О первом в Оренбуржье доме сопровождаемого проживания для людей с ментальными нарушениями.

Фото из архива Ольги Тимошенко.

Дом Ольги

Дом сопровождаемого проживания появился в Орске благодаря Ольге Тимошенко, директору Территориального центра социальной адаптации «Маяк».

Один из ее сыновей, Женя, родился особенным. «Я искала “волшебную таблетку” для своего ребенка, мечтала, что когда-нибудь его вылечу. Я приезжала из очередного места и не получалось. Но откуда-то брались же силы, чтобы встать и снова начать искать эту волшебную таблетку», — рассказывает Ольга.

Идею создания дома сопровождаемого проживания она вынашивала несколько лет. Сначала мечта казалась несбыточной. Но чем старше становился сын, тем больше была уверенность, что создать такой дом необходимо.

Ольга понимала, что ребенок рано или поздно останется один, ведь родители когда-то уходят. Она не хотела, чтобы Женя стал обузой для брата или других родственников. А мысль о том, что он попадет в интернат или дом престарелых и всю жизнь проживет взаперти, была невыносима.

О своей идее Ольга рассказала председателю попечительского совета Гайского дома-интерната для особенных детей отцу Сергию Баранову. Батюшка ее поддержал.

Три года Ольга изучала опыт других городов и искала подходящий объект. Дом появился благодаря меценатам — коттедж специально для этого выкупили предприниматели из Москвы. Проект «Как все» также поддержали местные бизнесмены. Помогала и вся семья Ольги, в том числе ее старший сын Михаил Тимошенко, солист Парижской и Венской оперы.

В доме есть мастерская по пошиву лоскутных изделий, столовая, приусадебный участок. Здесь выращивают помидоры, лук, редиску, чеснок, едят свежее, с грядки, и на зиму консервируют.

Фото из архива Ольги Тимошенко

В здании гаража сделали ремонт и оборудовали гончарную мастерскую. Монастырь подарил муфельную печь и гончарный круг. Гончарка сразу задумывалась не как кружок, а как действующее производство. В ней хотели изготавливать керамическую плитку, но запустить процесс не удается: ищут средства на специальные краски, глазурь, стеки, сушильный шкаф и разные формы. Возможно, удастся получить грант на развитие.

Семеро

Пока искали дом, Ольга ездила в Гайский интернат, где создала модельную группу. Мальчики в ней учились общаться, готовить, считать деньги. За несколько лет они сплотились, стали единой семьей. Ольга испугалась, что ребят разберут по другим интернатам и домам престарелых в силу возраста.

В ее дом воспитанники переселились все вместе, всемером, с воспитателями из интерната — Ольгой Нестеренко и Еленой Емец, и психологом Натальей Куликовой. Педагоги и психолог проработали в интернате много лет и участвовали в процессе воспитания мальчиков.

Семья Ольги Нестеренко переехала в Оренбург, и теперь Ольга живет на два города: неделю там, неделю здесь. «Все родные, все любимые, я не смогла их бросить, — поясняет она. — Каждый из этих ребят совершенно особенный. И дело не в диагнозе, а в таланте. Моя семья меня поддержала в этом».

Жильцы

Сейчас в доме семь юношей и одна девушка.

Татьяне 33 года, она занимается в мастерских дома и монастыря. Живет отдельно, на съемной квартире, с сопровождением.

Юра работает в курятнике при Иверском женском монастыре. Каждый день чистит птичник, кормит кур, собирает яйца. Всё в порядке, он справляется.

Андрей шьет лоскутные одеяла в мастерской, тщательно подбирая цвета и фактуру лоскутов для будущего изделия. Технику «пэчворк» осваивает и Татьяна.

Григорий плетет необычные вещи из бумаги — вазы, корзины. Работа кропотливая — на создание одной вещи уходит несколько недель.

Максим ежедневно грузит и развозит по городу хлеб и молоко из пекарни и сыроварни. Он очень серьезно относится к своим обязанностям.

Артур и Валентин ходят в пекарню — режут сухари, чистят овощи, фасуют буханки. Коллектив пекарни отмечает, что они работают очень чисто и аккуратно.

Фото из архива Ольги Тимошенко

В доме установлен строгий график и дисциплина.

Ребята по очереди поддерживают порядок, умеют готовить супы, блины и печенье, консервы на зиму.

Познакомились с инфраструктурой поселка, знают, где аптека и магазин, стали увереннее и мечтают о самостоятельной жизни.

Конечно, стать полностью самостоятельными смогут не все. Тем, кто решится жить отдельно, будет страшно, сложно и одиноко, ведь они привыкли быть в коллективе и в интернате, и в доме. Ольга переживает за каждого воспитанника как за родного сына.

Пятеро прошли экспертизу и через суд доказали свою дееспособность. Ребята шли к этому долго, ежедневно занимаясь в модульной группе, на практике приобретая опыт самостоятельности. Один из них теперь живет отдельно. Опекунство и попечительство нужно только двум из семерых.

Двери дома всегда открыты для выпускников, даже после окончания проекта.

Грант

Сейчас проект «Живу самостоятельно» реализуется на средства федерального гранта. Его сумма в пределах полумиллиона рублей и подлежит строгой отчетности.

Грант дает обитателям дома возможность жить как все, приобретать новые навыки. Ежедневная занятость дисциплинирует и сокращает дистанцию между ними и окружающим миром, позволяет стать нужными, работать и зарабатывать. Стать частью социума для тех, кого он отвергает, — это счастье.

Ольга Тимошенко объясняет: «Знаете, как сложно, когда молодежь тебе в спину говорит: “Он с дурки”. Мне это крайне неприятно. Я своим говорю: “Ребята, мы все разные. И воспринимать нас будут по-разному. Не потому, что мы странные, кто-то из интерната, а кто-то нет. Мы просто разные. Но и обычных людей воспринимают не одинаково: кто-то хорошо, кто-то плохо”».

Фото из архива Ольги Тимошенко

В процессе обучения и совместной жизни становится ясно, что еще требует изменений. Ольга поняла, что нужно работать не только над финансовой грамотностью, правилами безопасности и бытовыми навыками — этого не достаточно.

Особенным людям сложно общаться с другими людьми: есть свой маленький мирок и пустить туда кого-то сложно. «Почему бы с нами не пожить другим ребятам, которые никогда не жили в интернате?» — подумала Ольга. Так родилась идея проекта «Взрослые дети».

Сейчас Ольга хочет принять в дом троих особых людей из возрастной категории 25+, которые всю жизнь живут с родителями. Их нужно научить самостоятельной жизни, а родителям помочь «отпустить» своих необычных детей.

Ольга планирует подать заявку еще на один грант. Предварительно, он рассчитан на два года — с каждым особенным человеком нужно минимум три месяца только подготовительной индивидуальной работы. С учетом адаптации, погружения в атмосферу и закрепления навыков сроки растягиваются на несколько лет.

Тепло для дома

Сейчас лето, но дом уже начали готовить к зиме. Коттедж был построен из силикатного кирпича в 90-х и нуждается в утеплении. Прошлой зимой было так холодно, что жильцам приходилось ночевать в одной комнате, чтобы поддерживать нормальную температуру. Их согревала мысль, что они не в интернате, а дома.

Часть материалов для утепления уже закупили, но стройматериалы подорожали, и ремонт временно остановился. Для закупки рулонов утеплителя и плит каменной ваты не хватает 480 тысяч рублей, еще 360 тысяч нужны для оплаты работ.

Жильцы дома многое готовы сделать своими руками. Главное, успеть до холодов. Дождливая погода тоже не помогает — работы откладываются, а уже сделанное мокнет.

Помочь первому в Оренбуржье дому, где самостоятельно живут и работают молодые люди с ментальной инвалидностью, можно здесь.

Материал подготовлен по программе «НКО-Сократ». Ее реализует Фонд «Искусство, наука и спорт» совместно с Агентством социальной информации и при поддержке правительств Белгородской, Оренбургской областей и администраций Курской и Смоленской областей.

Дорогие читатели, коллеги, друзья АСИ.

Нам очень важна ваша поддержка. Вместе мы сможем сделать новости лучше и интереснее.

Рекомендуем

Псковскую область назвали передовой по развитию системы сопровождения людей с ментальной инвалидностью

Представители ЦЛП «Особое детство», БФ «Образ жизни» и Министерства труда и соцзащиты РФ побывали в социальных учреждениях области и обменялись опытом с псковскими коллегами.

Год рождения — 2020

Эксперты говорят о том, что 2020 год оказался тяжелым для некоммерческого сектора, и целый ряд организаций вынуждены прекратить или приостановить деятельность. По просьбе АСИ Елена…