Побои, развод и месть супруга – история Ольги похожа на множество подобных о домашнем насилии. Как ей помог Консорциум женских НПО, и почему это дело важно для формирования в России практики дел о нарушении частной жизни.

Ольга Деминова. Фото из личного архива.

«У меня были розовые очки 13 лет»

Богданович – небольшой город к востоку от Екатеринбурга. Здесь, по словам Ольги Деминовой, «все всех знают», но с будущим супругом Дмитрием она познакомилась только в августе 2006 года на городском мероприятии.

Ольга была студенткой четвертого курса, а Дмитрий, на пять лет старше нее, как раз вернулся из Москвы: подрабатывал на стройке. «Его настойчивые ухаживания сделали свое дело», – вспоминает Ольга. Через полгода она забеременела, у пары родилась первая дочка. 

Дмитрий, по словам Ольги, избегал женитьбы, отказывался прописать дочь в родительской квартире, после ссоры мог выбросить Ольгины вещи на лестничную площадку. Иногда ей случалось с ребенком на руках убегать к маме.

В 2009 году Ольга впервые вызвала полицию, чтобы «угомонить Дмитрия», но это ни к чему не привело: полицейские даже не провели с мужчиной беседу, а Ольгу попросили только написать объяснительную.

Когда дочери исполнилось семь лет, Ольга поставила Дмитрию условие: свадьба или расставание. Ей казалось, что законный брак даст чувство безопасности. Ольга и Дмитрий поженились, в 2015 году у них родилась вторая дочь. 

Ольга вспоминает, что иногда у Дмитрия случались приступы ярости. Первая крупная ссора произошла в июле 2018 года – женщина уже не помнит, из-за чего. Была ночь, дети спали. Дмитрий был нетрезвым, и во время ссоры набросился на жену. Ольга вызвала свекровь, и вместе женщины пытались его успокоить, но безрезультатно. Ольга ушла ночевать к свекрови, но Дмитрий, взяв выдергу, пошел за ними. Ворвавшись в квартиру матери, мужчина ударил Ольгу и свою младшую сестру.

Потом свекровь говорила, будто ничего не помнит. По словам Ольги, женщина считала, что та виновата сама, раз Дмитрий поднимает на нее руку. При этом свекровь обмолвилась, что в Москве Дмитрий бил свою сожительницу, и его сдали в полицию «как мешок картошки». 

Спасаясь от мужа с выдергой, Ольга выскочила из дома. Дмитрий погнался за ней. Женщина добежала до диспетчерской службы такси, вызвала полицию. Полицейские приехали, опросили ее. Дмитрий, вспоминает Ольга, лежал дома на диване и притворялся, будто крепко спит. Сотрудники обещали вернуться утром и провести с ним профилактическую беседу. Назавтра Ольга специально осталась дома – никто не пришел. Муж за свое поведение не извинился, но Ольга все равно не стала писать заявление о побоях: было страшно и непонятно, как это делается. 

«Я думаю, он [Дмитрий] всегда был таким, просто у меня были розовые очки 13 лет. Я по глупости, по молодости все это не разглядела. Сама виновата, что с таким человеком жила. Было видно, как он относится к своей матери: никакого уважения. Все идет из семьи – у них папа такой же был. Люстру срывал с потолка и сбрасывал с балкона», – говорит Ольга. 

Иногда доставалось и старшей дочери: Дмитрий придирался, что она плохо прибирает квартиру. Однажды семья готовилась ко дню рождения Ольги, и Дмитрий отправил дочь на улицу, чтобы не мешалась под ногами. Девочка стала спорить, и отец отхлестал ее штанами по спине. В другой раз мужчине не понравилось, как дочь помыла пылесос, и он ее ударил. На протесты жены Дмитрий отвечал: «Ничего ей не сделается». 

Через год, после очередной ссоры, Ольга с дочерьми уехала на дачу. Пока она была у соседки, Дмитрий увез детей и запер дом, где остался телефон жены. Добравшись до города, Ольга предложила мужу развестись, но Дмитрий заверил, что этого больше не повторится. Супруги помирились. 

Если вы столкнулись с домашним насилием, посмотрите инструкции Кризисного центра для женщин. Юристы рассказывают, что делать, если к вам применяют физическое насилие, угрожают убийством или преследуют в интернете, как снять побои, куда обращаться, если полиция бездействует.

Если вы находитесь в опасности и нуждаетесь в помощи, позвоните на горячую линию Центра «Насилию.нет» (*признан Минюстом НКО-иностранным агентом)  по номеру:
+7 (999) 916-3000.

Развод с «неадекватным»

Мартовской ночью 2020 года Ольга приняла окончательное решение: развод. «С каждый разом он наносил побои все сильнее и сильнее, я понимала, что будет хуже».

«Я уже легла спать, он захотел любви, я отказала. И началось: стал стаскивать меня с кровати, за руки, за волосы, обливать водой, вытаскивать мои вещи. Я оказалась на лестничной площадке в нижнем белье, постучалась к соседям, никто не открывал. Квартиру он не закрыл, и я зашла, надела штаны, шлепки, и пошла ночевать к брату – он живет в доме напротив. Дети в это время были у мамы. Ничего не соображала, полицию вызвала на следующий день», – вспоминает женщина. 

Во время ссоры Дмитрий порвал паспорт жены – из-за пандемии она не могла восстановить его два месяца. Еще мужчина забрал телефон и банковские карты Ольги, когда их заблокировали, привез обратно. «Мне только после расставания знакомые стали говорить: как ты с ним жила? У него даже кличка была “неадекватный”».

Ольга с детьми ушла жить к своей маме. Страшно, говорит, не было: ее поддержали близкие, а еще она была финансово независима.

«Я работала руководителем на предприятии, встала на ноги и понимала, что все-таки выживу без него».

У Дмитрия, по ее словам, стабильной работы до сих пор нет – в трудовой книжке заполнено уже два вкладыша. Одно время мужчина работал инспектором ГАИ, где-то подрабатывал, ездил на вахту, а потом мог «полгода сидеть дома». 

В итоге на развод подал Дмитрий и очень, по словам Ольги, этим гордится. 

«Возьмем ваше дело на особый контроль»

В конце апреля Деминова стала искать группы помощи в соцсетях, и вышла на юриста Ольгу Неклюдову из Вологодской области. Правозащитница поддержала женщину морально и посоветовала обратиться за юридической помощью в Консорциум женских неправительственных объединений.

Там адвокат Александра Кузнецова, сотрудничающая с Центром защиты пострадавших от домашнего насилия при Консорциуме женских НПО, проконсультировала Ольгу, как можно привлечь Дмитрия к ответственности.

«Не ожидала, что организация будет так помогать. Есть добрые люди на свете. Если бы не Ольга, не консорциум, я бы не смогла дойти до конца. Поддержка родных и юристов давала колоссальные силы».

В мае Деминова обратилась в полицию с просьбой привлечь Дмитрия к уголовной ответственности за неисполнение обязанностей по воспитанию детей. Она написала, что с 2018 по 2020 год мужчина причинял телесные повреждения старшей дочери. На опросе Дмитрий говорил, что этого не было, просто пытался приучить девочку к порядку. И добавил, что Ольга специально настроила дочь против него, чтобы ускорить бракоразводный процесс. 

Ольга Деминова. Фото из личного архива

После развода Дмитрий начал мстить: выслеживал Ольгу в городе, угрожал убийством, выкладывал в соцсети ее фотографии. Мог перевести ей на карту две копейки, сопроводив перевод оскорбительным сообщением. 

Однажды мужчина напал на Ольгу на улице, схватил за руки, она закричала. Прохожие девушки отвели ее в магазин, откуда она вызвала полицию. После опроса Ольга поехала снимать побои, а участковый остался опрашивать свидетельницу. Потом девушка рассказала Ольге, что полицейский во время опроса удивлялся шуму, который она подняла из-за побоев:

«Да что тут такого, это же не перелом». После этого случая Ольга стала носить с собой газовый баллончик.

Женщина несколько раз обращалась в полицию – на Дмитрия составляли только административные протоколы по ст. 6.1.1 («Побои»). Возбуждать уголовное дело по ст. 117 («Истязание») отказывались: якобы невозможно доказать, что у мужчины был умысел «на причинение страданий путем систематического нанесения побоев». 

Адвокат Александра Кузнецова с отказом не согласилась, объяснив: по ст. 117 важно не просто сколько раз применялось насилие, но и интенсивность воздействия на потерпевшую, «восприятие человеком этих многократных актов как чего-то непрекращающегося, постоянного».

«Отказы и бездействие полиции, как минимум, раздражали. О проблеме домашнего насилия говорить нужно, но я пока не вижу, что правоохранительные органы поменяли к нему отношение. “Бытовуха”, как они говорят», – считает Ольга. 

В ноябре она обратилась в Следственный комитет, и через три месяца ее пригласили на личный прием. «Там увидели, что у меня каждое заявление по полочкам разложено, и сказали: “Возьмем ваше дело на особый контроль”». 

Месть

Уголовные дела против Дмитрия все-таки возбудили в начале 2021 года. Статьи были: истязание несовершеннолетнего (п. «г» ч. 2 ст. 117 УК РФ) и нарушение неприкосновенности частной жизни (ч. 1 ст. 137 УК РФ). 

Мужчину это не отрезвило – пока шел процесс, он выложил фото Ольги с синяками, подписав: «Вот что делают с теми, кто поддерживает правый сектор». Ольга обратилась в Следственный комитет, там начали проверку. 

Еще Дмитрий написал на бывшую жену заявление, в котором обвинил ее в избиении старшей дочери. Показания дочери это опровергли. Потом было заявление о краже: якобы Ольга украла его обручальное кольцо.

«Когда он изрезал мои вещи и свалил все в сумку, там была бижутерия и его кольцо. Так оно оказалось у меня», – объясняет Ольга. Ее вызвали в уголовный розыск. «Когда я принесла им это кольцо, полицейский засмеялся: “Ну и идиот же он!”». 

Фото: Mozhgan Elahi/ Pexels

Потом Дмитрий заявил, что Ольга продает его имущество: дело было в автомобильной покрышке, которая досталась Дмитрию где-то по блату и которую Ольга продала в интернете за пару тысяч рублей. Органы отреагировали на заявление Деминова, и за Ольгой приехал УАЗик с тремя полицейскими. Женщина написала объяснительную. Потом к ней приезжал участковый, задавал уточняющие вопросы. В возбуждении уголовного дела Дмитрию отказали.

Суд

Прокурор запросил для Дмитрия четыре года лишения свободы за истязание дочери и 50 тыс. рублей штрафа за вторжение в частную жизнь. 

В начале мая 2022 года суд признал Дмитрия виновным.

Наказание оказалось мягче: штраф 25 тысяч рублей и три года условно, но если Деминов в течение этого срока нарушит закон, условный могут заменить заключением с ограничением свободы.

«Мы не стали обжаловать решение суда – хотя бы его признали виновным, не оправдали, как бы он ни пытался [уйти от ответственности]», – говорит Ольга. 

А вот Дмитрий решение суда обжаловал, и чем закончится эта история, пока неясно. 

Александра Кузнецова
адвокат, сотрудничает с Консорциумом женских НПО

Важно, что по данному делу удалось добиться привлечения к ответственности за незаконный сбор и распространение сведений о частной жизни лица по ст.137 УК РФ. Часто домашнее насилие сопровождается провокациями, публикациями в Сети сведений частного характера. Но доказать, кто произвел сбор данных, с какого носителя, кем опубликовано довольно сложно. По данному же делу полностью установлена вина и причастность лица в публикации видео личной жизни потерпевшей, которую он тайно от нее произвел и без ее согласия опубликовал. Этот приговор крайне важен для становления практики в России дел о нарушении частной жизни. Необходимо формировать в обществе понимание ответственности за свои публикации в Интернете.

В данном деле также удалось доказать истязание в отношении несовершеннолетней дочери. Суд учел показания самой девочки, их подробность, хронологию, логичность. В совокупности с показаниями свидетелей слова потерпевшей стали достаточными для установления их правдивости. Ведь часто в семье никто не фиксирует телесные повреждения, агрессию, оскорбления. И, кроме показаний членов семьи, доказать жестокое обращение сложно. При этом члены семьи терпят такое отношение долго, особенно несовершеннолетние, которые изначально находятся в зависимом состоянии от взрослого. Я рада, что в данном деле показания дочки стали основополагающими и были приняты во внимание судом.

В новую жизнь

Зимой Ольга вместе с дочерьми переехала в соседний город. Девочки не общаются с отцом, старшая его боится. «Он раз подошел к ней на улице, пытался обнять. Она мне потом звонит, плачет: “Я папу увидела, сильно испугалась”». 

«Я до сих пор хожу с газовым баллончиком. Постоянно оглядываюсь, мне кажется, что он появится. Когда вижу машину, как у него, – внутри дрожь», – говорит Ольга. 

Дмитрий знает, куда переехала бывшая жена. Сам он остался жить в Богдановиче в квартире, купленной с помощью материнского капитала. Квартиру по суду разделили на всех членов семьи, но из-за долгов на нее наложен арест на регистрационные действия: сделать ничего нельзя. Ключей у Ольги нет, коммуналку бывший муж не оплачивает. Всего у мужчины, по словам Ольги, около 300 тысяч разных долгов: коммунальные услуги, штрафы, алименты. 

«Я стала сильнее, стала по-другому смотреть на людей, оценивать их. Раньше, бывало, на что-то закрывала глаза, молчала. Сейчас, если мне что-то не нравится, я обозначу это. Раньше я думала: я еще неплохо живу, у других бывает хуже. А сейчас думаю, что нужно жить лучше. В последнее время жизнь, конечно, поменялась. Окружают меня сейчас только позитивные люди», – говорит Ольга.

Ольга Деминова. Фото из личного архива.

Консорциум женских неправительственных объединений работает с 1993 года. Консорциум защищает права и интересы женщин, занимаемся гендерным просвещением и защитой пострадавших от домашнего насилия. В консорциум можно обратиться за бесплатной помощью при дискриминации на работе, если не выплатили социальное пособие или в случае домашнего насилия.
В 2017 году консорциум запустил проект «Центр помощи пострадавшим от домашнего насилия» при финансовой поддержке Фонда президентских грантов. Полезные материалы для пострадавших, а также экспертов, работающих в этой теме, можно найти тут.

Материал подготовлен по проекту «НКО-координаты». Проект реализуется Агентством социальной информации при поддержке Фонда президентских грантов.

Дорогие читатели, коллеги, друзья АСИ.

Нам очень важна ваша поддержка. Вместе мы сможем сделать новости лучше и интереснее.

Рекомендуем