Центр «СОЛь» представил новое исследование — Карту лидеров лучших практик взаимодействия социальных и экологических проектов и бизнеса. Что это за партнерства, как они выглядят, с какими сложностями они сталкиваются?

Фото предоставлено Центром СОЛь

Зачем нужно картирование сообществ

Для проведения нового исследования Центр «СОЛь» вновь обратился к методике картирования. Как поясняют авторы исследования, картирование — это инструмент изучения многообразия лучших практик в сфере образования, социальной сфере, бизнесе. Так, в 2016 году появилась Карта лидеров инноваций в образовании, а в 2018-м — Карта лидеров изменений в социальной сфере СоцЧейн и Карта образовательных проектов России.

«Для нас картирование – это способ описать непонятные, неизведанные территории, сохранив максимальную объективность. Через картирование сообществ мы проводим диагностику среды, субъектов, отношений, паттернов, правил, ресурсов.

Способ картирования позволяет объединять единомышленников, формировать и распространять знания, создавать связи и изменять отношения», — говорит Жюльнар Асфари, сооснователь Центра «СОЛь».

Карта лидеров взаимодействия бизнеса и социальной сферы построена методом «снежного кома», то есть пути от человека к человеку.

На каждом интервью участников спрашивали: «Кого вы можете порекомендовать как лидера лучшей практики взаимодействия социально-экологических инноваций и бизнеса?». Далее следовали за полученными рекомендациями, собирая цепочку социальных инноваторов. Таким образом круг интервьюируемых расширялся, постепенно охватывая всю территорию России.

Во время подготовки новой карты сотрудники центра провели более 200 часов интервью с 97 лидерами из 31 региона России: представителями бизнеса, социальными предпринимателями, создателями благотворительных фондов, руководителями СО НКО и лидерами экологических проектов.

Жюльнар Асфари, сооснователь Центра «СОЛь». Фото предоставлено Центром «СОЛь»

Почему изучают лидеров?

На изучение лидеров исследователей вдохновил Билл Дрейтон, основатель некоммерческой организации «Ашока: новаторы для общества», пионер в описании социальных инноваций. Метафора, которую авторы исследования взяли за основу, звучит следующим образом: «Если есть проблема, то одновременно с ней точно есть решение». Задача состоит в том, чтобы найти того, кто уже решает эту проблему, и помочь ему. Это и есть лидеры.

Кто такие лидеры? Как они сами себя идентифицируют? Что мы о них знаем? Исследователи выделили пять характеристик лидеров:

  • видят проблемы в обществе и ощущают как свои личные;
  • находят и на практике воплощают инновационные идеи для решения таких проблем;
  • стремятся не к разовым локальным, а к масштабным системным изменениям;
  • обладают энергией и умеют аккумулировать различные ресурсы для реализации идеи;
  • волны, которые распространяются по сети лидеров – идеи, инновации, знания.

«Самое важное – умение ставить цели для решения задач, аккумулировать ресурсы, собирать их вокруг себя и делегировать это лидерство дальше. Лидеры распространяют идеи инноваций, это всегда открытые системы», — поясняет Андрей Андрусов, заместитель директора Центра «СОЛь».

Что делает великие НКО великими?

Одновременно с тем, как Центр «СОЛь» задался вопросом о важности партнерств, в издательстве «Нужна помощь» при поддержке фонда «Абсолют-помощь» вышла книга «Силы добра. Шесть практик влиятельных социальных проектов» Лесли Р. Кратчфилда и Хедер Маклауд Гран. Авторы книги на примере нескольких зарубежных НКО описывают основные практики, которые применяют эти организации в своих внутренних и внешних проектах. Используя их, некоммерческие проекты могут по-настоящему влиять на социальную ситуацию, менять повестку, отношение общества к проблемам и способам их решения.

Это работа с правительством, вовлечение отдельных людей, работа с бизнесом, сотрудничество с НКО, адаптация и распределенное лидерство.

«Все успешные организации используют все шесть практик. Но для того чтобы быть актуальными в определенный момент времени, есть две внутренние практики: адаптация, то есть НКО очень гибкие, меняют тактику работы, а во-вторых, они умеют делиться лидерством. Мы решили сфокусироваться на одной из практик – работе с бизнесом и посмотреть, как это влияет на эффективность НКО», — говорит Жюльнар Асфари.

Немного цифр

На карту лидеров попали 297 человек, участвующих в партнерстве между социальными проектами и бизнесом.

68% лидеров — женщины. Причем среди лидеров с большим количеством рекомендаций доля мужчин не выше, а ниже.

«Мы это объясняем тем, что наша карта про партнерство, а в партнерстве нужно уметь договариваться. У женщин, это общеизвестно, лучше с эмпатией», — комментирует Андрей Андрусов.

Средний возраст лидера – 40 лет, но разброс довольно велик: почти 30 лидеров младше 30 лет и 50 — старше 50 лет.

В карту вошли представители более 30 городов России и зарубежья. Большинство лидеров (185 человек) находятся в Москве, 41 – в Санкт-Петербурге, а шесть — в других странах.

Среднее количество входящих рекомендаций на человека — 1,7, то есть того или иного лидера, в среднем, рекомендуют 1,7 человека. Средняя «длина пути» между лидерами равна 4,3 (то есть дотянуться до любого лидера участник карты может через четыре рукопожатия).

В ТОП-5 лидеров, набравших больше всего рекомендаций, вошли: Дарья Алексеева, CharityShop (21 рекомендация), Екатерина Халецкая, Impact Hub Moscow (14 рекомендаций), Любовь Ермолаева, BuySocial (12 рекомендаций), Гузель Санжапова, Cocco Bello (11 рекомендаций), Евгения Чистова, «Билайн» (10 рекомендаций).

Карта лидеров лучших практик взаимодействия социальных и экологических проектов и бизнеса. Фото предоставлено Центром «СОЛь»

Виды взаимодействия социальных инноваторов и бизнеса

У каждого проекта есть различные формы взаимодействия с бизнесом. Детализировать их можно следующим образом:

12,5% — социальные инноваторы используют бизнес-подходы для устойчивости и масштабирования импакта

14,9% — бизнес внедряет социальные инновации в собственные бизнес-процессы

72,6% — партнерства между бизнесом и социальными инноваторами, где бизнес является плечом

«У большинства проектов есть все эти модели. В каждом из этих сегментов они что-то используют и проявляют ту самую адаптивность, чтобы менять тактику, в зависимости от внешних обстоятельств и этапов реализации проектов», — говорит Жюльнар Асфари.

Примером внедрения бизнес-подходов в социальный проект является CharityShop, а внедрения социальных инноваций в бизнес – группа компаний «ЭФКО».

Исследователи прослеживают эволюцию форм сотрудничества: благотворительность и целевые грантовые программы становятся первым шагом на пути к социальным инвестициям и созданию инфраструктуры. И если раньше самой популярной моделью сотрудничества были прямые пожертвования от бизнеса, то в исследовании 2021 года выяснилось, что более двух третей случаев взаимодействия — это либо взаимовыгодные партнерства, в которых бизнес выступает как плечо для масштабирования социального воздействия, либо использование бизнеса как модели для социальных инноваций.

Зачем партнерство бизнесу?

«Бизнесу реально нужно социальное воздействие. Он хочет быть социально ответственным, заинтересован в устойчивых формах поддержки социальных инноваций и ищет новый смысл, помимо прибыли», — говорит Андрей Андрусов.

Почему партнерство получилось? Потому что есть общее «зачем», то есть общие цели у бизнеса и социального проекта, неравнодушные инвесторы и владельцы бизнеса, дисциплина, а также понимание возможностей и ограничений друг друга.

Исследователи назвали инсайты от лидеров, развивающих партнерства. Выяснилось, что бизнес ищет в открытых источниках очевидные свидетельства готовности социальных инноваторов к партнерству. Кроме того, он готов проявлять допустимую гибкость и перенастраивать бизнес-процессы, в том числе усложняя их. Также бизнес понимает, что фокусность и долговременность усилий дают результат.

Фото предоставлено Центром «СОЛь»

В фокусе внимания

В каждом картировании исследователи задают вопрос о вызовах, препятствиях и потребностях. Как показало новое исследование, развитие открытости в обществе больше интересует социальных инноваторов (92%), чем представителей бизнеса (8%). Повестка устойчивого развития, напротив, не интересует социальных инноваторов (10%), зато 90% бизнеса живут в рамках этой повестки.

Сложность взаимодействия с государством беспокоит бизнес значительно меньше (19%), чем социальных инноваторов (81%). Тем временем, представители социальных инноваций чувствительнее к личным потребностям (79%), чем бизнес (21%).

На основе собранных интервью были составлены чек-листы «Готов ли ты к коллаборации?» отдельно для бизнеса и для социальных инноваторов. Посмотреть их можно по ссылке.

Среди основных выводов, к которым пришли исследователи, — совместный опыт приносит взаимное обогащение.

«Просто деньги — это наименее эффективно. Знать себя и партнера – прямой путь к успешной практике, нужно смотреть на сильные и слабые стороны. У бизнеса своя роль, у социального предпринимателя — другая. Каждый должен делать то, что умеет лучше всего. Нужны рефлексии для взаимонастройки, система измерения эффективности и обратной связи, а также баланс социального и бизнесового», — заключают исследователи.

Более подробно ознакомиться с результатами исследования можно на сайте. Интерактивная карта представлена здесь.

Дорогие читатели, коллеги, друзья АСИ.

Нам очень важна ваша поддержка. Вместе мы сможем сделать новости лучше и интереснее.

Рекомендуем

Форум доноров опубликовал исследование о корпоративных социальных инвестициях в 18 странах мира

Это результат единственного в своем роде международного исследовательского проекта, который направлен на объединение усилий компаний в области защиты окружающей среды, социальных вопросов и корпоративного управления.

Росбанк и Impact Hub Moscow: как стать успешным социальным предпринимателем

Эксперты Росбанка и Impact Hub Moscow подготовили обзор бизнес-стратегий социальных предпринимателей в сфере инклюзии. Они выделили критерии успешных проектов, отметили ошибки и сформулировали стратегию, чтобы…