Елена Тополева, директор Агентства социальной информации, – о том, как на ПМЭФ-2022 обсуждали будущее социальной политики и о роли НКО в ее реализации.

Фото: Татьяна Васильева (инстаграм @vasilyeva.official)/АСИ

Нужна ли нам тема ESG?

На этом форуме, как и на всех последних, была довольно обширная социальная повестка. 

Я вспоминаю времена (пять лет назад и больше), когда там почти не было площадок, посвященных благотворительности, развитию гражданского общества. Что-то, посвященное социальной политике, надо сказать, было всегда, но не более того. 

За последние годы ситуация изменилась очень сильно.

Многие даже говорили, что такое впечатление, будто сейчас на форуме нко-шников больше, чем представителей бизнеса. 

Мне так не показалось. Но то, что я постоянно встречала там людей из НКО, из благотворительных фондов – это правда. 

Социальным вопросам было посвящено много площадок. Одна из тем, уже ставшая постоянной, – женское лидерство. Говорили и про местные сообщества, и про устойчивое развитие, тема ESG (Environmental, Social and corporate Governance — экологическое, социальное и корпоративное управление. -– Прим. АСИ) тоже звучала. Было много высказываний и в социальных сетях, и на форуме, что сейчас, дескать, совсем не время, что тема эта нам совсем «не родная». Кто-то говорил, что люди, обсуждающие вопросы устойчивого развития, «отстали», «болтаются в эпохе до 24 февраля», а «сейчас нам эти ESG уже никакие не нужны…»

Но я рада, что эта тематика все-таки сохранилась.

Мне непонятно, как можно говорить, что забота об экологии, о социальных, управленческих аспектах развития самых разных организаций — и бизнеса, и НКО — нас не волнует, что все это  — не наша забота, и что мы вообще не будем об этом думать…  Какую планету мы оставим нашим детям, нашим внукам? Разве это не важно?

«Выявительный», а не «заявительный» принцип

Еще одна интересная для меня площадка была посвящена будущему социальной сферы в России. Здесь обсуждали, что, как и кому нужно делать, чтобы социальная политика вела к социальной справедливости, способствовала устойчивому развитию, была инклюзивной. И от кого это все зависит.

На этой дискуссии были представители разных ветвей власти. Они рассказали о том, какие изменения произошли за последнее время.

Во-первых, средств на социальную поддержку стало выделяться больше. Соответственно, увеличился объем пособий, льгот и большее количество граждан, нуждающихся в поддержке, ее получили, особенно семьи с детьми.

И второе важное достижение — социальная политика становится все более цифровизованной, настроенной на то, чтобы каждый человек мог легко и просто получить положенную ему помощь без предоставления пакетов бумажных справок. 

Это, конечно, очень хорошо и свидетельствует о серьезной динамике в отрасли. Но было бы интересно действительно прорисовать образ социальной политики будущего. Понятно, что это нельзя было сделать здесь и теперь, в таком лаконичном формате…

На секции я говорила о том, что социальная политика должна быть более «настроенной» на каждого человека. Потому что запросы у людей, очевидно, усложняются, и ожиданий от государства будет все больше. И чтобы на эти изменяющиеся запросы быстро реагировать, государство должно привлекать институты гражданского общества, причем и к планированию этой социальной политики будущего, и к ее реализации.

Мы много уже говорим, например, о том, что должен быть не «заявительный», а «выявительный» принцип.

То есть, помогать нужно не только тем, кто пришел и попросил о помощи, но и тем, кто в ней нуждается, но кого система не видит.

Может, это одинокий человек, который просто не знает о тех льготах, которые ему причитаются, или не понимает, как и куда обратиться. Хотя сейчас, вроде бы, обращаться в инстанции стало легче, но не все владеют интернетом, знают технологии. Тут как раз должны приходить некоммерческие организации: помогать органам власти выявлять этих людей.

НКО и власть: обоюдное влияние

Такое сотрудничество между НКО и органами власти уже есть. В частности, Ольга Баталина, первый заместитель министра труда и соцзащиты, рассказала о том, что все больше негосударственных организаций, в том числе и НКО, привлекаются к оказанию бюджетных услуг — об этом говорят данные, собранные министерством.

Я же предложила проанализировать, насколько успехи социальной политики связаны или не связаны с тем, привлекаются ли в эту сферу негосударственные организации. 

То есть я предложила Минтруду и Совету Федерации, может быть, с Общественной палатой вместе, посмотреть на те регионы, где самая передовая социальная сфера. Проанализировать, насколько у них активны негосударственные организации, в частности, как поставщики социальных услуг. Есть ли тут какая-то корреляция или нет? Мне кажется, интересно было бы такой мониторинг провести. 

Общественная палата РФ уже несколько лет делает «Региональный рейтинг третьего сектора “Регион-НКО“». Он показывает очень большой дисбаланс развития некоммерческого сектора в стране. Мое предположение, моя гипотеза, что в регионах, где все хорошо в социальной сфере, хорошо развит и некоммерческий сектор. В таких случаях, как правило, происходит обоюдное влияние: с одной стороны, НКО вносят существенный вклад в социалку, а с другой — власти передовых регионов обычно уделяют большое внимание поддержке некоммерческих организаций, создают дружественную среду для их работы.

И я уверена — чтобы строить социальную политику будущего, нужен ее общий проект. Чтобы и представители власти, и нко, и бизнеса, и институтов развития более-менее одинаково видели эту картину. И как-то синхронно двигались к этому светлому будущему социальной политики: справедливой, инклюзивной, устойчивой…

Дорогие читатели, коллеги, друзья АСИ.

Нам очень важна ваша поддержка. Вместе мы сможем сделать новости лучше и интереснее.

Рекомендуем