Зачем мы с Фондом Потанина утром взбирались на скалы, а вечером слушали Чайковского.

Фото: Евгения Федорова / АСИ

Это лето в Красноярске выдалось паршивым, считает местный таксист: погода неустойчива, то солнце светит, то льет как из ведра. Енисей обмелел, где-то по колено. Поговаривают, одна женщина даже нашла ракушку с жемчужиной. Рассказываем, какие жемчужины нашло АСИ.  

На тропе возможностей

На купюре в десять рублей был изображен Коммунальный мост, сооруженный более шестидесяти лет назад. Для отделки бордюров этого моста использовали горную породу сиенит. Этот камень образует более двухсот скал в национальном парке «Красноярские столбы». Они возвышаются на сопках, окольцовывающих город. 

По легенде, эти скалы — в народе их называют столбами — окаменевшие дружинники князя Такмака. Князь приехал свататься к старшей дочери владыки Сибири Енисея, но влюбился в младшую, которую замуж отдавать не хотели. Енисей разгневался и превратил жениха с его войском в столбы, а дочерей — в реки, огибающие нацпарк. 

Если же говорить о научных версиях появления столбов, то, согласно мнению ученых, столбы появились около 450 млн лет назад из раскаленной магмы. Тогда на территории Красноярского края было древнее море, а на дне его из недр земли поднималась магма, застывая и образуя будущие скалы. Затем, когда море отступило, саянская платформа поднялась, и столбы возвысились над плато. 

Из сиенита строился Красноярск. Главное сооружение, появившееся благодаря столбам, — железнодорожный мост. Через 11 лет после Эйфелевой башни он получил Гран-при на архитектурной выставке в Париже. Для строительства города скалы взрывали, и это вызывало недовольство местных жителей. К 1925 году красноярцы добились для территории охранного статуса: так появился заповедник «Красноярские столбы». Позже ему присвоили статус национального парка. 

В июле 2022 года в нацпарк на пять дней приехали шестнадцать стипендиатов Благотворительного фонда Владимира Потанина. Они участвуют в Школе фонда, ежегодном событии, направленном на развитие экосистемы фонда и укрепление сообщества участников Стипендиальной программы Владимира Потанина. 

Школа фонда впервые проходит в формате волонтерских экспедиций на заповедных территориях России. Помимо «Красноярских столбов» стипендиаты отправились в:

  • Астраханский заповедник,
  • национальный парк «Чикой»,
  • Даурский заповедник,
  • Кавказский заповедник,
  • Алтайский заповедник,
  • национальный парк «Алания»,
  • Волжско-Камский заповедник,
  • национальный парк «Смоленское поозерье»,
  • музей-заповедник «Ясная Поляна»,
  • национальный парк «Таганай»,
  • Висимский заповедник,
  • Приокско-Террасный заповедник,
  • национальный парк «Зигальга»,
  • Тотемское музейное объединение.

Партнеры Школы 2022 года — благотворительный просветительский фонд содействия сохранению природного и ассоциированного с природой культурного наследия «Заповедное посольство» и Тотемское музейное объединение.

Стипендиаты Фонда Потанина. Фото: Евгения Федорова / АСИ

Только 5% от 47 тысяч гектаров территории нацпарка открыты для посетителей. У парка нет забора — его закрывают естественные границы: реки Енисей, Мана, Базаиха и Большая Слизнева. По открытой части «Красноярских столбов» проходят туристические и экологические тропы. Одна из них — экотропа «Речная долина», известная также как «Тропа возможностей». 

Когда-то Светлана Юшкова, главный специалист отдела экопросвещения национального парка, тоже была стипендиатом Фонда Потанина. На первой Школе фонда она защищала проект по созданию на экотропе доступной среды для людей с особенностями здоровья и получила на него грант. Из этого проекта и родилась «Тропа возможностей» – одна из первых инклюзивных троп России. Ее оснастили информационно, сделали карман для разъезда инвалидных колясок, поставили поручни и пандусы.

Теперь люди с нарушениями опорно-двигательного аппарата могут прогуливаться по территории нацпарка без сопровождения.

Стенды на тропе рассказывают о зверях и птицах, обитающих на территории нацпарка, — буром медведе, росомахе, рыси, волке, лисице, глухаре, марале, лосе, косуле и даже саблезубом олене – кабарге: это животное находится в Красной книге России. 

После тропы дорога идет в гору. Чтобы увидеть столбы, нужно пройти семикилометровый путь по дороге, а потом по лестнице с 370 ступенями. Лестницу установили, чтобы люди не вытаптывали тонкую горную почву. 

На дороге первый камень, похожий на ежа, называется «Слоник». Рядом с восьмидесятиметровыми скалами он выглядит совсем небольшим. Изначально ему дали имя «Склоник», но со временем буква «к» потерялась. Этот камень используют для тренировок «столбисты» – люди, покоряющие скалы без страховки и экипировки. Если человек сможет взобраться на «Слоника» – значит, готов покорять другие красноярские столбы.

Рядом со «Слоником» и дальше вдоль туристических троп все деревья промаркированы. Это сделано для того, чтобы никто из посетителей нацпарка не потерялся и не заблудился, ведь путешественников на территории «Столбов» никто, как правило, не сопровождает.

В нынешнем году маркировку нужно заменить: в этом помогают волонтеры Школы фонда. Еще одна задача для волонтеров – уборка мусора. Нужно отдать должное красноярцам: свои столбы они любят и относятся к ним бережно, поэтому мусора здесь практически нет. А тот, что все-таки есть, волонтеры фонда собрали и унесли. 

За год пандемии, когда сотрудники нацпарка не выходили на маршруты, они занимались методической работой, и в итоге «Красноярские столбы» получили образовательную лицензию. Так команда нацпарка перешла от экологического просвещения к образованию.

При поддержке Фонда Потанина запустили два проекта: один — «Заповедное расшколивание» — победил в конкурсе «Практики личной филантропии и альтруизма». Для проекта специалисты нацпарка адаптировали программу инклюзивных школ к заповедным территориям: уроки проходили прямо на территории «Столбов».

Еще один проект, поддержанный фондом в том же конкурсе, – «Исцеление природой». В период локдауна, когда территория нацпарка была закрыта, сотрудники «Столбов» делились знаниями и показывали природу людям, находящимся на длительном лечении, в самоизоляции и на дистанционном обучении. 

В человечной филармонии

Здание Красноярской краевой филармонии похоже одновременно на громадный рояль и на корабль, стоящий на берегу Енисея. Построили филармонию в 1928 году, когда в Красноярске образовалось первое филармоническое общество. 

Сегодня зрителей, подкованных в академической музыке, немного. Но в филармонии не огорчаются, а готовят разножанровый репертуар. Исполняют здесь не только Скрябина, Баха и Шопена, но и рок-хиты – песни Цоя, Кипелова, Nautilus Pompilius.   

Фото: Евгения Федорова / АСИ

В филармонии спокойно относятся к тому, что некоторые люди не знакомы с культурой классической симфонической музыки. Например, не знают, что нельзя хлопать между частями произведения. Да, на них шикают заядлые слушатели, но Марина Наливкина, заместитель генерального директора Красноярской краевой филармонии, считает, что если человек все-таки пришел сюда, в этом есть и их, филармонии, заслуга.

Еще в репертуаре Красноярской краевой филармонии — благотворительные проекты. На странице филармонии заработала кнопка пожертвований, можно приобрести билет в подарок. Филармония заключила договор с тремя НКО: фондом «Добро24.ру» (помогает детям и взрослым с тяжелыми заболеваниями), фондом помощи детям-сиротам «Счастливые дети» и кризисным центром для женщин и их семей, подвергшихся насилию, «Верба».

Теперь любой человек, покупающий билет на концерт, может пожертвовать средства на их поход в филармонию. 

Свою дальнейшую стратегию филармония видит не только в том, чтобы продолжать давать концерты, но и в том, чтобы влиять на систему музыкального образования, на отношение к игре в оркестрах. По словам генерального директора Красноярской краевой филармонии Евгения Стодушного, многие люди считают, что в оркестре играют те, кто не смог сделать сольную карьеру. В филармонии стремятся доказать, что играть в оркестре здорово, и хотят, чтобы в Красноярск приезжали талантливые музыканты из всех уголков страны. 

Евгений Стодушный. Фото: Евгения Федорова / АСИ

Для этого у филармонии есть проект — Сибирский юношеский оркестр, в который отбирают молодых музыкантов из Красноярска и других городов России. Там они обучаются, чтобы повысить исполнительский уровень. Такие инициативы, по словам Стодушного, держатся на волевом усилии человека.

Но важно, чтобы у проекта было ясное будущее вне зависимости от внешних обстоятельств. Именно поэтому нужно стратегическое видение и навыки долгосрочного планирования – например, создание и развитие эндаумент-фонда. С этой целью Евгений сейчас проходит обучение по программе «Стратегия создания и развития фондов целевого капитала», которую реализует Фонд Потанина совместно с Московской школой управления «Сколково».

Вечером Сибирский юношеский оркестр играл Моцарта, Чайковского, Брамса, Элгара и Грига. 

В доступном купеческом особняке

Директор Красноярского художественного музея им. Сурикова Владимир Лузан поступил на курс «Стратегия создания и развития фондов целевого капитала» в 2019 году. По результатам его обучения Фонд Потанина решил сделать поощрительный взнос в эндаумент музея в размере 5 млн рублей.

Красноярский художественный музей появился в 1957 году на базе краеведческого музея. Основной филиал музея располагается в гостевом особняке красноярской династии купцов и промышленников Гадаловых. В здании несколько залов, там экспонируются шедевры коллекции музея — старинные иконы и гравюры, живопись Сурикова. 

Красноярский художественный музей – активный участник грантовых конкурсов фонда. Помимо обучения в Сколково, музей получал грант на создание материально-технической базы для перехода в онлайн в годы пандемии. А в этом году, также при поддержке Фонда Потанина, музей организовал семинар о работе культурных учреждений с людьми с особенностями развития. Семинар длился несколько дней. Люди с особенностями развития участвовали в его организации и проведении: волонтерили на площадках, создавали мерч, проводили мастер-классы. 

С августа художественный музей планирует начать создавать музейный квартал. Работы планируют частично профинансировать за счет доходов от эндаумента музея. По словам Владимира, посещаемость музея часто упирается в инфраструктурные ограничения. К примеру, на выставке Сурикова небольшое здание музея принимало до 1,5 тысяч человек за выходные. А могло быть и больше, ведь люди не всегда готовы стоять в огромных очередях и толкаться в залах.

Владимир Лузан. Фото: Евгения Федорова / АСИ

Комплекс музейного квартала позволит проводить более масштабные события и ввести в экспозицию коллекцию скульптуры. Сейчас для нее не хватает места в основном здании, поэтому красноярцы это собрание до сих пор никогда не видели.  

АСИ знакомилось с грантополучателями Фонда Потанина во время пресс-тура, организованного фондом. 

Дорогие читатели, коллеги, друзья АСИ.

Нам очень важна ваша поддержка. Вместе мы сможем сделать новости лучше и интереснее.

Услуги организаций

Благотворительный фонд Владимира Потанина помогает НКО внедрять технологию эндаумента, выделяет гранты на развитие компетенций сотрудников НКО, на основную деятельность НКО и учреждений культуры в период кризиса, поддерживает лучшие практики личной филантропии и альтруизма, в 75 вузах России реализует стипендиальную программу и предоставляет гранты преподавателям, поддерживает проекты Государственного Эрмитажа и помогает развивать спорт как социальный феномен.

Рекомендуем

«Основной барьер — сознание коллектива»: что мешает инклюзивной среде в культурном учреждении

С какими проблемами сталкиваются учреждения при создании инклюзивной среды и как эти сложности можно преодолеть, спросили у участников открытого лектория «Культура 2.0» в Петербурге.