Корреспондент и фотограф АСИ провели сутки вместе с командой комитета «Гражданское содействие» (внесен в реестр НКО-иноагентов), чтобы понять, как организована помощь беженцам и мигрантам на месте.

Фото: Вадим Кантор / АСИ

Новый офис «Гражданского содействия», в котором комитет обосновался после вынужденного переезда, находится на первом этаже жилого дома. Каждые десять минут сюда заходят люди: женщины с детьми, семьи и пожилые, говорящие на разных языках.

Найти комитет легко: над входом висит ярко-голубая надпись «Все круизы мира». Николай Ворошилов, пресс-секретарь комитета, говорит, что она осталась от прошлых владельцев помещения – турфирмы. Убрать ее все нет времени, да и ориентировать по ней проще.

Комитет начинается с комнаты ожидания – просторного помещения, где в несколько рядов стоят железные кресла, как на вокзале. Спустя час после открытия здесь уже почти нет свободных мест, и некоторые люди остаются ждать на улице.

Сейчас ситуация лучше, чем в начале года: в апреле люди приходили в шесть утра и четыре часа ждали в очереди до открытия. Однажды за день было сто заявителей — это рекорд. У комитета три приемных дня, можно прийти по предварительной записи – это немного разгрузило специалистов.

В первый раз и постоянные

Когда человек приходит впервые, его проводят на социальный прием. Сотрудник вносит его в базу, анкетирует и задает вопросы, чтобы выяснить, какие проблемы беспокоят и как комитет может их решить.

«Опросить человека очень важно, потому что он может просто не понимать характер своих проблем и их масштабов. Бывает такое, что приходят люди, а они уже почти нелегально здесь находятся», – рассказывает Николай Ворошилов.

Люди ждут в очереди в приемной: в основном сидят молча, лишь иногда перекидываясь парой фраз на родном языке. Среди них те, кто пришел за помощью впервые, и те, кто уже знаком с «Гражданским содействием».

Одни ожидают прием у консультанта по миграционным вопросам, другие — гуманитарной помощи, третьи – совета адвоката. Вызывают по талонам, которые можно получить тут же. На табло появляется номер, и ждущий проходит дальше по длинному коридору.

Обуть и накормить каждого

«Лена, я же говорила, что посторонних сюда пускать не надо», – обращается к одной из волонтеров Насрин Джалолова, координатор склада гуманитарной помощи, когда кто-то из ожидающих заходит внутрь без приглашения. Детская одежда, подгузники и другие вещи пока в коридоре: сейчас их столько, что места не хватает.

В отдельной комнате хранят одежду и обувь для взрослых: пластиковые прозрачные контейнеры занимают стеллажи высотой до потолка. «Мужские кофты», «большие женские р-р», «ремни» – можно зайти и выбрать то, что понравится и подойдет. Раньше склад был в четыре раза больше, но из-за переезда пришлось ужаться. А еще с похолоданием в Москве комитет стал собирать осенние теплые вещи.

В начале учебного года много запросов на тетради, рюкзаки, пеналы и другие учебные принадлежности. Коробки с фломастерами и карандашами стоят даже в кабинете у руководителя комитета Светланы Ганнушкиной

Остается актуальным запрос и на продукты. На входе ждет женщина, у которой в руках сумки с детским питанием, крупами, макаронами. Ей приходится сделать несколько заходов – у входа остается ждать муж с коляской.

«Самая большая проблема – гуманитарная благотворительная помощь. Деньги, одежда, продукты – беженцам неоткуда это взять. Люди полагаются только на помощь благотворительных организаций, других источников практически нет», – объясняет Николай Ворошилов.

Фото: Вадим Кантор / АСИ

А еще нужны линзы, слуховые аппараты, фены, смартфоны и другие вещи. Это не предметы роскоши, а бытовая необходимость, и «Гражданское содействие» старается выполнять эти просьбы, чтобы у каждого была возможность сохранить достойную жизнь.

«Однажды к нам пришла семья, где дочь профессионально занималась танцами: ездила на соревнования, выступала. У них уничтожили дом, они оставили все имущество и уехали в Россию. Мама взяла с собой только бальные платья. Каждому хочется сохранить осколки прошлой жизни», – рассказывает пресс-секретарь комитета.

Школьные годы

Чуть дальше коридор расширяется и перерастает в комнату. У одной стены стоят столы, у другой – шкафы с документами и полки с сувенирами. На одном столе лежит деревянная табличка «Гражданское содействие* (иноагент)», а напротив – благодарственное письмо с подписью Владимира Путина за 2008 год.

За столом, на котором лежит табличка, работает координатор волонтеров Софья Исмаилова. Сейчас она ответственна за еще одно направление – программу доступа к образованию. В начале учебного года вместе с юристом Иваном Новиковым она занята постоянно.

Дети беженцев и трудовых мигрантов часто сталкиваются с незаконным отказом в приеме в школу, отмечают в комитете. Руководство школы может требовать временную регистрацию, вид на жительство, гражданство и многие другие документы, но все это незаконно. Однако отвоевывать право детей на образование приходится регулярно.

При нас консультацию у Софьи получает семья из Афганистана: мама с тремя дочерьми. Девочек отказывались принять в школу из-за отсутствия гражданства – пришлось делать запрос в госорганы, а семье – идти в миграционную службу. Но это не быстро, а учеба уже на носу.

Юрист Иван Новиков. Фото: Вадим Кантор / АСИ

Если семье в школе отказывают, Софья помогает подать заявление руководству и жалобы в департамент образования. Если департамент не вмешивается, то уже юрист оформляет иск.

«Ситуация всегда достаточно неоднородна. Бывают учителя и директора, которые идут навстречу и принимают детей без документов, многие из них даже по-русски плохо говорят. К сожалению, пока это скорее исключение. Плюс в Москве в целом нехватка мест в школах. По области ситуация несколько лучше, но это по моим ощущениям», – рассказывает Исмаилова.

Консультант по миграции

Следующая комната – самая большая – офис открытого типа на девять столов. Здесь работают консультанты по миграционным проблемам: отвечают на вопросы о жилье, выплатах, разрешениях на временное убежище, гражданстве и гуманитарного характера.

Фатима Кокаева, одна из сотрудниц комитета, консультирует афганца. Он обратился за временным убежищем, и сейчас ему надо пройти медицинское освидетельствование. Это платная услуга – мужчина занял денег, а теперь пришел в комитет с просьбой материально помочь.

«Недавно пришла женщина, которая находится в трудном положении: ей негде жить. Мы ищем фонды и организации, которые могли бы помочь: разместили ее вместе с детьми. Бывает, что полиция приходит с рейдами и выясняет, что люди живут в Москве без регистрации и их выселяют – с такими проблемами тоже приходят», – говорит Фатима Кокаева.

В приемный день у Фатимы плотная запись – в этот раз более 30 человек. За один день она неоднократно отвечает на вопросы по оформлению документов, сопровождению в госучреждения, трудоустройству и другим проблемам.

Фото: Вадим Кантор / АСИ

Но самый популярный запрос среди приходящих – финансовый.

Денежный вопрос

Через несколько минут после нашего разговора Фатима вместе с коллегами скрывается в кабинете Светланы Ганнушкиной. Общий сбор связан с денежным вопросом: команда вместе решает, кому и сколько комитет может перечислить денег. Иногда решение выносится меньше чем за минуту, а иногда на это уходит много времени.

«Все еще актуальна денежная помощь: если человеку нужно купить лекарства, оплатить что-то. В мае мы оказали помощь благополучателям практически на 7 миллионов рублей. Но скоро поняли, что не можем так долго работать», – говорит Николай Ворошилов.

Сейчас, когда люди звонят и просят помочь материально, их записывают на прием. Консультант по миграционным вопросам общается и решает, сколько комитет может выделить в каждом конкретном случае. По словам Фатимы, сейчас главный критерий при принятии решения – наличие детей и пожилых в семье. На каждого из них стараются выделять по 5 тысяч рублей, дальше – уже по случаю.

«А обязательно покупать новую школьную форму? От старших сестер не осталось?» – спрашивает один из консультантов у мамы с дочкой, которые пришли просить о помощи в преддверии учебного года.

«Проблемы с выплатой 10 тысяч рублей остаются, и порой нет возможности это даже форсировать. По задумке, человек переезжает в Россию, ждет временное убежище и ему дают эти деньги, чтобы он на них мог жить во время ожидания. По факту люди ждут по два месяца», – говорит пресс-секретарь комитета.

Помощь адвоката

Рядом с консультантами по миграционным вопросам работают адвокаты: составляют официальные запросы и решают вопросы с государственными органами. Именно они приходят на помощь, когда человек ждет решения месяцами и все еще его не получает.

Рядом с кабинетом Светланы Ганнушкиной стоит рабочий стол Розы Магомедовой, юриста и адвоката организации.

«Значит так, сейчас выходишь, звонишь Ковальчук и общаешься с ней. Она уже больше половины пути прошла по установлению личности. Ты идешь по ее стопам и, если что – звонишь мне, пишешь, оставляешь голосовое. Она поможет тебе заполнить все бумаги. Вещи взяла себе? Обязательно что-нибудь возьми», – обращается Роза к девушке, которая недавно получала у нее консультацию.

Эта девушка приехала с Украины в 2014 году: жила в России, вышла замуж. Но все это время были проблемы с документами. Когда началась спецоперация, ее задержали и на три месяца отправили в центр временного содержания иностранных граждан. Власти приняли решение о выдворении – тогда в работу вступил адвокат комитета.

Как отмечает Роза, в последнее время все чаще в комитет обращаются люди, которых могут выдворить из страны: граждане Украины, которые приехали до начала спецоперации, но не получили гражданство или документы. Недавно за помощью пришел мужчина, который находился в центре временного содержания больше года.

Роза Магомедова. Фото: Вадим Кантор / АСИ

Задача адвоката – составить запрос, помочь заполнить необходимые документы, представлять интересы человека в суде. Другим заявителям Роза Магомедова помогает обжаловать отказы в предоставлении временного убежища. Иногда надо просто объяснить, куда пойти и что заполнить.

А иногда приходится даже помогать решать проблемы с полицией.

«Семья снимала жилье в районе метро «Савеловская», и они приехали на машине с украинскими номерами, которая была изрешечена пулями. На них соседи пожаловались в полицию, решив, что они террористы. Квартиру и машину обыскали, их допросили. Такой случай у нас впервые», – рассказывает Николай Ворошилов.

Без ограничений

Для тех, кто планирует остаться в России надолго, комитет организует курсы «русского как иностранного». Выучить язык помогают как взрослым, так и детям. Но часто за помощью обращаются те, кто еще не знаком с языком – на этот случай в комитете всегда дежурят переводчики.

Фуад Мухамед-Коновалов – переводчик комитета с арабского языка. Познакомился с комитетом он случайно – рассказал знакомый, и Фуад решил попробовать поработать, да так и остался в организации. В ноябре будет шесть лет, как работает здесь на должности переводчика.

«Раньше к нам приходило много сирийцев, но сейчас их стало меньше. Не потому, что проблем стало меньше, просто этих беженцев пока никто не трогает. Но есть те, кто продолжает к нам ходить, мы помогаем им оставаться в России», – говорит Фуад.

Запросы самые разные: и школьные проблемы, и медицинская помощь. Но чаще всего это сложности с документами. Иногда в день бывает по десять заявителей, а иногда – ни одного.

Но это не значит, что у Фуада нет работы. Свободные руки всегда нужны: от нашего разговора его отвлекает Насрин: нужно помочь перенести новые коробки с гуманитарной помощью, которые привезли в комитет. А еще помочь другим беженцам решить проблемы с мобильным телефоном – таких небольших просьб за день может быть несколько.

В комитете также есть переводчики с персидского – о работе одного из них, Эхсана, АСИ уже рассказывало. А если перевести надо с редкого языка, то организация ищет волонтеров и, как правило, всегда находит.

Не одни в поле

Волонтеры организации нужны всегда: не только чтобы перевести что-то, но и помочь на складе, разобрать продукты или сопроводить заявителя в госорганы. Сейчас у комитета несколько десятков добровольцев, но помогают не только они.

«Частные пожертвования выросли на порядок. За один месяц мы собираем столько, сколько собирали за весь прошлый год. Но этого все равно не хватает на все нужды. Наша кампания на Planeta.ru собрала более полутора миллиона рублей – это рекорд для нас»

У комитета было опасение, что пик пожертвований будет весной, а дальше пойдет постепенный спад. К счастью, этого не произошло, сейчас стало больше рекуррентных платежей.

Также «Гражданское содействие» получает пожертвования от зарубежных организаций. Один из главных партнеров организации – Управление Верховного комиссара ООН по делам беженцев. Они помогают решать вопросы доступа к образованию и передают школьные принадлежности в разные регионы России.

Фото: Вадим Кантор / АСИ

Также благодаря работе других НКО «Гражданское содействие» оптимизировало часть трат. Например, «Милосердие» бесплатно перевозит и заверяет документы украинских беженцев: если человеку это нужно сделать, комитет отправляет его в организацию.

Под вечер на улице и в комнате ожидания все еще находятся люди. Некоторым из них придется прийти на следующей неделе. Сейчас комитету все также нужна помощь – спад беженцев в ближайшее время не ожидается. Узнать больше о работе и помочь комитету можно на сайте.

Дорогие читатели, коллеги, друзья АСИ.

Нам очень важна ваша поддержка. Вместе мы сможем сделать новости лучше и интереснее.

Рекомендуем

«Ни одна волна беженцев не получила полной интеграции»: как в России помогают тем, кто покинул свой дом

Отсутствие выбора, нехватка денег и борьба за образование: на протяжении многих лет с этим сталкиваются беженцы из разных стран, а недавно столкнулись и граждане Украины,…