Елена Тополева, директор Агентства социальной информации, – о том, почему важен индекс счастья, как воля отдельного человека может изменить социальную ситуацию целого региона и на каких примерах взращивать новых лидеров.

Фото: Татьяна Васильева / АСИ

Сейчас у нас появилось много площадок, форумов, где подращивают лидеров – юных, не совсем юных, взрослых, студентов, молодых профессионалов, опытных управленцев. 

Это и «Большая перемена», и «Территория смыслов», и форум «Форсаж», и др. Недавно мне удалось побывать на нескольких из них. 

Так, на площадке форума «Форсаж» в Калужской области говорили о том, как соединить интересы бизнеса, работающего на территории, с интересами местного сообщества, и как сделать так, чтобы развитие территорий было равномерным и устойчивым.

Обсуждали, что нужно делать, чтобы уменьшить отток молодежи из регионов, почему ключевое значение имеет индекс счастья и удовлетворенности и что «купленный компромисс бизнеса с населением» — это уже давно устаревшая парадигма.

Много говорили, в частности, о необходимости перехода от «колониальной» политики к «интеграционной»: в таком случае бизнес не мыслит в категориях «работы с сообществом», а становится его частью. Тогда происходит осознание, что бизнес — это не только прибыль, но и дело, которое может менять жизнь многих людей. 

«Объединяющим для бизнеса, власти и населения может быть понятие “счастье”», — заключили участники форума.

Долгосрочные партнерства действительно могут менять жизнь в регионах к лучшему. И тогда при оценке результатов той или иной работы  учитывается не только экономическая составляющая, но и благополучие жителей территории, а целью становится создание устойчивых сообществ, в центре которых — человек.

Спикеры называли разные факторы, а мне пришлось подводить итоги и обратить внимание на то, что не было сказано другими. И тут я как раз подумала о лидерстве, вспомнила рейтинг Общественной палаты и то, почему и как в нем меняются позиции разных регионов.

Общественная палата РФ уже несколько лет делает «Региональный рейтинг третьего сектора “Регион-НКО“». Основной вопрос, на который отвечает рейтинг: «Насколько развит некоммерческий сектор в регионе, насколько велик его потенциал и насколько эффективно этот потенциал реализуется?» 

Для подготовки рейтинга собирается обширный массив информации от министерств и ведомств, из открытых источников: данных Минюста, Минэкономразвития, Росстата, Агентства социальной информации, «СПАРК-Интерфакс» и других.

Также используются результаты опросов экспертов (в 2021 году — 1881 эксперта), проводимых Общественной палатой среди членов региональных палат и специалистов на местах.

Этот рейтинг показывает очень большой дисбаланс развития некоммерческого сектора в стране. И я уже говорила, что в регионах, где все хорошо в социальной сфере, хорошо развит и некоммерческий сектор. В таких случаях обычно происходит обоюдное влияние: с одной стороны, НКО вносят существенный вклад в социалку, а с другой — власти передовых регионов уделяют большое внимание поддержке некоммерческих организаций, создают дружественную среду для их работы. Вероятно, и участие бизнеса здесь также имеет существенное значение.

Поскольку рейтинг выходит уже два года, он позволяет отслеживать динамику. Надо сказать, что некоторые регионы сделали большой прорыв и улучшили свою позицию в этом рейтинге иногда даже на несколько десятков пунктов. Такие изменения, конечно, происходят не случайно, а потому, что регион к этому намеренно стремился, он над этим работал. 

Как правило, за каждым прорывом стоит какой-то один конкретный человек. Который загорелся и решил предпринять усилия, чтобы ситуацию изменить.

Увидев, что его регион не на очень высоком месте и поняв, что какие-то вещи можно легко улучшить, и это отразится в определенных показателях рейтинга, человек начинает вокруг себя будоражить всех остальных. И тогда начинается рабочий процесс. И все действительно улучшается.

Интересно, что в разных регионах этими лидерами становятся совершенно разные люди. Где-то это руководитель региональной Общественной палаты, где-то — губернатор (а где-то губернатору абсолютно все равно), где-то — чиновник, совсем не самого высокого уровня, но тем не менее имеющий отношение к социальной сфере и просто неравнодушный человек.

Была ситуация, когда проявились сразу два лидера, например, в Краснодаре: министр экономического развития и руководитель Общественной палаты.

То есть, мы еще раз увидели, как много на самом деле зависит от конкретных людей, которые действительно хотят что-то изменить к лучшему. И показательно, что они из разных сфер, разных степеней полномочий и т.п. И я думаю, что именно такие примеры из практики стоит приводить на разных площадках, посвященных поддержке молодых лидеров.

Дорогие читатели, коллеги, друзья АСИ.

Нам очень важна ваша поддержка. Вместе мы сможем сделать новости лучше и интереснее.

Рекомендуем

«СоцЧейн»: карта лидеров изменений для ориентации на местности

Центр содействия инновациям в обществе «СОЛь», фонд «Друзья» и Центр управления благосостоянием и филантропии Московской школы управления «Сколково» представили проект, направленный на выявление лидеров изменений…