Директор программы «Детская деревня – SOS» Москва и Московская область рассказывает, какие плюсы видит в реестре поставщиков соцуслуг и почему хочет возобновить партнерскую работу с городом.

Юрий Рябинов. Фото из личного архива

Мы предоставляем услуги в двух формах социального обслуживания: стационарной и полустационарной.

В стационарной форме мы работали с 2017 по 2020 год. Благополучатели – дети-сироты и дети, оставшиеся без попечения родителей, которые жили и воспитывались в нашей детской деревне. По полустационарной форме услуги мы не оказывали.

В декабре 2020 года из детской деревни вышел последний московский воспитанник, которого мы вели как поставщики соцуслуг. Но новых благополучателей нам не назначили.

В ожидании подопечных

Сейчас мы два года находимся в режиме ожидания. Проверки продолжаются, мы общаемся с департаментом и получаем от них актуальную информацию. Так что про нас не забыли.

Такая ситуация связана с процессом бюджетирования. Главный распорядитель бюджетных средств планирует деятельность на определенный период и смотрит, что можно в нее заложить. И только после этого организации, которые подходят под этот план, могут предоставить свои соцуслуги, утвердить их и после этого начать оказывать.

Так получилось, что мы не получили заказ от города, но по-прежнему остаемся в реестре и видим в этом свои плюсы.

Стимул продолжать партнерство

Во-первых, для нас, как и для других НКО, статус поставщика соцуслуг – это возможность получать возмещение за оказанные услуги из бюджета Москвы. До того, как был сформирован реестр, правила диктовал закон о госзакупках. По нему было обязательным участие в конкурсах, иначе получить субсидию было невозможно.

Реестр определил список НКО, работа которых соответствует критериям, предъявляемым к организациям социального обслуживания.

≈ 500
детей живут в детских деревнях – SOS в России

Государство контролирует свои подотчетные учреждения. Но оно с недоверием относилось к частным организациям: будут ли они существовать, на какие средства? И тут важный момент: когда у нас подписан договор на субсидию и мы получаем возмещение – мы уверены в своей деятельности.

Обычно финансовый договор заключается на год. Подписывая его, НКО уверена, что «застрахована» в этом направлении работы деньгами из бюджета, а отношения государства и третьего сектора все больше и больше становятся доверительными.

Видимый сектор

Второе, почему нам важно быть в реестре, – благодаря этому НКО становится видимой, в том числе для потенциальных благополучателей и государственных органов. На мой взгляд, это плюс.

Стандарты оказания услуг в государственных и негосударственных учреждениях сближаются. Что-то мы берем у государства, что-то – оно у нас.

Так было с опытом детской деревни – сейчас он широко тиражирован, учтен при форматировании детских домов и работе центров содействия семейному воспитанию.

А еще, если ты находишься в реестре, выигрываешь в конкурсе Фонда президентских грантов и получаешь хорошие оценки по итогам реализации проекта, то это основание для включения в другой реестр – реестр социально ориентированных НКО. Этот статус позволяет получать субсидии по постановлениям правительства.

В 2020 году таких постановлений было много. Мы получили компенсацию за нерабочие дни и покупку СИЗов. В тот момент это было важно для НКО.

Не всегда фандрайзеры могут собрать достаточно средств для продолжения работы НКО. Бюджет с этой точки зрения более гарантированный источник.

Правовой вопрос

Есть несколько моментов, которые можно было бы усовершенствовать.

Если говорить про правовую составляющую, то хочется сравнить распределение благополучателей с системой госзакупок. В федеральном законе «О контрактной системе» прописано, что заказчики обязаны осуществлять закупки у малого предпринимательства и СО НКО в объеме не менее 25%.

Если в нашей сфере будет прописана обязанность размещать небольшую долю социального заказа у НКО, это было бы прекрасно.

Потому что с одной стороны, да, мы в реестре, но в настоящий момент не оказываем услуги. Если бы у государства была обязанность размещать определенную долю заказов у НКО, с моей точки зрения, это было бы правильно.

Планы на будущее

Мы бы хотели возобновить совместную работу с городом. Например, в районе Некрасовки у нас есть офис по профилактике социального сиротства. Мы могли бы там оказывать полустационарные услуги, заниматься с кровными семьями, которые оказались в трудной жизненной ситуации. Полустационар в Некрасовке – то, на что мы очень рассчитываем в плане сотрудничества с городом.

Также я очень рассчитываю, что с Нового года при помощи города и департамента мы разместим новую SOS-семью, где мама – сотрудник детской деревни – берет на воспитание несколько детей и занимается с ними. Но это только в планах, так что сильно углубляться в детали пока рано.

Для тех, кто еще не в реестре

Для НКО, которые только хотят войти в реестр, такой шаг – повышение планки делопроизводства, потому что без качественной отчетности проверки не пройти. Тут надо учиться, возможно, даже придется приспосабливать свой документооборот к новым требованиям.

Контроля становится больше, это необходимое условие. Но у НКО постоянно проходят налоговые проверки, проверки Роспотребнадзора и Госпожнадзора. Одной проверкой больше, одной меньше – с моей точки зрения, значения не имеет.

При этом в реестре повышается стандарт работы. Ты можешь масштабировать опыт, особенно когда работаешь с представителями государства и регионов. Потому что они берут от нас что-то передовое и везут в свои регионы.

Этот материал — часть проекта «НКО – провайдеры услуг и источник помощи», который АСИ реализует при поддержке Департамента труда и социальной защиты населения города Москвы. Другие новости и статьи о работе московских СО НКО можно прочитать по ссылке.

Дорогие читатели, коллеги, друзья АСИ.

Нам очень важна ваша поддержка. Вместе мы сможем сделать новости лучше и интереснее.

Рекомендуем

Анна Белавина: тарифы на социальные услуги надо повышать

В реестре поставщиков социальных услуг города Москвы — несколько проектов Православной службы помощи «Милосердие». Анна Белавина, проектный директор службы, рассказывает, можно ли организовать социальные услуги…