О дискредитации ВС, запрещенных социальных сетях, нежелательных организациях и пропаганде ЛГБТ — публикуем главное из лекции Светланы Кузевановой на конференции «Медиа/НКО}профи».

Фото: Вадим Кантор / АСИ

Рисков при распространении информации очень много. Но сейчас можно выделить несколько наиболее актуальных. Медиаюрист Светлана Кузеванова выделяет риски, связанные с:

  • ситуацией в стране, в том числе со специальной военной операцией;
  • работой в запрещенных социальных сетях от компании Meta (признана экстремистской и запрещена);
  • пометками организаций и людей, внесенных в разные реестры;
  • законопроектом о запрете ЛГБТ-пропаганды. 

СВО, фейки, дискредитация 

Фейк — это распространение недостоверной, общественно значимой информации под видом достоверных сообщений, создавшее угрозу наступления определенных событий или повлекшее наступление определенных событий. За фейки уже есть и административная ответственность, и уголовная. 

Фейками о действиях армии называют публичное распространение под видом достоверных сообщений заведомо ложной информации, в которой есть данные об использовании Вооруженных сил РФ в целях защиты интересов России и ее граждан, поддержания международного мира и безопасности. Туда же относятся сообщения о госорганах, которые работают за рубежом. Подробнее об этом можно узнать в статье 207.3 УК РФ.

За нарушение этой статьи можно получить штраф от 700 тысяч до 1,5 миллиона рублей, исправительные работы до одного года, принудительные работы до трех лет или лишиться свободы на срок до трех лет. Первое уголовное дело о фейках о действиях армии завели еще 18 марта 2022 года. С тех пор таких дел 149: привлекают не только журналистов, но и публичных людей, адвокатов, сотрудников администрации и обычных граждан. 

«Самое безопасное — не распространять информацию, которая не подтверждена официально. Либо распространять ее так, чтобы она не выглядела как заведомо недостоверная. Тут тонкий юридический нюанс: лучше не выдавать информацию как проверенную и соответствующую действительности. Десять раз говорите, что информация не проверена, это произошло “возможно”, “якобы” и “может быть”», — советует Кузеванова. 

Светлана Кузеванова. Фото: Вадим Кантор / АСИ

К сожалению, это не универсальная схема. Но так можно оставаться честным со своей аудиторией и иметь аргументы в свою защиту, если вас все-таки привлекут к ответственности. 

Если фейки — это про недостоверные факты, то дискредитация — это всегда мнение. Дискредитация ВС РФ — это публичные действия, направленные на дискредитацию использования Вооруженных сил РФ в целях защиты интересов РФ и ее граждан, поддержания международного мира и безопасности, в том числе — публичные призывы против использования ВС в этих целях. 

За судебную практику — а суды уже завели 4 750 дел — дискредитацией признают все, что подрывает репутацию Вооруженных сил РФ.

Например, дискредитацией могут признать призывы против военных действий, критика решений властей и армии, связанная со СВО или негативные высказывания о них. А еще использование украинской символики — особенно цвета флага — в различных ситуациях, пацифистских лозунгов и символов.

Фото: Giulia May / Unsplash

Действия и высказывания против Z-V символики также могут рассматривать как дискредитацию.

Ответственность за дискредитацию армии есть и в КоАП РФ (статья 20.3.3), и в УК РФ (статья 280.3). Чаще всего, по словам юриста, по дискредитации наказывали за участие в митингах и пикетах, за высказывания в Сети. Далее по убыванию — за устные высказывания, надписи на стенах или автомобилях, листовки, символы на одежде, арт-объекты и пр. 

Запрещенные социальные сети

В использовании запрещенных социальных сетей до сих пор нет ясности и единого «правильного» алгоритма действий, отмечает медиаюрист. 

Само решение суда о признании компании Meta экстремистской довольно инновационное, потому что экстремистскими можно признавать религиозные или некоммерческие организации. Meta — коммерческая. До этого такого опыта не было. При этом экстремистской признали только часть деятельности компании — сети Facebook и Instagram (принадлежат компании Meta, запрещены на территории РФ).

Запрет не затрагивает физические и юридические лица, если они не участвуют в запрещенной законом деятельности. Пока судебных дел за использование этих сетей нет, но это не означает, что их не будет. Прокуратура несколько раз выдавала предостережения о недопустимости нарушения закона. 

Фото: Вадим Кантор / АСИ

У юристов разное мнение насчет запрещенных социальных сетей. В качестве рисков называют и использование социальных сетей, и рекламу в социальных сетях, и публикацию ссылок на них, публикацию логотипов. 

«Таргетированная реклама точно запрещена, потому что таким образом вы будете финансировать экстремистскую деятельность, но реклама между пользователями по бартеру не считается», — говорит Кузеванова. 

Ссылки и логотипы, с юридической точки зрения, нельзя назвать экстремистскими материалами. Однако абсолютно точно как минимум СМИ, как максимум обычный пользователь должны маркировать названия соцсетей как запрещенных. 

Другие маркировки

НКО и общественные объединения, признанные иностранными агентами, нужно маркировать при упоминании в СМИ и их социальных сетях, а еще при распространении их материалов. Точно так же с физическими лицами и СМИ, признанными иноагентами. 

СМИ, признанные иноагентами, нужно маркировать при распространении их сообщений или материалов в СМИ и в соцсетях СМИ, которые распространяют эту информацию. 

Экстремистские и террористические организации тоже нужно маркировать. По закону их должны помечать все, но за нарушение пока привлекали только средства массовой информации. 

Нежелательные организации по закону не требуется маркировать. Но нельзя участвовать в их деятельности, а участием может быть признано что угодно — от работы до посещения какого-то мероприятия, ими организованного. 

Фото: Вадим Кантор / АСИ

ЛГБТ-пропаганда

27 октября в Госдуме приняли в первом чтении законопроекты, которые предполагают наказание за оправдание и пропаганду ЛГБТ-отношений. Пока их не приняли окончательно, действует запрет на «пропаганду нетрадиционных сексуальных отношений» среди несовершеннолетних. Пропагандой считают распространение информации, направленной на формирование у подростков привлекательности, социальной равнозначности и интереса к ЛГБТ. 

«Появление в любом законе слова пропаганда означает, что использовать его будут максимально неопределенно и неконкретно. На практике любое замечание, что ЛГБТ-люди — хорошие — уже пропаганда», — замечает Кузеванова. 

Новыми законопроектами предлагается запретить ЛГБТ-пропаганду и демонстрацию в новостных агрегаторах, в аудиовизуальных сервисах, в соцсетях, в кино, в СМИ (будет считаться злоупотреблением свободой массовой информации), в рекламе и в любой информационной продукции для детей. 

«Перспективы туманные. Но понятно, что тема ЛГБТ теперь будет под запретом», — заключает медиаюрист. 

За изменениями законодательства в сфере медиа можно следить в Telegram-канале Светланы Кузевановой.


Лекция прошла 27 октября на конференции «Медиа/НКО}профи». Конференцию организовали Агентство социальной информации и центр «Благосфера» в партнерстве с Лабораторией мультимедийной коммуникации Silamedia при поддержке Благотворительного фонда Владимира Потанина (проект «НКО-профи»), Благотворительного фонда Алишера Усманова «Искусство, наука и спорт» и Благотворительного фонда Елены и Геннадия Тимченко. Посмотреть текстовую трансляцию конференции можно тут. Событие проходит с 2017 года, в предыдущие годы — под названием «ЗаЧем будущее социальной журналистики?».

Дорогие читатели, коллеги, друзья АСИ.

Нам очень важна ваша поддержка. Вместе мы сможем сделать новости лучше и интереснее.

Услуги организаций

Фонд «Искусство, наука и спорт» обучает СО НКО в четырех регионах России, проводит конкурс грантов на участие в профильных конференциях и кратких стажировках для сотрудников НКО и конкурс проектов, направленных на развитие связей с местным сообществом и горизонтальных внутрисекторных связей, поддерживает любительский спорт, спортивную и культурную интеграцию людей с инвалидностью.

Центр «Благосфера» создает условия для того, чтобы люди приходили в благотворительность и могли больше узнать об организованной благотворительности и некоммерческих организациях: в центре проходят события московских некоммерческих организаций, работают книжный и киноклуб, работает благотворительный магазин фонда «Второе дыхание», пункты буккросинга, сбора батареек и макулатуры, есть коворкинг для НКО и инициативных групп.

Благотворительный фонд Владимира Потанина помогает НКО внедрять технологию эндаумента, выделяет гранты на развитие компетенций сотрудников НКО, на основную деятельность НКО и учреждений культуры в период кризиса, поддерживает лучшие практики личной филантропии и альтруизма, в 75 вузах России реализует стипендиальную программу и предоставляет гранты преподавателям, поддерживает проекты Государственного Эрмитажа и помогает развивать спорт как социальный феномен.

Фонд Тимченко — один из крупнейших семейных благотворительных фондов страны, который работает в 80 регионах России с 2010 года. Общая сумма расходов на программную деятельность превысила 7,9 млрд рублей. За 11 лет работы Фонд поддержал 4 461 проект. С 2023 года Фонд будет поддерживать местные сообщества на малых территориях (до 200 тысяч жителей) по двум направлениям — «Забота в ближайшем окружении» и «Развитие детей и подростков». Три целевые группы, которым будет помогать Фонд — уязвимые люди старшего возраста; семьи с детьми, оказавшиеся в трудной жизненной ситуации; а также дети и подростки.

Рекомендуем