Новости
Новости
03.02.2023
02.02.2023
18+
Колонки

Вероника Антимоник: «Проблема торговли людьми считается неактуальной в России»

Координатор программ фонда «Безопасный дом» — о том, почему в 2022 году проблема торговли людьми стала актуальнее, как на эту тему смотрит государство и почему у фонда все меньше возможностей помогать.

Фото: Слава Замыслов/АСИ

Современных форм торговли людьми много, а подвидов еще больше. В мире нет единой классификации, с которой бы все соглашались. Есть понятия «торговля людьми», «современное рабство» и «принудительный труд», которые частично пересекаются, и от этого формы и цифры могут сильно меняться.

> 40
млн человек в мире находятся в ситуациях торговли людьми

Мы в фонде «Безопасный дом» опираемся на определение, данное в протоколе ООН о предупреждении и пресечении торговли людьми, или так называемом Палермском протоколе, потому что оно ратифицировано Россией и на основе его введены статьи в уголовный кодекс.

Мы рассматриваем как торговлю людьми коммерческую сексуальную эксплуатацию (проституция, web-cam, порноиндустрия, так называемые «треш-стримы», где присутствует принуждение к сексуальным действиям), принудительный труд (трудовая эксплуатация: от рынков и производств до домашнего хозяйства), принуждение к криминальной деятельности, принудительные браки, принудительное попрошайничество, эксплуатацию вооруженными формированиями и торговлю органами.

Со всеми этими видами эксплуатации мы сталкивались на территории России.

Прибыльная индустрия проблем

Самая распространенная, на наш взгляд, форма эксплуатации – коммерческая сексуальная. У нас есть данные, что в РФ в секс-индустрию вовлечено от 3 до 5 миллионов человек. Не вся секс-индустрия — торговля людьми, но большая часть может быть основана именно на этом. Это вообще наиболее прибыльная сфера, и сейчас есть целое сутенерское лобби, которое заинтересовано в том, чтобы продвигать идею, что «большинство людей в секс-индустрии находятся добровольно». 

Так они пытаются нормализовать происходящее, чтобы общество не видело проблемы и считало, что там все добровольно. Хотя есть достаточно данных о том, что большинство случаев в секс-индустрии могут быть связаны с насильственной эксплуатацией, построенной на принуждении, то есть торговле людьми. А еще такие дела крайне сложно расследовать, что только на руку преступникам.

Фото: Daria Nepriakhina / Unsplash

Количество людей, которые попали в ситуацию принудительного труда, в России примерно такое же, как и в сфере сексуальной эксплуатации. Еще много принудительных браков. Принуждение к криминалу, попрошайничеству – тоже формы торговли людьми. Отдельно выделяют эксплуатацию вооруженными формированиями. Она может быть и сексуальной, и трудовой.

Регресс в решениях

Последние несколько лет мы испытываем сложности. Ситуация начала меняться еще в 2020 году, во время пандемии: торговля людьми стала расти и в России, и по всему миру. 2022 год еще добавил проблем.

В первую очередь, из-за изменения экономической ситуации в стране. Санкции, падение уровня жизни, потеря работы – все это создает более тяжелые условия, а как следствие, люди становятся уяззвимее.

Уровень тревоги в обществе вырос, и люди менее рациональны сейчас в принятии решений. Преступники всегда этим пользуются – для них это удобная ситуация.

Человек может подвергнуться насилию как внутри страны, так и за ее пределами. Многие уезжают без денег, поддержки, и были случаи, когда их подвергали эксплуатации.

Мигранты и беженцы вообще всегда уязвимы. В России и раньше было много беженцев, сейчас их стало еще больше из-за переселенцев с Украины. Многим из них здесь спокойнее (чем, к примеру, беженцам из стран Африки): понятен язык, культура, у кого-то есть близкие в России. Но все равно это не гарантирует безопасности.

Доноры ушли – сложности остались

Сейчас мы не можем планировать финансово свой бюджет, у нас сократились источники поддержки и непонятно, что делать. Ушли доноры, появились новые ограничения, упали частные пожертвования, а нуждающихся становится только больше.

Мы работаем в четырех направлениях по предотвращению торговли людьми: превентивная работа с уязвимыми группами, повышение осведомленности населения, подготовка специалистов и волонтеров и помощь пострадавшим.

Последнее – это самые большие затраты и то, что мы не можем отложить. Если тренинги или встречи можно временно не проводить, когда нет денег, то отказать человеку мы не можем. Потому что помощь пострадавшие могут получить только у нас.

Фото: A.J Francis / Unsplash

Это большая боль – мы вынуждены в чем-то отказывать, многие наши подопечные держатся из последних сил. Есть сборы на платформе «Добро.Mail.ru», сейчас пытаемся попасть на другие краудфандинговые ресурсы, ищем любые возможности. Но этого пока недостаточно.

Государственный взгляд 

Поддержки от государства у нас тоже нет. Зато есть законодательные ограничения, усложняющие нашу работу. Например, мы не можем говорить о проблеме эксплуатации с детьми без получения согласия родителей, не можем оказывать некоторые виды помощи мигрантам с просроченным периодом пребывания, даже если это произошло не по их вине, не можем просить поддержку за рубежом и т.д.

При этом в 2000-х государство смотрело на эту тему позитивнее, была рабочая группа, были исследования по проблеме, Елена Мизулина написала книгу о торговле людьми («Торговля людьми и рабство в России: международно-правовой аспект». — Прим. АСИ). Был предложен законопроект, решающий эту проблему, но он даже не вышел на рассмотрение.

Планировалось, что до 2016 года во всех странах СНГ будет принят закон против торговли людьми, но в России его так и нет.

Проблема торговли людьми считается неактуальной в России. Мы подаем на государственные гранты, но не выигрываем. Один раз наш превентивный проект победил в конкурсе грантов и то, потому что в нем больше говорилось о безопасности в целом. Во многих конкурсах даже нет направления, в котором мы могли бы представить наш проект.

Сектор решения проблем

Зато мы сотрудничаем с множеством других НКО, правда, в России не так много тех, кто занимается смежными проблемами. Это и организации, работающие с проблемой насилия в отношении женщин, и организации, помогающие мигрантам. К сожалению, ресурсы почти у всех сейчас ограничены, но сотрудничество помогает. 

Мы очень хотим иметь больше ресурсов, чтобы планировать работу хотя бы на год вперед, чтобы мы могли помогать и делать больше необходимого и важного в нашей сфере. У нас масса идей, задумок, проектов, но все это пока остается на уровне мечтаний.

Записала Марина Некрасова

Материал подготовлен по проекту «НКО-координаты». Проект реализуется Агентством социальной информации при поддержке Фонда президентских грантов.

18+
АСИ

Экспертная организация и информационное агентство, в некоммерческом секторе

Попасть в ленту

Как попасть в новости АСИ? Пришлите материал о вашей организации, новость, пресс-релиз, анонс события.

Рассылка

Cамые свежие новости, лучшие материалы в вашем почтовом ящике