участвует. Результативность и понимание значимости — это определяющий момент в мотивации волонтера. Разного рода выгоды (подарки, мерч, грамоты) хороши и важны, но вторичны.

Отсюда следует еще один простой совет.

Каждое волонтерское дело должно быть доведено до конца и иметь ощутимый результат.

Если волонтерских сил для этого не хватает, значит должны подключиться сотрудники. 

В-пятых, важнейшим направлением работы НКО становится сопровождение и поддержка работы волонтеров, особенно в социальной сфере. Здесь будут хороши как понятные всем досуговые встречи, общение, так и более сложные в организации супервизии, где волонтеры могут безопасно с пользой для себя делиться своими впечатлениями, успехами, проблемами и получать реальную помощь от супервизора и от других волонтеров. В некоторых случаях следует организовать и психологическую помощь. 

В-шестых, скажу очевидную вещь, которая далеко не всегда соблюдается в НКО. Работать следует только с теми волонтерами, которые сами хотят помогать. Пусть их будет меньше, но при этом они будут работать всерьез и долго. 

Как следует работать при нехватке опыта?

Все сказанное выше будет полезно и в этом случае. Но есть ряд важных особенностей при организации волонтерства в этом случае. 

Ситуацию волонтерской помощи в актуальных сегодня запросах можно охарактеризовать так: людям понятен информационный фон, они готовы помогать. И это снимает сразу множество проблем с начальной мотивацией. 

При этом мотивация в волонтерстве имеет особенность улетучиваться, когда отдаваемые волонтером усилия и время начинают негативно влиять на другие стороны его жизни: самочувствие, здоровье, семью, друзей, работу, учебу.

Сильнее всего убивают мотивацию три вещи — бессмысленность, безрезультатность и принуждение (манипуляция).

Поэтому НКО должны большие усилия направить на несколько вещей.

Во-первых, организаторам следует заботиться, чтобы труд волонтеров был не только эмоционально подкрепленным, но и рационально осмысленным. Хорошо, если волонтеры не только чувствуют нужность, но и понимают проблему в цифрах и в действиях: там-то не хватает столько-то комплектов теплой одежды, надо сделать то-то и то-то. В этом контексте плохим вариантом выглядит такая постановка задачи: эгей, людям плохо, срочно нужна одежда, я знаю, куда ее деть.

Во-вторых, следует знать, что результативно работать с позитивной мотивацией, а не с чувством непосильного долга или вины. Очень важно, чтобы волонтеры изначально понимали, что они действуют не в силу долга перед НКО или еще перед кем-то (и тем более не по принуждению), а исключительно по своему выбору и решению. И что организаторы благодарны волонтерам и будут во всем помогать. 

В-третьих, об этом мы говорили выше, НКО должны гарантировать и показать волонтерам результат. Например, туда-то доставлена теплая одежда, получившие благодарны, вот подтверждение. Абсолютно исключены случаи, когда волонтеры, скажем, неделю собирали фуру с продуктами, а она в итоге зависла на каком-то сортировочном пункте и продукты испортились или были не приняты по причине несоблюдения санитарных норм и т.п. 

В-четвертых, следует бережно относиться к волонтерам и равномерно распределять обязанности и загрузку по времени в соответствии с интересами волонтеров, а не НКО.

Фото предоставлено пресс-службой фонда «Русь»

Что может произойти в ближайшие годы?

Понятно, что огромное влияние на волонтерство окажут два фактора: государственная социальная политика и экономическая ситуация.

Как бы кто ни думал, но ответственное организованное волонтерство в благотворительности далеко не всегда экономия. Куда чаще — это вид благотворительной помощи, требующий человеческих и материальных ресурсов.

Чем меньше денег будет у НКО, тем меньше будет системных, ответственных волонтерских проектов. 

От государственной внутренней социальной политики зависят приоритеты. Если вектор приоритетов всерьез, а не ситуативно, ослабнет по отношению к сиротам, людям с инвалидностью, кризисным семьям, пациентам с тяжелыми заболеваниями, то волонтерство в благотворительности также претерпит серьезные изменения. Пока трудно сказать какие. Во всяком случае последние годы бОльшая часть серьезных волонтерских проектов — это партнерство с государством в том или ином виде.

В любом случае такие тектонические сдвиги, которые мы наблюдаем сегодня, приведут к тому, что через пару лет волонтерство в благотворительности будет не таким, как сегодня.

Материал подготовлен по проекту «НКО-профи» при поддержке Благотворительного фонда Владимира Потанина.

Дорогие читатели, коллеги, друзья АСИ.

Нам очень важна ваша поддержка. Вместе мы сможем сделать новости лучше и интереснее.

Услуги организаций

Добровольческое движение «Даниловцы» помогает одиноким пожилым и бездомным людям, общается с заключенными, посещает центры психического здоровья детей и подростков, центры детской гематологии, онкологии и иммунологии, больницы, дома-интернаты для детей с умственной отсталостью и социальные приюты.

Рекомендуем

78% россиян готовы помогать нуждающимся

Центр исследований гражданского общества и некоммерческого сектора НИУ ВШЭ представил результаты исследования отношения россиян к всероссийской акции взаимопомощи #МыВместе.